live
Бокс/MMA

«В 94-м приехал в Грозный на зимние каникулы». История бойца, за которым следит миллион пользователей в Facebook

21 октября 2016 23:00
«В 94-м приехал в Грозный на зимние каникулы». История бойца, за которым следит миллион пользователей в Facebook

После 12 побед подряд боец ММА Мамед Халидов взял перерыв на год и рассказал «Матч ТВ», как начались для него дружба с Александром Шлеменко (бой Шлеменко в 04:00 на «Матч ТВ»), популярность в Польше, чеченская кампания и собственная карьера.

Мамед Халидов (слева) секундирует Александра Шлеменко в бою против Вячеслава Василевского

- Вы родились в Грозном в 1980 году. И вам было 14, когда началась первая война. Вы были в городе?

- Да. Вообще я с двух лет жил на Ставрополье: у нас туда дедушка уехал еще в 82-м, учился в селе Каново. Зимой, когда началась война, я был в Грозном. На зимние каникулы приехал.

- Война вас коснулась?

- Да, все это было: в город зашли танки, над Грозным летали самолеты, слышались взрывы. Сначала казалось, что два-три дня постреляют - и все прекратится. А потом люди вокруг начали умирать, а взрывы все продолжались. Было такое, что спишь дома, раздаются взрывы, окна дрожат... Хотя у меня братья от такого даже не просыпались. Будишь их - пошли в подвал. А они говорят: «Спать не мешайте!» Когда бомбят, первые 15-20 минут есть страх. А потом становится не то чтобы безразлично... Просто начинаешь привыкать к этому.

- Что вам говорили родители, когда все началось?

- Когда видишь родителей напуганными, сам понимаешь: происходит что-то серьезное. В Грозном к тому моменту не было света, жить приходилось в подвале. Какое-то время мы не могли выехать из Чечни. Сначала перебрались в село, где потише, а потом оттуда удалось вернуться к дедушке в Ставропольский край. Ты едешь: тут убитый, там человек еще раз-два вздохнет, и все. Взрослому это тяжело видеть, ребенку тем более. Город после такого стал другим. Приезжаешь на какое-то место, а дом даже нельзя узнать. Деревья разорванные.

https://www.instagram.com/p/BGudzCwhMpu

- Что с вашим домом в Грозном?

- У нас было два частных дома рядом - отца и его брата. Один, когда мы уже уехали, ракетой полностью разнесло. А в доме дяди живет его сын, мой двоюродный брат.

- Когда шла война, а вы жили на Ставрополье, к вам нормально относились?

- У меня дедушка там жил уже 13 лет, его все знали и нашу семью тоже. Мы со всеми нормально ладили, к нам наоборот было сочувствие. Да, конечно, кто-то пьяный или просто нехороший человек мог что-то сказать, но это один из ста. Вообще отношение к тебе складывается из того, как ты себя ведешь. Неправы те, кто приезжают сюда и начинают танцевать где-то, шуметь. Традиции каждого надо уважать, это правильно. Просто свои традиции нужно демонстрировать у себя дома, а не в гостях.

- В общем, вы в Москве на улицах не танцевали?

- Да я вообще не танцую.

Бойцы ММА и боксеры, которые танцуют, пишут стихи, снимаются в кино.

***

- Вы же в детстве серьезно не занимались спортом?

- В 12 лет занимался каратэ около года. Потом в 17 уехал учиться в Польшу - на факультет административного права и управления. Мне было тяжело, я не хотел жить в чужой стране, порывался вернуться, но отец сказал мне: "Если ты начал что-то делать, то будь мужчиной и доделай это до конца". Благодаря тому совету я сегодня там, где я есть. В 18 лет я пошел на тхэквондо, немного занимался классической борьбой, но никогда не тренировался профессионально. И уже в самом конце учебы попал на тренировки по ММА. И так получилось, что после трех месяцев занятий выступил в профессиональном поединке. Проиграл, конечно. И второй бой тоже проиграл.

- Глупостью было начать выступать так рано?

- Наверное. Зато я научился проигрывать. Хотел завершить свою карьеру, раз уж она так началась, но тренеры сказали: «Подожди, мы всему научимся. Что-то у нас получится». Что-то получилось. За первый бой мне заплатили 300 долларов. Хороший гонорар дебютанта для того времени. Потом я выиграл три боя подряд - и потерпел третье поражение. И вот когда моя статистика была 3-3, в голове что-то поменялось, и мы начали правильно работать с тренерами.

Как Олимпийские чемпионы пробовали себя в ММА

- Статистика в ваших следующих боях: 29 побед, 1 поражение и 2 ничьи. Вы входили в топ-10 средневесов по версии Sherdog.com. Почему вы не закрепились в США?

- Сначала я подписался с Elite XC, выиграл бой, но это оказался их последний турнир: организация закрылась. Потом мне предложили драться в Affliction с Рожерио Ногейрой в весе до 93 кг, все было готово. Это было как раз в то время, когда в Affliction должны были драться Федор Емельяненко и Джош Барнетт. Но Барнетт провалил допинг-тест, турнир сорвался и промоушен Affliction закрылся. Дошли до обсуждения условий со Strikeforce, но и там тоже промоушен был куплен UFC. Были переговоры и с UFC, конечно.

- Вы ведь по деньгам не договорились.

- В США ты 30 процентов отдаешь на налоги, менеджеру 10%, то есть на руки ты получаешь около 60% от суммы в контракте. При этом в UFC ты не можешь прийти туда со своими спонсорами (на официальных мероприятиях UFC боец не может появляться в экипировке с символикой своих спонсоров - «Матч ТВ»). Четыре года назад мне предлагали в UFC 20 тысяч долларов за бой и 20 тысяч в случае победы. В моем случае это не имело смысла. В Польше в KSW (один из самых популярных европейских промоушенов, где выступает Халидов, – «Матч ТВ») кроме денег есть еще и такой момент: мы вместе сделали здесь ММА популярным. Мы начинали это как хобби, а сегодня с этого можно жить и зарабатывать - и это 10 лет нашей работы, пота, крови. И вот ты хочешь посмотреть, что происходит в UFC, думаешь провести там бой, а тебе говорят: «Ок. Гонорар рубль». В то время, как ты, допустим, можешь заработать 10 рублей в Польше.

Сколько зарабатывают бойцы ММА

- KSW несколько лет назад выходила на Bellator с идеей проведения совместного турнира.

- Нас интересовали бои между чемпионами организаций и конкретно мой бой против Ломбарда. Мы думали провести два боя - по одному в Польше и США, - то есть с реваншем вне зависимости от исхода боя. И не смогли договориться, на чьей территории пройдет первый бой.

- Потом чемпионом Bellator стал Шлеменко - бой с ним рассматривался?

- Мы с Сашей решили, что у каждого из нас своя дорога. Есть много бойцов, против которых мы можем выступить, нам нечего друг другу доказывать.

https://www.instagram.com/p/BCFTZecBMlD

- Когда вы сдружились?

- Мы выступали на турнире Elite XC (10 октября 2008 года - «Матч ТВ»). Он свой бой выиграл, я дрался позже. Меня секундировали тренер и два менеджера, я по очкам бой выигрывал, но никак не мог нокаутировать: бил-бил-бил, а у соперника голова была как будто деревянная. И слышу, что мне кто-то на русском кричит: «Бей по корпусу!» Думаю, кто мне тут может на русском кричать? А это был Саня Шлеменко. Я пробил левый по корпусу, и хорошо попал, соперник ушел под сетку, и я добил уже тогда. Познакомились и с тех пор поддерживаем связь, дружим. Тренировались вместе в Калининграде, он мне помогал готовиться к бою с Бреттом Купером, спарринговали. Сейчас постоянно созваниваемся, списываемся.

- Шлеменко дерется против Кендалла Гроува, которого вы побеждали четыре года назад. Что скажете про Гроува?

- Кендалл очень высокий, неудобный: длинные руки, длинные ноги. И у него очень хороший партер. Отличный боец, волевой. Но я считаю, что Саня опаснее: он сильно работает в стойке, тяжело бьет и хорошо защищается от борьбы. Не думаю, что Кендалл сможет перевести Саню в партер. Шанс для Кендалла: держать Шлеменко на дистанции за счет длины конечностей и преимущества в росте. У меня был такой план на бой: в первом раунде разбивать лоукиками ногу Гроува, чтобы замедлить его передвижения, а со второго раунда начать переводить его в партер. Так и получилось, только я повредил себе ногу после этих лоукиков - просто не мог стоять даже на правой ноге. Это как раз рост сказался. Я не думал, что бедро у него находится так высоко - и большинство своих лоукиков бил на уровне его колена. А Гроув по конституции тела еще такой костлявый боец, при этом у него очень твердые кости. Моя нога опухла, я палец себе сломал - поэтому надо было забирать бой во втором раунде. Я сделал проход в ноги - и вышел на болевой.

Что нужно знать про бой Александра Шлеменко

- Вы сделали Гроуву ущемление ахиллесова сухожилия. Вообще приемы на ноги не так популярны в ММА, потому что неудачная попытка приема на ногу зачастую приводит к потере позиции в партере.

- Да, многие не рискуют делать приемы, потому что боятся ухудшить позицию. И бьют сверху, лежат на сопернике и не атакуют ноги, хотя есть возможность. А я наоборот чаще всего рискую делать эти приемы. Нога эта самая длинная конечность. Ее легче всего поймать.

https://www.instagram.com/p/BBI0I_GBMkc

***

- Пять месяцев простоя - вы продолжаете тренироваться? Знаете дату своего следующего боя?

- Я тренируюсь каждый день - форма средняя. Просто занимаюсь своими делами, бизнесом. Я 13 лет своей карьеры дрался без перерыва. Вообще не отдыхал, шел на высоких оборотах. И мой последний бой был показателем того, что мне надо морально отдохнуть от этого спорта. Мне было плохо в этом бою психологически. При подготовке мне не хотелось идти в зал тренироваться. И в самом бою было так же. Плюс здесь творились некоторые неприятные вещи по отношению ко мне, но тут без подробностей. Все это накопилось, поэтому я решил взять паузу: очистить голову, набраться свежести. Вернусь или не вернусь - посмотрим по настроению. А вообще психологические проблемы начались после операции, которую я перенес в январе 2015 года.

- Что была за операция?

- Шейный отдел позвоночника, грыжа. Вырезали испорченный диск и спаивали два позвонка в один. Началось все так: я готовился к бою с Бреттом Купером - и на тренировках руки начали неметь. По ночам просыпаюсь - то же самое, руки даже не могу поднять. Были такие ощущения, будто тебе ножом их режут. Один раз правая рука просто начала трястись, будто судороги. Сделал МРТ, врач увидел результаты, посмотрел на меня: «Вы вообще как стоите на ногах? Вы должны быть парализованным: нерв полностью зажат, держат только мышцы». Мне предложили лечь на операцию. Но до боя месяц, билеты проданы, руководство KSW говорило, что можно отказаться, а мне заднюю давать не хотелось - и я решил драться. Тактику изменили немного, я должен был подраться на 70%, держать его на дистанции и набирать очки. Я выиграл, сразу пошел на процедуру к физиотерапевту, а через две недели лег на операционный стол.

https://www.instagram.com/p/BFybuIJhMiv

- Через 10 месяцев после операции вы победили Михала Матерлу, которого называете своим другом. Вы тогда выглядели расстроенным после победы.

- После операции физически я быстро набрал кондиции, но произошла не очень хорошая тема: пришлось мне с психикой немножко поработать. Как-то тяжело мне было опять возвращаться в спорт, не хотелось, не было тяги. И был очень неприятный момент: после возвращения мне пришлось драться с близким другом - Михалом Матерлой. На кону был чемпионский титул, которым владел Михал. Я не хотел этого боя. Но организаторы и болельщики говорили, что бесконечно уходить от этого нельзя. Мы с Михалом созвонились, поговорили и поняли, что выхода нет, будем драться. В бою с Матерлой я был в очень хорошей форме - такой скорости у меня, наверное, даже по молодости не было. Я дрался там просто как машина - в том смысле, что без эмоций. Обычно мне нравится быть в клетке, нравится драться, нравится обыгрывать своих соперников. А против Матерлы я вышел просто потому, что надо было выйти.

- Вы победили техническим нокаутом на первой минуте.

- Да. На следующее утро встретились на завтраке поговорили. Думал будет сложнее. Мне вроде проще, я выиграл, но я же знаю, как это сложно пережить, когда ты проигрываешь, понимаю, что он чувствует. Михал держался достойно. Если он захочет бой-реванш, это его право, я бы не хотел ни этого боя, ни таких эмоций больше.

- Что-то изменилось в общении?

- Наверное, мы стали реже общаться, созваниваться. У меня в отношении к нему ничего не поменялось. Но бой с Матерлой только усугубил проблемы с психологией. В следующем бою я выиграл у Караоглу, но был просто никакой. Где-то за час до боя началось. Произошло полное отупение, ступор какой-то. Тренер на разминке говорит: «Делай проход в ноги», - а я что-то другое делаю. Такого состояния никогда не было. Бой начался, а я мечтал, чтобы он закончился. Я дрался - и был недоволен собой, недоволен боем, недоволен всем.

- У вас 956 тысяч подписчиков на Facebook. Как это получилось?

- Не знаю, но в какой-то момент люди стали на улицах подходить, узнавать. Все постепенно было. Сначала выходишь на бой, а там сидят 500 человек и тебя никто не поддерживает. Потом стали против меня болеть, когда я дрался против поляка. А потом, когда стал выступать в KSW, чем-то я людей зацепил. И меня начали поддерживать.

- Что из себя представляет KSW в Польше?

- У них сейчас совершенно точно расцвет. На некоторые турниры здесь приходит по 17 000 человек, проблема только в том, что это пока самый большой зал, который есть (в Кракове). Насколько я знаю, у них планы провести шоу на стадионе, где вместимость 50 000. В Польше уже внедрили платные трансляции и люди готовы платить и покупать.

- Мы видели ваше фото в инстаграме главы АСВ Майрбека Хасиева среди нескольких фото других бойцов. Это было подобие афиши турнира АСВ 50, который будет уже в декабре.

- Да, мне бы хотелось подраться в АСВ, но декабрь... Это Майрбек так обозначил свои планы, мы разговаривали на эту тему, но изначально меня сдерживали контракты, плюс у меня пояс KSW, а в данный момент у меня годовой перерыв, когда он закончится, я с удовольствием проведу бой в АСВ.

Кто тратит деньги на ММА в России? Гид «Матч ТВ», который не оставит вопросов

- Чем вы занимаетесь сейчас кроме тренировок?

https://www.instagram.com/p/78QwEyhMrL

- У меня семья, я продвигаю свою фирму спортивной одежды в России и в Польше. Есть еще несколько проектов.

- Что из себя представляет ваша фирма по производству одежды?

- Сейчас мы инвестируем в развитие своего бренда - Street Fighter Wear. В Польше я представляю эту одежду, в России Саша Шлеменко: на бой с Василевским он выходил в наших вещах, на бой с Гроувом тоже в них выйдет. Пока из России даже больше заказов, чем из Польши. Мы не так давно запустили русскую версию сайта, наняли представителя в России.

- У вас бизнес, популярность, чемпионский пояс KSW. Как вы сами себе отвечаете на вопрос: для чего драться дальше?

- Когда ты что-то делаешь 13 лет и вдруг перестаешь этим заниматься, ходишь как ошарашенный. «Зачем?» - это хороший вопрос. Наверное, просто есть инстинкт. Что-то внутри сидит и говорит, что я еще не хотел бы заканчивать.

Подпишитесь на новые тексты про ММА и бокс на «Матч ТВ»

Текст: Александр Лютиков, Вадим Тихомиров

Фото: M-1 Global, vk.com/ACBMMA, facebook.com/MMAmedKhalidov