live

В Россию вернулся Александр Жирный. На «Ижевской винтовке» он бегает в украинском комбинезоне

В Россию вернулся Александр Жирный. На «Ижевской винтовке» он бегает в украинском комбинезоне
Александр Жирный / Фото: © globallookpress.com
В интервью «Матч ТВ» биатлонист рассказал о последних четырех сезонах своей карьеры.

— Почему вы бегаете на «Ижевской винтовке» в украинском комбинезоне?

— Все просто: регион, за который выступаю (Башкортостан), не выдал форму. Что имею, в том и бегаю. Осталось много экипировки после четырех сезонов, что я выступал за сборную Украины. Куда я буду ее девать?

— Как чувствуете себя снова на российских стартах?

— Мне приятно вернуться в те места, где я почти всю жизнь бегал. Тут все знакомо. Нравится ижевский комплекс: и трасса, и отношение. Не был здесь 4-5 лет. Приехал — ощущение, что и не уезжал.

— Во время российского этапа карьеры вы выступали на Кубке IBU, на чемпионате Европы в 2012-м, где завоевали бронзу. Когда все пошло не так?

— Думаю, что после чемпионата России в Ханты-Мансийске в 2014 году. Я там занимал довольно неплохие места — был два раза в десятке. Мне сказали: «Мы тебя ни в какую команду брать не будем. Ты по возрасту не проходишь». Я ответил: «Хорошо». И стал делать дальнейшие шаги: вышел на связь с федерацией биатлона Украины и начал вести с ними диалог по поводу перехода.

— Вы же одного возраста с Шипулиным.

— Да, одногодки с Шипулиным и Малышко. Я понял, что нужно или переходить в какой-то другой регион, или заканчивать карьеру. Тут выпал шанс попробовать себя на более высоком уровне, набраться опыта, побегать, повыступать, понять для себя, на что готов.

— У вас украинские корни есть?

— Нет.

— Просто не сказать, что у вас русская фамилия.

— Может, со стороны деда кто-то был, но папа и мама русские. Так что я полностью русский.

— А на украинском общаетесь?

— Язык я не учил. Но за это время начал понимать речь. В команде все разговаривали на русском. Проблем с этим не было.

— Вас сразу отпустила российская сторона? Карантина не было?

— Был небольшой. Так как я бежал на летнем чемпионате мира в 2012-м, то с этого времени не разрешалось два года представлять другие сборные. В сентябре 2014-го уже мог выступать где угодно. Я перешел в мае 2014-го и принялся спокойно готовиться к зимнему сезону.

— Как переезд восприняли друзья и родные?

— Все, конечно, были удивлены. Кто-то отговаривал: «Зачем? Там начинается война». Был в переходе какой-то риск. Я сам не был уверен, что все будет на 100 процентов гладко в связи с этими событиями. Но потом приехал в команду, начал общаться с людьми и понял, что здесь все будет нормально. Главное — тренируйся, готовься, показывай результат.

Александр Жирный / Фото: © РИА Новости/Рамиль Ситдиков

— Вы переезжали с концами? Квартиру в Уфе продали?

— Нет. Ничего не продавал. Все как было, так и осталось. Просто какие-то вещи с собой брал, чтобы тренироваться, и еще всякие мелочи. Семью я оставил в Уфе. Жена туда не хотела ехать. Поэтому я один туда-сюда летал.

— Почему выбрали именно Украину?

— Там уже были люди, перешедшие из России: Оля Абрамова, Дима Русинов. Мы хорошо с ними общались и общаемся до сих пор. Я понимал, что, если у них все хорошо, то почему может быть плохо, если я перейду, раз они хотят, чтобы я за них выступал. Почему нет? В России же меня не захотели никуда брать.

— Вы переходили вместе с Владимиром Семаковым. Как-то с ним договаривались?

— Нет. Просто когда приехал туда, мне сказали, что еще один российский спортсмен приедет. Спрашиваю: «Кто такой?» Мне отвечают: «Семаков». Я говорю: «Понял. Ладно». Не были с ним тогда хорошо знакомы.

— Как проходил отбор в сборную Украины?

— Во время летней подготовки мы сразу были в команде. Все решили отборочные контрольные старты перед началом зимнего сезона. Я прошел отбор, но не мог сразу выступать на Кубке мира, потому что за Украину нигде не бегал — не было очков. Мне пришлось ехать на Кубок IBU и там попадать в очковую зону, чтобы можно было ехать на КМ.

— Каково в 27 лет впервые оказаться на Кубке мира?

— Для меня изначально был какой-то шок и мандраж, потому что понимал, что попал в такое пекло. Соперники все были настолько великие и серьезные. После 2-3 этапов уже начал вливаться. Оценивал свои шансы, работал и старался лучше выступать.

— Чем запомнился дебют?

— Меня не поставили на индивидуальную гонку, а поставили на спринт. Я с одним кругом штрафа занял 54-56 место. Первая гонка на Кубке мира, а уже попадаю в пасьют. Может, ожидал большего от себя, но потом понял, что впереди серьезные ребята. Начал потихоньку раскачиваться, набирать обороты. Мне сразу не давали топовые лыжи. С этим были сложности. Поэтому пытался отбирать инвентарь.

— Вы жили в Киеве?

— Нет. В Киеве мы останавливались на один-два дня, снимали гостиницу. База была в Чернигове. Нам там выдавали комнату. Мы как раз с Вовой Семаковым вместе жили.

— Какие были финансовые условия?

— В России в этом плане больше выходит. Зарплаты и прочее отличалось, конечно. Но на Украине у меня была цель не заработать денег, а попробовать, на что я готов. На первом месте были результаты.

— Вас спокойно приняли другие спортсмены? Кому-то ведь в связи с вашим приездом не хватило места на Кубке мира.

— Есть отбор. Если бы я его не прошел, то никуда бы меня не взяли.

— Одно дело, когда проходишь отбор среди своих. Другое — когда приезжает человек из другой страны.

— Были какие-то разговоры. Но потом все результатом перекрывалось. Я начал обыгрывать тех, кто думал, что я их место занимаю. Не ходил и никого не просил, чтобы меня куда-то поставили. На что был готов, то и получал. Все увидели мои неплохие результаты, был рост. Вопросов не возникало.

— Как прошли эти четыре года?

— Больше запомнились переезды, новые страны. Много чего повидал. Было интересно. Но всегда присутствовал один минус — я был далеко от семьи и от родных. Тянуло домой, хотелось вернуться. Тем более у меня рос ребенок. Я домой приезжаю, а ему уже пять лет. В остальном не жалею, что попробовал себя на другом уровне, сделал этот шаг. Хотя многие его бы, наверное, не сделали. Сейчас понимаю, что эти 4 года прошли не зря. Рад, что побегал, набрался опыта и вернулся домой. Спокойно добегаю этот сезон и, наверное, буду уходить из спорта. Надо заниматься семьей и ребенком.

— Почему закончилось там?

— У нас была договоренность на олимпийский цикл. Стояла цель — попасть на Игры в Пхенчхан. Жаль, что не получилось. Я старался сделать все возможное, всю работу выполнял. Думаю, на мое непопадание на Олимпиаду повлияла смена тренера. В 2016-м пришел новый наставник, с которым мы не нашли контакт. Может, план не подошел или еще что-то. Ожидал, конечно, большего, что придет новый тренер, и результат будет расти. А вышло наоборот. Это что касается меня. По остальным вы, наверное, тоже замечаете, что ребята не шибко прогрессируют.

Александр Жирный / Фото: © Союз биатлонистов России

— Как проходил обратный переход?

— Со стороны украинской федерации вопросов не было вообще никаких. Все было спокойно. Президент федерации Владимир Брынзак сказал, что никаких препятствий для меня не будет: «Хочешь бегай за Россию, хочешь — не бегай. Дело твое». Я сообщил, что еще сезон повыступаю, а дальше приму решение.

— Вам не хотелось там остаться?

— Думаю, что уже вряд ли. Был бы лет на пять помоложе, еще бы побегал. Все-таки 31 год влияет на состояние, работоспособность и переносимость нагрузок. Это ощутимо в таком возрасте.

— Как вас встретили здесь?

— В Башкирии все были довольны и рады принять, так как знают, что опытный спортсмен, который может помочь региону в каких-то стартах — в эстафетах и еще где-то.

— Почему не участвовали в отборе в Контиолахти?

— Туда приглашали согласно рейтингу за прошлый год. А я только сейчас начал выступать в России, поэтому у меня рейтинг был нулевой. Сейчас сезон стартовал. Бегаем потихоньку.

— С какой целью приехали на «Ижевскую винтовку»?

— Есть желание куда-то отобраться. Осталась одна гонка, которая еще может что-то поменять.

В первом спринте на «Ижевской винтовке» Александр Жирный занял 45-е место, во втором — 24-е. Индивидуальная гонка состоится в субботу, 29 декабря.

Фото: РИА Новости/Рамиль Ситдиков, Союз биатлонистов России

Читай также: