live
21:50 Все на футбол!.
21:50
Все на футбол!.
22:35
Футбол. Лига Наций. Прямая трансляция. Хорватия - Испания
00:40
Все на Матч!.
01:30
Команда мечты. [12+]
02:00
"Тает лёд" с Алексеем Ягудиным. [12+]
02:30
Профессиональный бокс и смешанные единоборства. Афиша. [16+]
03:00
Хоккей. Молодежные сборные. Суперсерия. 6-й матч. Прямая трансляция из Канады. Россия - Канада
05:30
Безумные чемпионаты. [16+]
06:00
Заклятые соперники. [12+]
06:30
Жестокий спорт. [16+]
07:00
Новости.
07:05
Все на Матч!.
08:55
Новости.
09:00
Футбол. Лига Наций. Бельгия - Исландия [0+]
11:00
Новости.
11:05
Все на Матч!.
11:50
Футбол. Товарищеский матч. Германия - Россия [0+]
13:50
Новости.
13:55
Фигурное катание. Гран-при России. Мужчины. Короткая программа. Прямая трансляция.
15:35
Новости.
15:40
Все на Матч!.
16:00
Фигурное катание. Гран-при России. Танцы на льду. Ритм-танец. Прямая трансляция.
17:20
Новости.
17:25
Все на футбол! Афиша. [12+]
18:25
Фигурное катание. Гран-при России. Пары. Короткая программа. Прямая трансляция.
19:40
Все на Матч!.
20:00
Фигурное катание. Гран-при России. Женщины. Короткая программа. Прямая трансляция.
21:20
Новости.
21:30
Все на Матч!.

Виталий Норицын: «Миронова по-прежнему нестабильна. Четыре штрафных круга в спринте – никуда не годится»

6 ноября 13:53
Виталий Норицын: «Миронова по-прежнему нестабильна. Четыре штрафных круга в спринте – никуда не годится»
Виталий Норицын / Фото: © РИА Новости/Александр Вильф
Разговор за 10 дней до отбора на кубки мира.

Вокруг старшего тренера женской сборной России по биатлону Виталия Норицына в последние дни много разговоров, особенно после интервью, которое дала Ольга Якушова. Некоторые моменты он уже прокомментировал, другие остались в тени. Мы обсудили Норицыным  и специфику работы с девушками, и обвинения в отсутствии индивидуализации, и особенности подготовки отдельных спортсменок текущего состава.

— Женский тренер – отдельный типаж специалиста?

— Я работал старшим тренером юношеской команды, затем с юниорами и вот уже третий год с женщинами. Думаю, ко всем можно найти подход. Когда занимался с парнями, особенно юношами, там был подростковый максимализм, это накладывало специфику. Затем были юниоры, про которых говорят: «Это практически мужик, только кушает больше». Сейчас женщины. Конечно, с кем-то контакт налажен не настолько идеально, бывает. Но мне комфортно.

— В Союзе одним из атрибутов женских тренеров зачастую была способность рявкнуть на спортсменку, чтобы до нее дошло.

— Я никогда не повышаю голос, а ругать можно, необязательно крича. Обиднее слушать горькую правду, которую преподносят спокойным голосом, чем когда на тебя просто тупо орут. Это даже больше задевает, и если хочешь донести спортсмену, что он не прав, то лучше говорить спокойно.

Те же лыжники очень любят Маркуса Крамера, и он тоже никогда не кричит – с его европейским менталитетом. Так почему же русские женщины должны слышать крик?

— В недавнем интервью «Матч ТВ» Маргарита Васильева сказала, что нагрузки заметно снизились. За счет чего вы планируете вывести команду на целевые уровни работоспособности?

— Упала циклическая нагрузка, но все, что касается силовой подготовки, стало только лучше. Снижение же циклической нас не сильно беспокоит, потому что в прошлом году мы очень хорошо поработали в этом направлении. И ее нынешнее уменьшение органично вписывается в четырехлетний цикл подготовки к ОИ-2022.

— Решили «отпустить» постолимпийский сезон?

— Да, он должен быть спокойным, направленным на формирование резервов организма, приведение в порядок здоровья. Тогда следующие два года, вплоть до весны 2021-го, можно будет нормально нагружать девочек, чтобы в олимпийскую зиму реализовать все, что мы наработаем.

— Спортсменки основного состава, которых вы приняли весной, находились на одном уровне возможностей организма?

— Весной они были после отдыха, поэтому можно только оценивать их базовые возможности, то, что дано от природы. Мы провели этапное комплексное обследование и сделали определенные выводы. Но сейчас картина совершенно другая, все девушки прогрессируют, веса на силовых тренировках растут, в интервальных работах показатели тоже улучшились. Перед выездом в Контиолахти мы провели еще одно обследование и уже окончательно увидели, с чем выходим на снег.

— Из подопечных кто-то удивил прогрессом?

— Очень сложно оценить прогресс, потому что вся команда, кроме Ульяны Кайшевой и Анастасии Егоровой, — это спортсменки, с которыми я работаю впервые. Соответственно я как тренер не наблюдал их в пиковой форме во время предыдущих сезонов, а взгляд со стороны будет некорректным. Я могу сравнивать лишь с тем состоянием, в каком они были весной. Все девушки работают, никто не халтурит. Порадовала Маргарита Васильева, которая на ЧМ по летнему биатлону на равных соревновалась с атлетами топ-уровня. Но и с Маргаритой я до этого тоже никогда не работал, поэтому не могу сказать, насколько серьезен ее прогресс.

— Прозвучали обвинения в том, что тренировки у вас не индивидуальные, что ответите?

— Тут все просто. Каждый спортсмен работает на заданном уровне лактата, который, да, един для всей группы. Но дело в том, что девушки достигают этого уровня на разной скорости, разном пульсе. И при том что цель с точки зрения лактата у них одна, на тренировках они бегут с разной скоростью. Это и обеспечивает нужную индивидуальность функциональной нагрузки.

Лактат (молочная кислота) – продукт метаболизации глюкозы при получении из нее энергии для работы мышц. При выполнении работы большой интенсивности мышцы не успевают утилизировать лактат, и его уровень в крови растет. Это сопровождается болевыми ощущениями, а в конечном счете приводит к неспособности мышц выполнять работу.

Больше скажу, мы очень много тратим времени на то, чтобы убедить девушек не соревноваться на тренировках, смотреть на себя, и только на себя. Для некоторых это оказалось сложно, они к такому не привыкли. Первую и вторую зоны интенсивности у нас в России не любят, и я уже не первый год сталкиваюсь с тем, что биатлонистки не умеют себя сдерживать. Приходилось объяснять, какие процессы происходят при такой работе в организме, какой эффект ждать от нее даже олимпийским чемпионкам.

Если же брать антропометрию, работу над техникой, то там, естественно, все сугубо индивидуально, и по-другому быть не может. Мы постоянно проводим съемку тренировок, чтобы в любой момент можно было остановить кадр, показать спортсменке, что не так и в какой фазе.

— Насколько вам как тренеру сборной мешает российская практика форсирования подготовки в юниорском возрасте?

— Тут дело в схемах оплаты труда тренеров. За группы начальной подготовки много платить не будут, а вот за группу спортивного совершенствования – уже да, сумма заметно больше. По этой причине тренеры любят увлекаться функциональной подготовкой, и в сборную приходят спортсмены, чьи базовые показатели работоспособности задраны почти до потолка, и развивать их уже практически некуда. Приходится работать с мышечной системой, техникой и немного рассчитывать на окончательное дозревание организма.

— У девушек, как правило, по сравнению с парнями более остро стоит проблема лишнего веса. Пришлось с этим столкнуться?

— Учитывая, что у нас большой объем работы проводится в зоне низкой интенсивности, где в качестве топлива организм активно использует жир, этот вопрос остро не стоял. Что же касается состава тела, то в силовом зале мы имеем возможность поддерживать нужную мышечную массу, если специальные тренировки начинают способствовать ее потере.

Но в биатлоне вес не настолько критичен, как, например, в велоспорте или легкой атлетике. Если брать Мякяряйнен и Дальмайер, то они являют собой очень разные типы телосложения. Соответственно и техника у них разная, отражающая способ достижения целевой скорости на трассе. Легкие идут за счет частоты, атлетичные – за счет мощности отталкивания.

— Одно время казалось, что женский биатлон катится к жестким диетам, если вспомнить Туру Бергер, да и Кайсу тоже. В короткие крутые подъемы они, будучи очень легкими, практически запрыгивали.

— Это скорее совпадение ярких типажей в поколении, но не тенденция. Есть исследования, которые говорят, что, если спортсмен с точки зрения работоспособности хорошо готов, то небольшие колебания веса не сказываются на результате в лыжных гонках. Более того, потеря веса может быть даже опаснее, чем его набор, потому что можно потерять в мощности.

Опять же, сравните Марит Бьёрген и Терезу Йохауг. Они обе сухие, но телосложение и индекс массы тела у них совершенно непохожи. Каждой комфортно в ее весе.

— Многочисленные поклонники Светланы Мироновой просили узнать – что у нее со стрельбой?

— Она по-прежнему нестабильна, это показал летний чемпионат России. Четыре штрафных круга в спринте – никуда не годится, хотя индивидуальная гонка у нее прошла неплохо. Не думаю, что дело в психологии, Света девушка крепкая, скорее нужно искать причины в технике стрельбы.

— Как сложилась подготовка у Екатерины Юрловой-Перхт?

— До сентября она работала с учетом нашего плана, но отдельно от сборной. В первую очередь это было связано с тем, что Катя получает в Австрии вид на жительство. Во-вторую – с ее традиционным участием в лыжероллерном фестивале Blink в Норвегии. В Токсово она уже присоединилась к команде, в Рамзау тоже тренировалась с нами.

— В Рамзау вы, кстати, не пренебрегли подготовкой на леднике Дахштайн, несмотря на плохое качество трасс.

— Считаю, кататься там было вполне возможно, даже несмотря на то, что на трассе не слишком комфортно, особенно на поворотах. Вспоминаю, как нашему поколению на первом снегу приходилось ездить по корням, замерзшей земле и прочему кошмару. По сравнению с этим трассы на леднике отличные. Кроме того, мы не проводили там большие тренировки, главным было просто перенести технику с роллеров на лыжи, чтобы в Контиолахти ускорить процесс привыкания.

— Татьяна Акимова в Рамзау готовилась отдельно. Она как-то с вами сотрудничает?

— Да, мы общаемся, она обращалась и по вопросам тренировочных планов. Учитывая, что муж у нее биатлонист, они тренируются совместно. Таня просто перед планируемым декретом занимается в легком режиме, чтобы облегчить возвращение в спорт после паузы.

— Если она передумает рожать, сможет вернуться в команду в этом сезоне?

— Кто знает. Акимова выполнила большие объемы в предыдущие годы, и, возможно, снижение нагрузки вызовет рост формы, такую многолетнюю суперкомпенсацию. В принципе, Таня писала мне, что делала даже по две тренировки в день, так что сказать – она не готова, — было бы неправильно. Акимова говорит, что ей очень комфортно и скорости вполне рабочие.

— С пропуском североамериканских этапов основой и отбором на ЧМ через ЧЕ согласны?

— Полностью. У меня есть опыт выступления со своими спортсменами за океаном в 2014 году на юниорском ЧМ в Преск-Айле. Из-за джетлага адаптация там проходит даже тяжелее, чем в горах. Поэтому после этапа КМ в Антхольце мы едем на сбор в среднегорье, это будет Обертиллах или Риднау. Затем спускаемся оттуда в Раубичи на ЧЕ и после него проводим тонкую подводку к ЧМ в Эстерсунде.

— Формирование сборной на декабрьские этапы пройдет строго в Контиолахти?

— Да, те, кто отберется там, будут на этапах до «Ижевской винтовки». Дальше уже станем смотреть. Следующая отсечка – Рупольдинг и параллельные кубки IBU. По их итогам окажется сформирован расширенный состав на сбор перед ЧЕ. И уже с ЧЕ – отбор на ЧМ.

— Какой результат выступления женской сборной в этом сезоне вы сочтете успешным?

— Успешное выступление – это всегда призы на ЧМ. Учитывая сильное изменение состава, любые медали, будь то личные гонки или эстафеты, станут для нас очень хорошим показателем, ведь для некоторых девочек в команде даже кубки мира еще непривычны, а уж ЧМ – и вовсе будет дебютным. Но мне как тренеру, конечно, даже с учетом этого все равно хочется видеть подиумы и места в цветах как на этапах КМ, так и на главном биатлонном форуме в Эстерсунде.

Лучшие биатлонные материалы на «Матч ТВ»:

Хочу поехать на Кубок мира по биатлону. Что мне нужно знать?

Шипулин опробовал новую форму сборной. Фото

Анатолий Хованцев: «Если Шипулин будет в норме, то, возможно, отправится на кубки IBU»

«Штаны мне почти всегда коротки». Интервью самого перспективного биатлониста России

Петр Пащенко: «Инспектор допинг-контроля увидел медведя и вернулся в машину»

Фото: СБР