live
03:00 Хоккей. Молодежные сборные. Суперсерия. 4-й матч. Прямая трансляция из Канады. Россия - Канада
03:00
Хоккей. Молодежные сборные. Суперсерия. 4-й матч. Прямая трансляция из Канады. Россия - Канада
05:30
Безумные чемпионаты. [16+]
06:00
Заклятые соперники. [12+]
06:30
Жестокий спорт. [16+]
07:00
Новости.
07:05
Все на Матч!.
08:55
Новости.
09:00
Футбол. Российская Премьер-лига. "Краснодар" - "Енисей" (Красноярск) [0+]
10:50
Тотальный футбол. [12+]
11:50
Новости.
11:55
Все на Матч!.
12:30
"ЦСКА - "Рома". Live. [12+]
12:50
Смешанные единоборства. UFC. Трансляция из США. Ч. Сунг Юнг - Я. Родригес. Д. Серроне - М. Перри [16+]
14:50
"Спартак" - "Рейнджерс". Live. [12+]
15:10
Новости.
15:15
Все на Матч!.
16:00
Профессиональный бокс. Всемирная Суперсерия. 1/4 финала. Трансляция из США. М. Бриедис - Н. Гевор. М. Власов - К. Гловацки [16+]
18:00
Новости.
18:05
Все на Матч!.
18:50
Хоккей. КХЛ. Прямая трансляция. "Ак Барс" (Казань) - "Слован" (Братислава)
21:25
Новости.
21:30
Ген победы. [12+]
22:00
"Тает лёд" с Алексеем Ягудиным. [12+]
22:30
Профессиональный бокс и смешанные единоборства. Афиша. [16+]
23:00
Все на Матч!.
23:30
Бой без правил. [16+]
01:25
Переломный момент. [16+]
03:00
Хоккей. Молодежные сборные. Суперсерия. 5-й матч. Прямая трансляция из Канады. Россия - Канада

Анна Фролина: «Буду выступать с флагом, гимном - и все равно порой кошки скребут на душе»

20 декабря 2017 09:33
Анна Фролина: «Буду выступать с флагом, гимном - и все равно порой кошки скребут на душе»
Анна Фролина / Фото: © РИА Новости/Александр Вильф
Россиянка, выступающая за Корею, рассказала корреспонденту сайта «Матч ТВ» о стадионе в Пхенхане, удивительном корейском биатлоне и своем отношении к флагу, гимну, патриотизму.

Машина ехала в гору, пока ползущий перед ней автобус не задумал остановиться. Потом автобус уехал – машина осталась. Летняя резина в Альпах – неважная замена песку.

Темень, сосны, сугробы, нервный разворот с помощью толкавших пассажиров того же автобуса, который успел вернуться назад. Брошенная машина, полкилометра пешком, горный тупик. В тупике – гостиница. Вокруг летают светлячки. Хотя нет, это латвийские, кажется, биатлонисты носятся по черному лесу с лампочками во лбу.

Но интересовали в тот вечер биатлонисты корейские.

Услышав просьбу позвать из номера Анну Фролину, портье-хозяин с достоинством удалился, потом вернулся с ключом и позвал за собой. Оказывается, подыскал мне комнату. Кореец в спорткостюме знал английский лучше. Пока он ходил за Аней, неизвестный мужик в лобби пеленал голенького младенца. За окном в мертвом лесу все летали фонарики…

Так на этапе Кубка мира в Анси жила сборная Кореи по биатлону. Выше ее гостиницы жизни, в общем-то, и не было. А в самой гостинице – вот такая.

– Расскажите для разминки, в каких условиях придется соревноваться биатлонистам в Пхенчхане?

– Горная местность, высота метров 800. Вообще там горнолыжный курорт. А во время Игр будут лыжный и биатлонный стадионы плюс вся высотная часть Олимпиады. Ветер постоянный и достаточно сильный. Трасса своеобразная, хотя я уже привыкла. Подъемы протяженные и крутые. Снега не всегда хватает, в 2009 году, если помните, на этапе Кубка мира надуло песка, и какое-то все сразу стало серенькое. Но к Играм наверняка не будет проблем с искусственным снегом.

– Как на вас вышли корейцы со своим предложением?

– До конца так и не поняла, если честно.

– Позвонили, написали, постучались в дверь?

– Из того, что знаю, – они искали опытных спортсменов высокого уровня, у которых был перерыв в карьере. Чтобы на двухлетний карантин не попасть. По моей информации, вышли сначала на Настю Кузьмину, она как раз в декрет уходила. Настя категорически отказалась, и тогда они попросили ее порекомендовать кого-то. Настя посоветовала меня как одну из кандидатур. Так все и началось.

– Говорили, вас хотели переманить не только корейцы. Что за страны еще звали? И почему все-таки Корея?

– Наверное, такой момент созрел, когда я стала готова к авантюре (смеется). Другие страны тоже звали. Какие? Ну, какие еще могут звать? Украина с Белоруссией, Болгария. Потом все сложилось так, что осталась Корея. Я ее и выбрала. Или она меня.

– Сменить гражданство обычно предлагают под какую-то цель. Чего ждут от вас корейцы? Медалей? Популяризации биатлона в стране?

– Ну, впрямую медалей, наверное, не ждут. Хотя их все ждут, и корейцы, как люди амбициозные, тоже. Как ни странно. Популяризация биатлона, повышение его нынешнего уровня – и это важно. Мы с Катей Аввакумовой в женской команде, Тимофей Лапшин в мужской, российские тренеры, врачи, сервисмены… Корейцы сейчас впитывают наше сотрудничество, как губка.

– Четкие задачи ставят? Место в десятке, допустим. Или бегай, а там как пойдет?

– Да вроде пока сильно не давят.

– Какова ваша личная олимпийская цель?

– Подойти к Играм в хорошей форме, не наделать ошибок и посмотреть, что из этого выйдет.

– Биатлон в Корее развит? Зрители на соревнования ходят?

– Хм, я бы сказала, совсем не развит.

– Секции биатлонные есть?

– Что-то есть, но там вообще сложно все. Страна южная, бесснежная. Только в Пхенчхане и можно кататься на лыжах, наверное. Даже если есть желание и средства, поднимать в Корее зимние виды непросто. Это же целая система, начиная с детей и тренировочного процесса! Как это встроить в корейскую жизнь, если в других странах с малых лет – инфраструктура, методики, конкуренция? Корейцы пытаются, но менять надо очень многое. Судя по тому, что я видела, пока происходящее с зимними видами и биатлоном в Корее очень далеко от профессиональных стандартов. Это на самом деле трудно – выстроить зимний спорт в южной стране.

– Получается, вас взяли под домашнюю Олимпиаду. Или у корейцев проект на годы вперед?

– Не знаю.

– Президент федерации – бизнесмен, чиновник?

– Тот же ответ. Там все непонятно, стараюсь не лезть лишний раз. Хочу только бегать. Чтобы дали условия тренироваться, и никто не трогал, а я бы только бегала, бегала… Очень хочу. Ничего больше не надо, так себя запрограммировала.

– Дают условия?

– Да, все есть.

– Вы уже побили все корейские рекорды в биатлоне. Чувствуете благодарность нации? На руках носят?

– Учитывая популярность вида спорта в стране, и не жду такого. Большая часть корейцев знать не знает, что такое биатлон. А если слышали на примитивном уровне, то вряд ли интересуются или смотрят трансляции. Все в этом смысле очень ровно.

– Сколько человек в первой корейской сборной?

– Сейчас на Кубке мира – пятеро. Три девочки и два мальчика.

– Ух ты. Я спрашивал только про женскую команду.

– В ней мы с Аввакумовой и кореянка. В мужской – Лапшин и кореец.

– А Александр Стародубец, 24-летний москвич, которого корейцы тоже натурализовали?

– На Кубке мира его нет.

– И как втроем бегать эстафеты?

– Доезжают люди с Кубка IBU. У нас квота – три участницы, зачем держать в команде четвертую без стартов?

– А как же конкуренция – двигатель прогресса?

– У меня ее нет.

– Но в этом ведь и плюс, как сказал ваш тренер Леонид Гурьев. Спокойно готовишься, соревнуешься. Никто не вытеснит.

– Важно, чтобы плюс на минус не ушел. Бывает, из-за недостатка конкуренции и результат падает, так что сильно радоваться не стоит. Но если выбирать между той конкуренцией, что была в российской сборной в мое время, и нынешним вариантом, второй мне точно подходит больше. Самодисциплина не дает расслабиться, а опыт подсказывает, что нужно для нормальной работы. Мне так комфортнее физически, психологически. Может, потому, что в свое время сильно настрадалась от конкуренции и того, что ей сопутствует.

– Корейские тренеры – кто они?

– Специалисты, которые перенимают биатлонный опыт.

– У вас в команде есть женщина – тренер по стрельбе. Она бывшая биатлонистка или хороший стрелок?

– На уровне Кореи, может, и хороший. Но я даже не уверена, честно говоря, что она по стрельбе. Просто тренер. Работает в штабе, значит, нужна зачем-то.

– Часто бываете в Корее?

– Не очень. Было два летних сбора в Пхенчхане по настоянию руководства. Да и нам хотелось олимпийские трассы лишний раз накатать. Тренировочный процесс организовать там непросто из-за общей ситуации с биатлоном.

– А что не так? Трасса есть, лыжи есть, тренажеры наверняка тоже. Кормят плохо?

– Трассы нет.

– Ой. Даже роллерной?

– Есть стрельбище на территории, принадлежащей гольф-клубу, и петля в 300 метров – вот что мы могли использовать на сборе. Нормальный тренировочный процесс в таких условиях организовать тяжело. Но надо. Поэтому пытались, как могли.

– Вне сборов приезжали в Корею?

– На это и времени особо нет.

– Говорят, вы учили язык.

– «Вы учили» или «выучили»?

– Первое.

– Учила. Но не выучила. Какие-то азы схватила, самые общие.

– Как же прошли комиссию на присвоение гражданства?

– Комиссий было две. В первой – человек 10-12, во второй два. Задавали вопросы по-корейски.

– Гимн просили спеть?

– Да. В Корее это важно, гимн разучивают с самого детства, любой малыш обязан его знать и петь.

– Спели?

– Да.

- А вообще хорошо поете?

– Нет.

– Повезло экзаменаторам. Хорошо, задают они вопросы, вы не понимаете. И?

– Далеко мы не продвинулись, но обе комиссии прошла. Так надо было, наверное.

– Приглашали новоявленную кореянку выступить перед детьми или трудящимися для популяризации биатлона?

– Пока нет. Не факт, что они поняли бы, о чем и о ком идет речь.

– Про то, что вас раньше звали Булочка, поскольку до Фролиной вы были Булыгиной, корейцы тоже не знают?

– Откуда? Пыталась им как-то объяснить происхождение наших фамилий, потом поняла, что это вообще разные плоскости. Что-то они поняли или, скорее всего, сделали вид. Русский с его склонениями и спряжениями для них еще сложней, чем для нас корейский с его 40 буквами.

– Правда, что вас хотели натурализовать, как Анну Со, что означает «западная»?

– Была такая идея – приблизить меня к корейскому народу. Не получилось. Сохранила российское гражданство, а менять надо было все документы и метрики.

– Почему вас нет в соцсетях?

– Неинтересно.

– За окном сугробы, ночь, лес. Как же коротать время на сборах и этапах?

– Вообще никаких проблем. Коротать время без интернета – замечательно.

– Муж Юрий Фролин, бывший сервисмен российской сборной, где сейчас?

– В лыжной сборной Белоруссии.

– Далековато от Кореи.

– Большую часть времени мы порознь, так получается.

– А трехлетний сын с кем?

– В Салехарде, с моим папой.

– Отец – ваш первый тренер. Как он отнесся к смене гражданства?

– Папа переход одобрил, из декрета меня выгнал: «Хватит дома сидеть». Он всецело за мою спортивную жизнь. Профессиональные советы дает реже, на таком уровне все-таки не работал, но психологически сильно помогает.

– Сейчас идет большой шум насчет родины и флага в Пхенчхане. А для папы, выходит, на первом месте все-таки спорт.

– Да, мы с ним так решили.

– И будете теперь в Корее с флагом. И гимном, если победите. А ваша бывшая сборная – без.

– Странно сложились обстоятельства. Никогда не любила жалость и сочувствие, хоть к себе, хоть к другим. Но теперь вообще не понимаю, как это – без флага? И на себя примеряю: тоже ведь выступаю под флагом новой страны… Это не одно и то же, но во мне как-то перекликается. Никогда не представляла, не думала о таком. Кошки поскребывают на душе, хоть и ясная, в общем, ситуация.

– В корейскую кухню и культуру успели погрузиться?

– Не очень глубоко. Сложный процесс, очень разные культуры. Нужно долго там жить, а мы только тренируемся.

– Едите во время сборов стандартную спортивную пищу?

– Стандартную корейскую. Был тяжелый период адаптации, палочки так и не освоила толком, но уже разбираюсь примерно, как и что. Самое вкусное? Нравится, как у них роллы делают, совсем не по-нашему. Пирожки из рисовой муки с разными начинками интересные. Хотя корейская кухня мне не очень подходит.

– Фильмы Ким Ки Дука смотрите?

– Не знаю даже, кто это.

– Вышивкой продолжаете заниматься?

– Вышиваю и рисую иногда.

– Видел вас с вышивкой в Ванкувере. События давние, но пережили вы то непопадание в золотую эстафету тяжело. Внешне казались просто раздавленной.

– Главное, пережила. Ситуация сильно меня поменяла, но вспоминать не хочу. Так было. Так надо было, наверное… И все.

– Такой удар мог закалить или закомплексовать. Вас – закалил?

– Были разные стадии и этапы. Хочу думать, что закалилась и выдержала достойно.

– С кем-то общаетесь из той команды?

– При случае общаемся. Редко. 

– В прошлом году, едва вернувшись, вы жаловались на скорость. В этом как?

– Комфортней. Но пока не могу собрать стрельбу. То ли захлебнулась этой скоростью и не могу переключится, то ли еще что-то непонятное.

– Тренер корейской сборной Андрей Прокунин кричал вам в прошлом сезоне: «Добавь, есть шанс пробиться в масс-старт!» А вы рассказывали, как думали при этом: «Не дай бог!» Сейчас на три гонки за этап сил хватает?

– Хватает. Правда, в масс-старт в Анси не отобралась. Была по рейтингу 31-й, никто не снялся, поэтому не стартовала. Но была готова.

– Обходя россиянок в протоколе, какие чувства испытываете?

– Воспринимаю всех нас, приезжающих на этапы, как что-то единое, без разделения на страны. Вижу в девочках коллег и соперниц, но почти не обращаю внимания на флаги на их комбинезонах.

– И все же сказали в микст-зоне: «Если бы выступала за Россию, меня бы уже не было в Анси». Не укол?

– Просто два первых этапа вышли провальными, и в российской команде меня просто отстегнули бы от Анси, заменив другой девочкой. Так что все объективно.

Фото: РИА Новости/Александр Вильф, РИА Новости/Алексей Филиппов, Martin Rose/Bongarts/Getty Images, Пресс-служба ФЛГР

Анна Фролина: «Выступай я за Россию, меня бы уже не было на Кубке мира»

Анна Фролина: «В глубине души на свой переход в Корею смотрела как на предательство»