«Он перед стартом сказал, что после болезни не восстановился, ноги не едут, а пульс высокий». Российский велогонщик умер на соревнованиях в 22 года

«Он перед стартом сказал, что после болезни не восстановился, ноги не едут, а пульс высокий». Российский велогонщик умер на соревнованиях в 22 года
Павел Свешников / Фото: © Instagram Павла Свешникова
Черный день российского велоспорта.

Сегодня в 19:22 автору этих строк прислали видео с записью того, как велогонщика Павла Свешникова увозят на носилках с полотна трека в Крылатском, где в тот момент проходил Гран-При Москвы. Изначально информация была противоречива: во-первых, перепутали двух Свешниковых, Павла и Кирилла, двоюродных братьев, а во-вторых, сказали, что упал гонщик в ходе завала.

Открыть видео

Уже спустя пару минут очевидцы уточнили — падение произошло не в завале, а на ровном месте. Немного спустя пришла информация о том, что спортсмену не могут запустить сердце, дефибриллятор не помогает. И наконец, сразу несколько гонщиков, присутствовавших на треке, подтвердили — Павел Свешников умер.

Слова, которые использовали очевидцы в разговоре с автором, совершенно нецензурны. Других у людей, в ходе своих спортивных карьер видевших всякое, не было. В шоке оказались все.

Чуть позже, когда свидетели трагедии наконец смогли хоть что-то говорить, появились подробности:

— Он мне перед стартом сказал, что после болезни еще не восстановился, ноги не едут, а пульс высокий. Отъехал в отрыв из трех человек, но вернулся через полкруга и потом потерял сознание. Его откачивали минут 20, но ничего не смогли сделать. Парни говорят, у него проблемы с сердцем с детства были, — сказал один из спортсменов.

В данный момент неизвестно, что за болезнь была у Павла и как он получил медицинский допуск к соревнованиям. Автор не пытается свалить вину на врачей, но очевидно, что теперь к их заключениям будет самое пристальное внимание, причем со стороны правоохранительных органов.

Президент ФВСР Вячеслав Екимов, сам прошедший в велоспорте абсолютно все, когда удалось до него дозвониться, говорил не своим голосом.

— Я был очевидцем событий, находился на треке в этот момент. Шла групповая гонка, Павел поехал в отрыв, но отстал, хотя скорость была не очень большая. После этого он поднялся наверх по полотну трека, чтобы пропустить группу, я следил за ним. И в какой-то момент он совсем практически встал, я даже удивился. Повернулся, чтобы посмотреть, где группа, и как раз тут он упал.
— Была оказана медицинская помощь, сначала на треке, затем приехала реанимация, но ничего не удалось сделать. Врачи в таких случаях немногословны, поэтому их заключение будет позже. Но я считаю, что проблема в сердце, потому что, повторюсь, падение не могло стать источником проблемы, он упал на очень небольшой скорости.
Открыть видео

Сейчас нельзя утверждать, что виноваты те или эти, для этого нет оснований, нужно дождаться заключения врачей. Пока что есть просто ужас от произошедшего: 22-летний парень ушел из жизни буквально на ровном месте. В велоспорте люди готовы ко многому: к переломам, сотрясениям, потерям сознания, тяжелым травмам. Но они не готовы к такому. Все, с кем удалось поговорить — а многие просили не давать их речь в СМИ, — все — в ужасе.

Да, смерти велогонщиков на ровном месте в последние годы, к сожалению, не новость. Самая громкая, но очень далекая от нас, от России, — Михаэль Голартс, 23-летний бельгиец, упавший в ходе гонки Париж-Рубэ 8 апреля 2018 года. Тогда это произошло в прямом эфире, а внимательное изучение статистики неожиданных смертей молодых спортсменов показало страшные цифры: за 2016-2017-м от проблем с сердцем умерло четыре молодых велогонщика:

  • 28 марта 2016-го от сердечного приступа на гонке точно так же, как и Голартс, умер Даан Мингер. Ему было 22 года.
  • 9 мая того же года Гийс Вердик (21 год) умер после того, как был помещен в искусственную кому, испытав сердечный приступ во время гонки.
  • 20 марта 2017-го Насер Заки в возрасте двадцати двух лет скончался от сердечного приступа во время гонки на треке.
  • 6 ноября того же года у себя дома во сне умер бельгиец Бьярне Ванакер. Ему было двадцать.

И еще четыре футболиста:

  • 4 марта 2018-го на 32-м году жизни во сне из-за проблем с сердцем скончался защитник «Фиорентины» Давиде Астори.
  • 7 марта из-за злокачественной аритмии умер подающий надежды шестнадцатилетний голкипер Хамза Бринисс, игравший за «Саонара Виллатора».
  • Через два дня, в ночь с 8 на 9 марта, ушел из жизни восемнадцатилетний полузащитник французского «Тура» Томас Родригез.
  • Самба Диоп, защитник второй команды «Гавра», умер 7 апреля в возрасте 18 лет.

И вот спустя два года Свешников. И тоже, по словам тех, кто его знал, общался, да и по словам Екимова, — сердце. Тогда, в 2018-м, врач сборной России по футболу Эдуард Безуглов дал разумное объяснение этой страшной статистике:

— Хочу напомнить, что таких случаев достаточно много, просто не все они вызывают резонанс. Всему этому есть объяснение. Даже самый подробный медосмотр не всегда способен выявить скрытно протекающую патологию, которая внешне не проявлялась. Есть статистика: средний возраст погибших от внезапной кардиальной смерти составляет всего 23 года. При этом мужчины погибают в девять раз чаще, чем женщины, и до сорока процентов всех случаев приходится на молодых людей до 18 лет. На сто тысяч, занимающихся спортом, в год регистрируется пять-шесть таких смертей, при этом к ним относят не только те, что произошли на тренировке, но и в течение суток после нее. В Европе 40% всех подобных случаев приходятся на футбол, в США лидируют баскетбол и американский футбол. В моей практике однажды во время предконтрактного обследования футболиста углубленный осмотр выявил патологию, которая приводила к тому, что ночью пульс этого игрока мог несколько раз снижаться до 10-11 ударов в минуту. После этого ни о каком футболе речи уже не шло, спортсмену нужно было ставить кардиостимулятор, а ведь субъективно он чувствовал себя абсолютно нормально! Скажу больше, иногда уже после летального исхода во время вскрытия у таких людей ничего не находят и не могут точно установить причину смерти.

Да, то, что говорит Безуглов, логично — действительно далеко не все проблемы с сердцем можно выявить на медосмотре. Но Свешников недавно болел, и версию осложнений после болезни исключать нельзя, а это уже совсем другой случай. И очень хотелось бы самого пристального расследования причин данной трагедии. Могли ли врачи запретить Павлу ехать, были ли у них на то основания или действительно он полностью проходил по требованиям для допуска на старты?

Пытаться объяснить сейчас то, что произошло всего пару часов назад, — невозможно. Можно лишь выразить соболезнования всем родным и близким, всему очень небольшому миру велоспорта, всем, кто знал Павла. Это страшно, просто страшно.