Интервью Зигфрида Мазе «Матч ТВ». О конкурентах в смешанной эстафете, медальном плане Норвегии и новом прикладе Йоханнеса Бе

Интервью Зигфрида Мазе «Матч ТВ». О конкурентах в смешанной эстафете, медальном плане Норвегии и новом прикладе Йоханнеса Бе
Зигфрид Мазе / Фото: © Joel Marklund / Keystone Press Agency / Global Look Press
Интервью с тренером норвежской сборной за день до старта чемпионата мира.

10 февраля в словенской Поклюке стартует чемпионат мира по биатлону. Открывает программу чемпионата — смешанная эстафета (покажем в прямом эфире в 16:35 по Москве). Главные фавориты в каждом старте — сборная Норвегии. На данный момент в женском общем зачете Кубка мира представители этой страны занимают первые два места, в мужском — первые четыре.

За день до первой гонки чемпионата мира корреспондент сайта «Матч ТВ» поговорил с тренером норвежской команды Зигфридом Мазе. В этом интервью:

Зигфрид Мазе / Фото: © Petter Arvidson / ZUMA Press / Global Look Press

— Как проходила подготовка вашей сборной к чемпионату мира?

— Йоханнес Бе и Ветле Кристиансен после Антхольца вернулись в Норвегию. Легрейд, Тарьей Бе и другие остались в Европе, в Австрии. Я был с ними.

— А почему ваша команда разделилась?

— Из-за коронавируса. Мы не говорим спортсменам, что им нужно делать, а позволяем им самим решать, что они хотят делать. Мы приняли такие правила еще до Рождества.

— Йоханнес и Кристиансен поехали в Норвегию, потому что считают, что там более безопасно?

— Нет. Йоханнес хотел повидаться со своим сыном.

— Йоханнес поменял приклад винтовки перед чемпионатом мира, сказав, что, возможно, это глупый поступок. Как вы считаете?

— Все немного удивлены этим решением. Многие журналисты спросили об этом. Думаю, что он… Нет. Не думаю, а знаю точно. Он не был удовлетворен своими результатами в январе, подошел ко мне и сказал, что хочет поменять, что не чувствует себя комфортно, что у него плохие ощущения, что он хочет с этим что-то сделать. Я ответил: «Вперед! Меняй. Я тебя поддержу. Это важно». И тогда он поменял. Сейчас прошла тренировка, на которой все было хорошо.

— Как вы выбирали состав команды на смешанную эстафету?

— Мы просто посмотрели мужской и женский зачеты Кубка мира и взяли лучших.

— Что вы ожидаете от этой гонки?

— Если мы снова посмотрим в таблицы общего зачета, то увидим, что у нас в составе двое лучших из мужского тотала и двое лучших из женского. Поэтому нас можно считать фаворитами. Естественно, у нас у всех большие ожидания. Но в этом и сложность, когда ты фаворит на бумаге. Все ожидают, что мы победим. Но это не означает, что мы победим, нам нужно сражаться за эту победу. Сражаться, потому все хотят у нас выиграть. С другой стороны, это хороший вызов для нас, хороший опыт, учитывая, что в следующем году будет Олимпиада. Там внимания будет больше. Поэтому, какой бы ни был результат завтра, гонка станет хорошим уроком.

— Кого считаете главным конкурентом в смешанной эстафете?

— Как минимум шесть команд могут выиграть завтра. В первую очередь это Россия, затем Германия, Франция, Италия, Швеция. Они все могут попасть на пьедестал, все могут победить.

— В смешанной эстафете первыми стартуют мужчины, а затем бегут девушки. Мне кажется, что для вашей команды в этом есть плюс, потому что Йоханнес в текущем сезоне был не всегда уверен на последнем рубеже. Как считаете вы?

— Согласен. Думаю, что это лучшее решение для нас. Если бы сначала были два женских этапа, то я бы поставил Йоханнеса на третий, а Легрейда на последний.

— Вы сделаете так в классической эстафете?

— В смешанной эстафете сделали бы так, как будет в классической — не могу сказать.

— Я слышал, что план вашей команды — завоевать на этом чемпионате мира 4-6 золотых медалей.

— Не знаю, от кого вы услышали про такой план. Не буду говорить, что мы собираемся завоевать шесть золотых. Потому что если мы не завоюем медалей в первых гонках, то это будет звучать смешно. В биатлоне нужно всегда оставаться скромным. Все может пойти не по плану. Поэтому надо просто стараться показать свой лучший результат.

— Про 4-6 золотых сказал спортивный директор вашей сборной Пер-Арне Ботнан.

— Он — босс. Босс не несет такую ответственность, он не тренирует. В этом разница между ним и мной. 

Читайте также: