Бокс/MMA

«Когда тебе 42… И нет допинга… Тяжело держаться на уровне в UFC». Россияне жестко прикладывают главный ММА-промоушен

«Когда тебе 42… И нет допинга… Тяжело держаться на уровне в UFC». Россияне жестко прикладывают главный ММА-промоушен
Иван Штырков / Фото: © Вадим Тихомиров «Матч ТВ»
Владелец лиги Absolute Championship Akhmat (АСА) Майрбек Хасиев рассказывает, зачем посетил UFC в Абу-Даби, а боец АСА Иван Штырков внезапно запускает жесткий панч в сторону главного ММА-промоушена.

Хасиев: «Там очень много бардака»

Майрбек Хасиев когда-то основал лигу Absolute Championship Berkut, проводившую очень качественные поединки в России. Тогда же Хасиев стал автором крылатого выражения «сделаю все, чтобы сломать хребет UFC». Впоследствии лига «Беркут» объединилась с лигой «Ахмат» и взяла название легендарного грозненского клуба.

Майрбек Хасиев / Фото: © Absolute Championship Akhmat 

— Видел вас в первых рядах во время боя Петра Яна в UFC…

— Мне нужно было поехать в Дубай, и как раз время совпало. Когда узнал, что там будет UFC, подумал, что внимательно посмотрю, что там и к чему. Увидел там очень много огрехов. Например, реально люди сидят не на своих местах. И это непонятные люди, откуда они взялись? Такое ощущение, что они вообще билетов не имеют. Как они туда проникли?! Напряженность непосредственно в самом турнире? Я не чувствовал такую напряженность, как я чувствую здесь. Реально, то, что продемонстрировали кавказские бойцы, то, что продемонстрировал Ян, — погоду сделали наши бойцы. Если бы все были бойцами нашей лиги, то было бы вообще круто.

Нельзя говорить, что у них вообще плохо получается, я говорю только про этот турнир. Что мне понравилось, у них было выделенное место для прессы. Оно было правильно организовано. В последнее время у нас мало контактов с прессой, это понятно, да. Но мы сами не всегда принимаем участие в турнире, плюс ковид. Скорее всего, этот момент мы возьмем у них.

— У вас был пятираундовый бой Петра Яна с Магомедом Магомедовым, теперь в UFC есть пятираундовый бой Петра Яна с Кори Сэндхагеном. Какой вам понравился больше?

— Однозначно Ян — Магомедов, я даже не обсуждаю этот вопрос. Оба их боя были лучше, чем там.

— Вы говорили, что по качеству боев вы не уступаете UFC, а что для вас качество боев?

— Я имел в виду… Наверное, напряженность в бое, именно в этом аспекте.

— Кого бы вы предложили Петру Яну, если бы он вернулся в вашу лигу?

— Я бы хотел свести с тем же соперником. С Магомедовым. Потому что такое ощущение, что это не законченный вопрос.

— Два-три боя между АСА и UFC, которые вам кажутся самыми интересными.

— Трудно сказать. Да оптимально провести во всех весовых категориях.

Иван Штырков: «В UFC много подковерных игр»

Иван Штырков попадал в новости по разным поводам. В 2017-м боец был знаменит как тяжеловес по прозвищу «Уральский Халк», который идет без поражений по знаменитым ветеранам ММА. В 2019-м Штырков попробовал подписать контракт с UFC, приехал на турнир в Петербурге, но был отстранен от участия. Изначально появилась информация, что из-за проблем со здоровьем, но впоследствии стало известно, что Штырков провалил допинг-тест. Через несколько недель Иван принял участие в столкновении с протестующими против строительства храма в Екатеринбурге и настроил против себя многих жителей города. В 2020-м Штырков проиграл громкий бой Магомеду Исмаилову. Сейчас боец идет на серии из трех побед, последняя из которых была одержана нокаутом над Артуром Астаховым.

— Чувствует ли Иван Штырков себя звездой российских ММА?

— Ни в коем случае, никогда. Мне за эту медийность столько прилетало в жизни, что я уже асоциальным человеком становлюсь. Ужасно веду свой инстаграм, потому что не люблю соцсети и стараюсь максимально прятать свою личную жизнь от общественности. По мне так тихий хороший лагерь перед боем и спокойная жизнь с друзьями это самое дорогое, я уже старенький человек и мне поздно перевоплощаться.

— После первого нокдауна у Астахова подумали, что бой выигран?

— Нет. Это был мой первый ярко выраженный нокдаун с таким оппонентом. Я сам удивился, что попал, чуть-чуть где-то растерялся в добивании, но Артур смог посопротивляться и отлично встал, хотя я и увидел, что это бензина у него забрало.

— Думаете ли вы о втором бое с Магомедом Исмаиловым?

— Да нет, зачем. Точно нет. У меня другой путь в отличие от Маги, мы с ним в отличных отношениях. Конечно, говорят, что от сумы и от тюрьмы не зарекайся, но если вы говорите про мое желание, то нет.

— Владимир Минеев говорит, что Магомед дружит только с теми людьми, кого он победил.

— Не знаю, повлиял ли результат нашего боя, но ведь мы и до боя неплохо контактировали и общались. Многие даже думали, что бой из-за этого не получится, и мы ерундой какой-то занимаемся. Но так бывает, что два адекватных человека могут нормально общаться, даже поделив клетку. Слова Владимира — это его точка зрения. Мы с Магой не кореша, не сидим в ресторанах вместе. Мы хорошо общаемся, но не настолько близко, как кто-то может интерпретировать.

— После сегодняшней победы вы эмоционально отреагировали. Почему?

— Я очень много сил трачу на подготовку, я не делаю каждый раз одно и то же, а пытаюсь расти, раскрывать свои границы, психологические в том числе. Каждая весогонка становится сложнее, но я вижу, что это дает рост, хоть и забирает нереальное количество сил, эмоций. Ты не живешь с семьей, ты на всех злой. Я там, бывает, всех посылаю по сто раз. И, когда ты находишься в таком стрессе, а потом получаешь такой выхлоп… Я даже не про гонорар и результат, я про сделанное. Это как искусство. И меня переполнили эмоции. Я был рад не именно победе, а тому, что я смог сделать.

— Раньше вы были звездой уральских ММА, вы дрались в главных боях, вам привозили звездных ветеранов. Достаточно сказать, что с вами четыре раза дрались бывшие соперники Федора Емельяненко: Мальдонадо, Монсон, Силва и Исии. Теперь вы деретесь не в главных боях, ваши соперники после Магомеда Исмаилова — это Мурат Гугов и Артур Астахов. Как вы себе объясняете этот этап карьеры?

— Это рост. Именно профессиональный рост как бойца. Я это уже долгое время пытаюсь объяснить: Джеффы Монсоны, Бигфуты, те, на ком я сделал свой рекорд на Урале, это был не мой выбор. Это делали промоутеры, организаторы, они привозили соперников и говорили: «Нужно с ним подраться». Я не понимал на тот момент, как делается ММА. Шесть лет назад ММА на Урале, да о чем вы говорите? Монсона привезли, и все с ума сошли. А сейчас вы же видите, что он там делает с Емельяненко Сашей. То есть это был какой-то нереальный космос и для меня тоже. Я думал, что это тоже топ, пик. Мне говорили, я готовился, выходил и дрался. Все по-честному. А потом приходит осознание, ты видишь другие лиги, других ребят, других бойцов. И мои амбиции как спортсмена хотели чего-то лучшего в соперничестве. Рискнуть! Я никогда не держался за эти цифры в статистике. Да, меня обвиняли, что у меня рекорд набит на каких-то пенсионерах, но моя-то вина какая? Мне говорит организатор драться с этим человеком — я выхожу и дерусь. А сейчас я дерусь с сильными ребятами в одной из лучших лиг мира, это же круто, мне будет что рассказать.

— Как у вас в Дагестане прошли спарринги с Магомедом Анкалаевым (входит в топ-15 полутяжеловесов UFC), чем он удивил, чем вы его удивили?

— Удивил ли я его — я не знаю. Он только сказал, что я выгляжу на 120 кг, когда мы увиделись. Хотя я вешу 105 кг. Магомед Анкалаев — это самородок, камень. Знаете, так говорят про людей, гамач (камень — с аварского. — «Матч ТВ»). Мы начали бороться, я проход попытался сделать и как будто в стену врезался. Я парень не слабый, но этот человек от природы очень хорошо одарен. И он это все развивает. Выносливость его тоже поражает. Все данные у него есть. Он в UFC делает отличные бои и потихоньку наращивает.

У него прекрасная борьба, только он почему-то ее не показывает, но он очень круто борется. И не устает в ней. Он борется как очень сильный вольник.

— Магомед № 6 рейтинга полутяжеловесов UFC, а себя бы на какое место поставили по работе с ним?

— Я уже там постоял, ха-ха-ха, у меня от UFC остались только тапки. Правда. я не в них сейчас, лига штрафанет. Вы знаете мою историю с UFC, так что себя ставить туда вообще не хотелось бы. То, что происходит в UFC, меня иногда просто поражает. Например, титульный бой Блахович — Тейшейра, это как? Мне вот непонятно, как в 42 года человек побеждает такого фаворита (Гловер Тейшейра в 42 года победил Яна Блаховича на турнире в Абу-Даби неделю назад. — «Матч ТВ»). Я объясню немножко — заденем тему допинга. Когда тебе 42 года… И нет допинга… Очень тяжело держаться на таком уровне в UFC. А вы видели, что Блахович делает со своими оппонентами?! Это или настолько недооценка, или… UFC интересная организация, думаю, что у них много подковерных игр. Всякое бывает, но ведь это был не лаки-панч!

Фото: © Дмитрий Челяпин / Матч ТВ

— Вы не думаете, что Тейшейра может на своем здоровье вытащить титульный бой?

— Нет-нет, я просто не думаю, что в UFC все так просто, как кажется.

— На разных этапах карьеры ваш официальный вес был от 107 до 84 кг. Сколько вы весите прямо сейчас, при условии, что вчера сделали вес 93 кг?

— Поэкспериментировал немного с весогоном и сейчас чувствую себя просто идеально. Если все будет так, как сейчас, то это будет отличный Иван Штырков. Даже не знаю, сколько точно, по картинке как будто бы 101 кг.

— Нам, журналистам, много рассказывали про четырехэтажную академию единоборств, построенную в Екатеринбурге, а вас представляли как ее президента. Но Петр Ян готовится в Анапе на базе, вы едете в Дагестан. Нет мыслей, как сделать Академию РМК снова великой?

— Объясню небольшую проблему российского ММА: мало хороших специалистов, тренеров, не говоря уже про врачей и медицину, про диетологов. В России ММА 10 лет от силы хоть как-то развивается. Те спортсмены, кто прохавал эту суть, еще не стали хорошими тренерами. У нас в Академии есть проблема с тренерами. Ребята стараются, что-то придумывают, но они и есть те подрастающие тренеры, которые потом должны что-то воспитывать. А Дагестан — это кладезь спарринг-партнеров и специалистов в единоборствах вообще. И ты приходишь в зал, а там концентрация тренеров больше, чем тренирующихся. Я бы с удовольствием занимался в Академии.

Фото: © Дмитрий Челяпин / Матч ТВ

Но есть еще один нюанс: все знают, что спортсмен должен от бытовых проблем, от бытовухи уезжать из дома, это было со времен первых олимпийских игр. Все готовились где-то, потому что жена, дети, ты пока все переделал — уже на тренировку не хочешь идти.

— С вами было связано много новостей в последнее время. Как вы думаете, с чем у людей сегодня ассоциируется Иван Штырков?

— Да мне без разницы, я всегда все делал по совести и по чести. И вел себя правильно, по-мужски, без гнусных вещей. И всегда честен перед людьми и перед своей семьей. Как меня воспринимают люди по ту сторону экрана — это их дело. 

Читайте также: