«Когда Мартен ответил, я не поверила своим глазам». Фуркад стал добрым волшебником для еще одной россиянки

«Когда Мартен ответил, я не поверила своим глазам». Фуркад стал добрым волшебником для еще одной россиянки
Фото: © Личный архив Акжаны Абдикаримовой
Член паралимпийской сборной России Акжана Абдикаримова рассказала «Матч ТВ» свою историю.

Мартен Фуркад уже не в первый раз радует российских болельщиков. Он подарил несколько своих медалей детям на этапах Кубка мира, которые проходили у нас в стране, в прошлом году попросил школьницу Тамбова стать иллюстратором его книги (рассказ девочки об этом читайте здесь). На этот раз личное сообщение в инстаграме получила член паралимпийской сборной России, лыжница, биатлонистка, легкоатлетка Акжана Абдмикаримова. Она выиграла в конкурсе на фирменные перчатки от Мартена. Мы поговорили с Акжаной не только о Фуркаде, но также о том:

https://www.instagram.com/p/BdzWo27nJWy/?igshid=gp0kery18011

О себе

— Мне 36. Я родилась в Казахстане, в Караганде. Когда мне было 2 года, мы переехали с родителями в Москву, потому что в Казахстане не было никакой возможности ухаживать за ребенком-инвалидом. В Москве проводилось хотя бы какое-то лечение. Понятно, что с моей травмой встать на ноги невозможно, но здесь можно лучше поддержать какой-то нормальный уровень жизни, чем в Караганде на тот момент времени.

Родилась уже с травмой. Она называется Spina Bifida — это незаращение дужки позвоночника. Бывает несколько стадий. У меня одна из самых тяжелых. Когда мне делали операцию, все окончательно перерезали. А вообще есть люди с такой травмой, которые могут ходить. У меня, к сожалению, пошло по другому сценарию.

https://www.instagram.com/p/BZ89yEUH3fN/?igshid=yu0eloxsr9qh

У меня было прекрасное детство, потому что родители со мной занимались. Увлечения были как у всех: рисовала, учила языки. Меня насильно заставляли их учить. Но сейчас я очень за это благодарна, потому что могу свободно общаться с иностранцами на соревнованиях. Конечно, друзей в детстве у меня особо не было, так как большую часть времени до 13 лет провела дома. В 14 мама отправила меня на тренинг, где я приобрела кучу друзей. Стала чаще выходить на улицу. Отношение к людям на коляске начало меняться. Появлялись пандусы, среда становилась более доступной.

После школы я поступила в Российский государственный гуманитарный университет на факультет политического пиара, маркетинга и рекламы. После его окончания работала у папы в фирме, а потом, в 2008-м, случился кризис, и я ушла оттуда. Какое-то время болталась в свободном плавании.

О том, как стала спортсменом-паралимпийцем

— Однажды, на тот момент мне было 25, подружка пригласила меня в кафе. Мы с ней встретились довольно поздно — часов в 11 вечера. Я сама туда приехала, так как уже водила машину, зашла в кафе — и в этот момент туда зашел молодой человек. Он посмотрел на меня со всех сторон, подсел и говорит: «А не хочешь заниматься спортом?» Все мне рассказал про лыжи, про тренировки. Я до этого по телевизору смотрела Олимпиаду в Ванкувере. Для меня это было классно, и я хотела заниматься горными лыжами, хотя тогда даже не отличала горные от беговых. Поэтому ответила: «Давайте попробуем».

Молодой человек оказался протезистом. Он очень хорошо знал Ирину Александровну Громову (старший тренер паралимпийской сборной России по лыжным гонкам и биатлону). Дал мне ее телефон. Я позвонила и приехала на тренировку. На тот момент весила 68 килограммов и не держала ничего тяжелее собственной сумочки. Так мы начали работать. Зимой — лыжи и биатлон, летом — гонки на колясках.

На самом деле многие люди не знают, куда идти. Они занимаются спортом на любительском уровне, но не понимают, как попасть в профессионалы. Сейчас мы ведем инстаграм про нашу сборную, где все подробно рассказываем и показываем. И это дает результат. К нам уже пришли 10 совсем маленьких спортсменов.

https://www.instagram.com/p/CJN9dTopHlx/?igshid=1rxrz7aq7ghf2

Первые тренировки были в 2010-м, а уже в 2014-м я поехала на Олимпиаду в Сочи. Подготовка к Играм была идеальная, особенно в ментальном плане. Я это поняла потом, когда было с чем сравнить. В самом начале у Ирины Александровны спрашивали: «Вы действительно думаете, что из этого может что-то получиться?» Она улыбалась и молчала. Получилось. До 2013 года я вообще не попадала в очки, бежала очень медленно. А потом произошел скачок. Может, я что-то переосмыслила, может, набрала форму. В 2013-м стала третьей на этапе Кубка мира по парабиатлону и попала в список на отбор в Сочи. Ехала на Олимпиаду последним номером. На Играх стала пятой.

Во время подготовки к Олимпиаде в Сочи у нас не было другой жизни. Мы жили этими Играми, спали ими. А когда все закончилось, произошло опустошение. Я не понимала, что дальше и куда двигаться. Затем родилась цель — выступить на летней Паралимпиаде. Начали подготовку летом 2014-го. В 2015-м отобрались на чемпионат мира. Это была беспрецедентная история, потому что девочки в группе Ирины Александровны туда не попадали. В итоге мы хорошо там выступили и получили путевки в Рио.

https://www.instagram.com/p/Ba4WLgCDuNY/?igshid=s0vek3w8ghrl

Очень серьезно готовились к этим Играм. Затем поехали на последний подготовительный сбор в Тайланд. Половина команды уже тогда чувствовала, что происходит какая-то нездоровая ситуация. Тогда уже не допустили некоторых наших спортсменов на Олимпиаду и пошла движуха на паралимпийцев. Но чтобы нас совсем не пустили, не ожидал никто. Было разочарование, а потом долгое собирание себя в кучу. Морально было сложно.

Бросить спорт никогда не хотелось. Я получаю от него удовольствие и чувствую себя свободной. Но от мысли про выступление на международных соревнованиях уже тошнило. В голове была построена структура паралимпийских ценностей. А потом они раз — и исчезли. Все, что они говорят, все, ради чего это затевалось, стало ерундой. У меня был бунт. Хотелось плюнуть им всем в лицо. Но потом отпустило.

На альтернативных играх у меня было самое дно моего эмоционального состояния. Ты понимаешь, что должен быть не здесь, а в другом месте. 2016 и 2017 годы были самыми сложными. Нас здорово поддержал Гера Кадыков с ребятами, которые организуют лыжные марафоны. Они сделали для нас «Кубок духа». Появился список соревнований, к которым мы готовились. Выбрались из этого состояния. Потому что было сложно смотреть, когда все выступают, а ты — нет.

Мы были готовы к тому, что можем не поехать на Олимпиаду в Пхенчхан, тем более прецедент уже был. В итоге нам объявили: девочки едут, мальчики — нет. Что-то не так у них было с квотой. Не хочу об этом особо говорить, но это чушь собачья. Мой тренер — Ирина Александровна — входила тогда в какой-то комитет. Но так как официальные лица не могли поехать в Пхенчхан, ее не пустили. Это тоже было для меня эмоционально сложно. Ирина Александровна все равно поехала как зритель за свой счет. Смотрела соревнования с трибуны. Мы с ней перекрикивались на соревнованиях.

https://www.instagram.com/p/BgkjIzvgMoq/?igshid=ef2ot9cgji3a

В Пхенчхане за нами постоянно ходил специально обученный человек. Он смотрел нет ли у нас чего-нибудь бело-сине-красного и не составляем ли мы вместе российский флаг. Эти мелочи тоже выбивают из колеи, хотя, конечно, не должны. Но эмоционально было непросто. Выступила там плохо — стала восьмой или девятой.

На Олимпиаду в Токио мы не собирались. Потому что получается разрыв в цикле, да и я как-то перегорела. Решили с тренером, что готовимся к Играм в Пекине с прицелом на парабиатлон.

О парабиатлоне и посылке от Фуркада 

— У нас в календаре где-то 3-4 этапа Кубка мира по парабиатлону. Еще есть чемпионат мира, ну и Паралимпиада раз в четыре года. Чемпионаты Европы пока не проводятся, должны начать в этом году.

В прошлом сезоне мы приезжали на чемпионат мира в Швецию. Гонка должна была быть вечером. Но утром мы просыпаемся, а нам говорят, что Швецию закрыли из-за пандемии, и никаких соревнований не будет. У нас уже все было готово, но вместо стадиона мы поехали домой. После Швеции соревнований у нас еще не было. В марте должны пройти старты в Словении и Финляндии.

Фото: © Личный архив Акжаны Абдикаримовой

Между классическим биатлоном и парабиатлоном, конечно же, есть различия. Винтовка у нас пневматическая, расстояние до мишени — 10 метров. Есть только стрельба из положения лежа. С винтовками мы не бегаем, нам ее подают на самом огневом рубеже. Существуют три вида дистанции: спринт — 6 километров, 2 огневых рубежа, средняя — 10 километров, 4 огневых рубежа и дополнительные штрафные круги за промахи, индивидуальная гонка — 12,5 километров, четыре рубежа и дополнительная минута за промах. Сейчас пытаются внедрить эстафеты. Уже прошли пара тестовых соревнований, но я пока в них участвовала.

Иногда мы пересекаемся с биатлонистами на сборах. Например, летом тренировались с шашиловскими девчонками на «Лауре» в Сочи. Конечно, чаще встречаемся с ними на каких-то мероприятиях. Фотографию с Мартеном Фуркадом я сделала на «Гонке чемпионов» в Москве.

Чуть больше месяца назад я листала ленту инстаграма. Увидела, что Мартен выложил у себя конкурс. Нужно было написать, почему ты хочешь выиграть перчатки от него и его спонсора. Я, даже особо не задумываясь о победе в конкурсе, написала, что занимаюсь парабиатлоном и хочу однажды выиграть паралимпийские игры. Отправила. Ушла на тренировку. Прошло где-то два часа, и мне пришло сообщение от него: «Это достаточно весомая причина, чтобы получить этот приз». Я вообще не поверила своим глазам.

Фото: © Личный архив Акжаны Абдикаримовой

Он сказал, чтобы я прислала ему свой адрес и размер до понедельника. Я написала. Он ответил: «Жди». И где-то через месяц на почту мне пришло целых две посылки. В одной просто перчатки, во второй — перчатки с автографом Мартена. В сторис инстаграма GromovaTeam мы написали «Спасибо! Все пришло! Очень здорово!» Он ответил: «Поздравляю! Привези их к подиуму». 

Читайте также: