Надежда Скардино: «Мартин прислал голое фото сборной Швейцарии. Спросила: «Вы собираетесь это выкладывать?»

Надежда Скардино: «Мартин прислал голое фото сборной Швейцарии. Спросила: «Вы собираетесь это выкладывать?»
Надежда Скардино / Фото: © РИА Новости / Алексей Филиппов
Большое интервью олимпийской чемпионки — о жизни после спорта, просьбах Александра Лукашенко возобновить карьеру, романе со швейцарским биатлонистом Мартином Егером, а также о том, каково уехать из России в 19 лет и начать биатлонную карьеру в белорусской команде.

Надежда Скардино приехала на Европейские игры в Минск, где поучаствовала в эстафете огня и церемонии открытия. В остальные дни Игр Надежда посещала соревнования в качестве зрителя. «Матч ТВ» встретился с олимпийской чемпионкой после командного финала в легкой атлетике и спросил, чем она сейчас занимается и где живет.

Из этого материала вы узнаете:

• Почему Скардино за год не нашла себе работу

• Что она и Дарья Домрачева сказали Александру Лукашенко, когда он попросил их вернуться в сборную

• Как она отреагировала на голое фото швейцарской команды, за которую выступает ее бойфренд — Мартин Егер

• Насколько сложно начинать биатлонную карьеру не в родной стране

• Как сложилась бы ее карьера, если бы Надежда осталась в России

«Был проект спортивного радио. Он закончился. Нам сказали, что нет новых радиоточек»

— Год назад вы объявили о завершении карьеры в прямом эфире белорусского телеканала. Почему вы это сделали именно в тот день и таким образом?

— Я не считала нужным собирать пресс-конференцию. Хватит и того, что скажу это по ТВ. Это был олимпийский день в Беларуси. Я знала, что ко мне будут подходить, просить интервью и спрашивать о продолжении карьеры. Я приняла решение за несколько дней до этого. Прикинула, что соврать уже не смогу о том, что думаю. Тогда уже не думала.

— Перед объявлением телевизионщиков предупредили о том, что вы скажете?

— Они заранее знали, что я буду говорить, поэтому попросили сказать это в прямом эфире. Многие зрители видели, что для меня это было нелегко. Когда я произнесла это в эфире, только тогда полностью осознала, что закончила.

— Психологически после объявления было тяжело?

— Нет. Вечером я поехала к своей команде. Мы посидели, я даже выпила бокал вина за окончание. На самом деле я уже перед началом олимпийского сезона понимала, что он станет последним. Может, это мне придало сил, чтобы отдаваться спорту на 110 процентов. Может, поэтому выигрывала какие-то гонки. У меня не было сожалений. Я была воодушевлена, ждала, как же поменяется потом моя жизнь, не унывала, что год последний.

https://www.instagram.com/p/Bjiegdfjs5L/

— Чем вы занимались этот год?

— Отдыхала, восстанавливала физические и психологические силы, обдумывала, чем хочу заниматься в будущем. Не кидалась в какую-то работу. Были проекты, но на короткое время. Понимаю, что, если работать, то в той сфере, которая будет мне интересна, где смогу реализовываться. Этот год я занималась собой. Могла ехать туда, куда хочу, общаться с тем, с кем хочу. Это было прекрасно. Много времени провела с семьей и друзьями.

— Доход какой-то сейчас есть?

— Я что-то сэкономила в то время, когда выступала. Когда ты занимаешься спортом, то у тебя нет времени тратить деньги. Это приятный момент, когда ты можешь потратить то, что ты накопил для себя.

— Вы хотели открыть в Беларуси спортивное радио. Почему не получилось?

— Да, был такой проект, но он закончился. Нам сказали, что нет новых радиоточек, чтобы его открыть, поэтому проект не мог существовать.

— Когда вы рассказали о причинах в эфире, то этот момент вырезали. Удивились?

— Мне показалось, что я ничего такого не сказала. До сих пор не поняла, почему вырезали. Немножко удивилась.

«Когда Александр Лукашенко попросил вернуться, объяснили ему причины, по которым закончили»

— В Беларуси вы — большая звезда?

— Не знаю, как это измеряется. Узнают, конечно, подходят, фотографируются. Мне приятно, что не забывают. Я не такая звезда, которая мелькала на протяжении 20 лет. Наша известность очень коротка после спорта. Посмотрим. До сих пор говорят: «Спасибо большое за ваш труд. Мы болели, переживали».

— А в России узнают?

— Очень нечасто. В моем маленьком городе — Сестрорецке — могут узнать. Или, допустим, слышали фамилию, потому что она запоминается. На лицо — мало узнают.

— Вы ездили в Антхольц в прошлом сезоне. Это был единственный этап, на котором побывали?

— Я еще была в Рупольдинге, но полный этап Кубка мира смотрела только в Антхольце.

— Какие ощущения?

— Была ностальгия. Тем более я в первый раз в Антхольце стала призером Кубка мира. Это вообще мое самое любимое место, где выступала. Летом тоже очень хорошо на сборах. Думаю, для многих Антхольц — одно из любимых мест для соревнований. Было интересно наблюдать со стороны в качестве зрителя. Воспоминания не оставляли.

— Чувства сожаления не возникало?

— Нет. Ностальгия по соревнованиям есть, но потом вспоминаешь, сколько надо потратить сил и времени, чтобы ощутить приятные моменты. Ты должен быть готов в большой работе, которая идет круглый год. Если ты не готов потратить на нее все свое время, то просто не увидишь результат. Спортсмен без результата — несчастный спортсмен.

https://www.instagram.com/p/BtI9vwCDkZR/

— Вы договаривались с Дарьей Домрачевой о поездке в Антхольц?

— Да, разговаривали.

— Часто с ней общаетесь?

— Если учитывать, что у Даши семья и она занята, а я постоянно езжу в разные страны, то часто.

— Не обсуждали с ней тему возвращения в спорт?

— Мы разговаривали про разные спортивные моменты, но не обсуждали возобновление карьеры, потому что каждый из нас принял осознанное решение.

— У вас за этот год мыслей таких не возникало?

— Не было. В данный момент у меня еще есть какие-то планы, которые несовместимы со спортом. Я как спортсмен полностью реализовалась, добилась того, чего хотела. Главная цель всегда — Олимпиада. Это нужно было бы еще четыре года работать. В моем возрасте уже сложно настроится на такой срок. Не было в тот момент мотивации, чтобы продолжать. Без мотивации спорт — ничто.

— Правда, что вас с Домрачевой просил вернуться Александр Лукашенко?

— Да, было. Это произошло на встрече. Второй раз — на соревнованиях по биатлону в городе. Тогда он об этом снова говорил. Мы ему объяснили причины, по которым закончили. Они были довольно веские.

https://www.instagram.com/p/Bnen36XjO1m/

— Он сказал, что просил вас вернуться, потому выступление сборной Беларуси — позор. Вы так не считаете?

— Когда мы приехали после Олимпиады, он говорил, что должны поддержать команду. Всем было понятно, что будет сложновато, когда уходят первый и второй номера в команде. У каждой команды есть взлеты и падения. Обычно это происходит после Олимпиады, потому что многие заканчивают. Поэтому нужно немножко подождать. Ира Кривко очень хорошо себя показывала. Думаю, девочкам есть за кем тянуться, с кого брать пример. Важно, чтобы в команде был сильный лидер. Ира в данный момент таковым является. Я считаю, что в этом году девчонки проявили себя достойно. Они еще могут себя показать. У них есть три года до Олимпиады.

«Сказала Мартину, что у нас восприняли бы голую фотографию неоднозначно»

— Как у вас после завершения карьеры с личной жизнью?

— Все прекрасно. Сейчас могу уделить ей больше времени. Меня это радует.

— Вы до сих пор встречаетесь со швейцарским биатлонистом Мартином Егером?

— Да, все хорошо. Планируем создать семью через какое-то непродолжительное время.

— Вы познакомились с ним в Пхенчхане?

— Да, после олимпийской медали в эстафете знакомая девочка из Санкт-Петербурга позвала на дискотеку. Надо было развеяться. Олимпиада — это напряженный момент, даже после медалей. Прошло последнее соревнование, и я понимала, что надо побыть и туристом в Корее. Поехали. И на дискотеке познакомилась с Мартином. До этого я его не знала, а он — да. Так срослось.

— Почему ваш роман журналистам «сдал» Михаэль Реш?

— Это его друг. Когда мы у него спрашивали, он ответил: «А что здесь такого?» У нас мало говорят о личной жизни, не хотят смешивать ее и спорт. У них другое восприятие.

— Где вы планируете с ним жить? Не думали об этом?

— Конечно, думали. Обычно где живет муж, туда и переезжает жена. Хотя бывает по-разному. Он там работает. Поэтому правильнее будет жить там.

https://www.instagram.com/p/BxsQkqvFm_u/

— Как вы отреагировали на голую фотографию швейцарской сборной в инстаграме?

— Он мне прислал один из снимков. Я посмеялась, хотя сказала, что у нас бы восприняли это неоднозначно. У них другое психологическое отношение к спорту — это больше хобби, хотя физических сил они отдают не меньше. Они чувствуют себя свободнее в спорте психологически, на мой взгляд. Мои подруги посмотрели фотографию, им понравилась сборная Швейцарии. Никто ничего плохого про фотографию не сказал. Я отреагировала с юмором. Спросила: «Вы собираетесь выкладывать это фото?» Он ответил: «Не знаю, если парни решат». Для меня это не было чем-то из ряда вон.

— Как часто вы стреляли за этот год?

— Когда к нему в гости приезжала, то помогала ему на тренировках. Мое ложе находится у него, иногда с его винтовки стреляю. Также выступала в «Гонке легенд». Перед ней стреляла с юниорской командой.

https://www.instagram.com/p/BmV4sB5jM8R/

— Сложно держать форму после спорта?

— Мне несложно тренироваться по разу в день. Четырех занятий в неделю достаточно для поддержания формы. Я этот год не работала, было много свободного времени. С удовольствием ходила на тренировки, бегала на соревнованиях — марафонах, полумарафонах. Как раз могла компенсировать те эмоции, которые хотелось почувствовать от спорта. Поэтому адаптационный период проходил легче. Сейчас есть много соревнований, на которых может выступить бывший спортсмен. Это мне помогало. Хотя не скажу, что была какая-то ломки или депрессия.

— Некоторые представители циклических видах спорта не очень хотят после завершения карьеры заниматься «цикликой». Как у вас?

— Я знаю, что есть спортсмены, которые говорят в интервью, что даже возненавидели спорт. Некоторые, допустим, недобегали до тех результатов, которых они хотели. Я рада, что закончила карьеру на тот момент, что по-прежнему люблю биатлон. Мне хочется стрелять, тренироваться, участвовать в соревнованиях. Иногда скучаю. Это замечательно, когда спортсмен заканчивает на такой ноте.

— Где вы сейчас живете?

— В трех местах. Иногда в Санкт-Петербурге, где живет моя семья, иногда в Минске, иногда в Швейцарии. Поэтому живу везде.

«Если бы осталась в России, то через год ушла бы из спорта»

— Когда вы выступали, сколько было попыток с российской стороны вернуть вас обратно?

— Ни одной. Изначально я не была топовым спортсменом. Я перешла в биатлон из лыжных гонок только в Беларуси. Никогда им не занималась в России. Сильным спортсменом я стала только через 7 лет проживания в Минске. Многие не знали, что я была российской спортсменкой. Биатлонисткой международного уровня стала уже в Беларуси

— В Минске живет Александр Тихонов. Он с вами на эту тему не общался?

— Нет. В этом не было заинтересованности. Я благодарна Беларуси, что они мне дали шанс, и я смогла раскрыться как биатлонист.

— Насколько легко вам в 19 лет далось решение выступать за Беларусь?

— Очень легко. У меня был переломный период. Уже не видела роста в лыжных гонках. В биатлоне я нашла любовь к спорту, тренировалась с удовольствием. В лыжных гонках я радости не получала.

https://www.instagram.com/p/BkdkzxaD0xi/

— Как вас встретили в команде? Не было разговоров, что занимаете чье-то место?

— Всегда к гостям из других стран относятся скептически. Было негативные мнения в сторону моей персоны. Оно, может, не открытое, но представляю, что какие-то спортсмены считали, что я заняла их место. Может, мне повезло, что сделала какой-то задел на соревнованиях. Когда я перешла, то уже победила на летнем чемпионате мира среди юниоров, была высоко на чемпионате Европы. Моим большим плюсом всегда была хорошая стрельба. Тренеры понимали, что нужно подтянуть физику, чтобы увидеть какие-то результаты. Когда есть результат, сложнее говорить, что человек занимает чье-то место. Мне кажется, в нашей команде был спортивный принцип формирования состава. Кто сильнее — тот и бежит. Надеюсь, что никого не подвинула. Если подвинула, то извиняюсь.

— От болельщиков доставалось?

— Конечно, как и всем. У любого спортсмена больше проигрышей, чем выигрышей. Может, только Усейн Болт или Майкл Фелпс, но и они не всегда побеждали. Спортсмен — это такой человек, который ставит перед собой завышенные цели. Обычно он выступает хуже этих целей. У болельщиков ожидания тоже завышенные. Они хотят видеть максимум в каждом старте. Я относилась к критике философски. Не понимаю, зачем писать негативное мнение. Думала, если человек пишет в данный момент, то ему плохо. Может, ему стало легче, что он написал какую-то гадость. Я сама себе самый большой критик и грызу себя больше любого болельщика, который смотрит по телевизору. Мне намного хуже, когда я проигрываю, чем ему.

— Что самое жесткое писали?

— Обычно пишут одно и то же — «плохо выступила», «тебе не место в команде». Я, если честно, не запоминала. Для меня важны мнения — свое, тренера и моей семьи, особенно в минуты проигрышей. Другие люди не видят ту работу, которую мы делаем, не знают ситуации, почему случился такой результат. Это происходит не из-за того, что кто-то отработал не на 100 процентов, а на 50. Спортсмен всегда старается отрабатывать на максимум. Иногда возникают ситуации, когда не все зависит от биатлониста. Например, плохое самочувствие или еще много факторов — работа тренерской бригады, сервисмены, погода. Все причастны к результату. Как победа, так и проигрыш — общие. Но болельщики очень помогают тем, что поддерживают своих спортсменов в любой ситуации, тогда они настоящие болельщики.

https://www.instagram.com/p/BgrQvkljcPL/

— Как сложилась бы ваша карьера, если бы вы остались в России?

— Никогда не думала, что стану биатлонисткой, именно сильной спортсменкой. Не узнаю, увидела бы биатлон как спорт в Санкт-Петербурге. Как лыжница я бы точно таких результатов не добилась. Скорее всего, через год я бы ушла из спорта. Я ушла из России не потому, что у меня был какой-то конфликт. Мы решили вместе с моим тренером. Поэтому не могу сказать, что мои медали могли бы оказаться в России.

Россия — большая страна, где много спортсменов. На этапе Кубка мира только шесть мест, а одинаковых спортсменов, допустим, двадцать. Часто хотят видеть результат здесь и сейчас. В Белоруссии есть небольшое преимущество у биатлонистов. Здесь их не так много, поэтому их выращивают, держат, пытаются сохранить, не разбрасываются. Если у человека травма или он ушел в декрет, то стараются его вернуть. Это плюс для спортсменов среднего уровня, какой я считала себя. Я никогда не была биатлонисткой в России, поэтому не могу сопоставить себя с ними. Могу только с лыжницами. Там конкуренция огромная. Не всем хватает места.

— Какие планы дальше?

— Радоваться жизни, создавать семью.

— Были разговоры о работе детским тренером в России.

— Жизнь меняется. На данный момент не могу сказать. В этом году была проблема с решением по конкретной работе, потому что понимаю, что мне нужно проводить время в трех странах. Поэтому когда я определюсь с местом жительства, тогда — и с работой. 

Читайте также:

Нет связи