live
20:55 Баскетбол. Евролига. Мужчины. Прямая трансляция. ЦСКА (Россия) - "Жальгирис" (Литва)
20:55
Баскетбол. Евролига. Мужчины. Прямая трансляция. ЦСКА (Россия) - "Жальгирис" (Литва)
22:40
Швеция - Россия. Live. [12+]
23:00
Все на Матч!.
23:30
Волейбол. Лига чемпионов. Женщины. "Экзачибаши" (Турция) - "Уралочка-НТМК" (Россия) [0+]
01:30
Баскетбол. Евролига. Мужчины. "Химки" (Россия) - "Будучность" (Черногория) [0+]
03:30
Футбол. Товарищеский матч. Италия - США [0+]
05:30
Безумные чемпионаты. [16+]
06:00
Заклятые соперники. [12+]
06:30
Жестокий спорт. [16+]
07:00
Новости.
07:05
Все на Матч!.
08:55
Новости.
09:00
Парный удар. [12+]
11:00
Новости.
11:05
Все на Матч!.
11:35
"Тает лёд" с Алексеем Ягудиным. [12+]
12:05
Новости.
12:10
Смешанные единоборства. UFC. Трансляция из Аргентины. С. Понциниббио - Н. Мэгни [16+]
14:10
Ген победы. [12+]
14:40
Швеция - Россия. Live. [12+]
15:00
Новости.
15:05
Все на Матч!.
16:00
Команда мечты. [12+]
16:15
Новости.
16:20
Континентальный вечер.
16:50
Хоккей. КХЛ. Прямая трансляция. "Металлург" (Магнитогорск) - "Ак Барс" (Казань)
19:25
Хоккей. КХЛ. Прямая трансляция. "Локомотив" (Ярославль) - "Динамо" (Москва)

«Сабонис выпил 10 рюмок - и ничего. А я уснул под роялем». Шахматный менеджер, который скучает по баскетболу

11 апреля 12:36
Кирилл Зангалис – самый необычный баскетбольный журналист современности. Игроки гуляли на его свадьбе, а сам он «стрелял» сигареты у баскетболисток и причастен к единственному поражению сборной США в XXI веке. Как пройти путь от придуманных интервью до менеджера знаменитого шахматиста Сергея Карякина – об этом Зангалис рассказывает Никите Загдаю в рубрике «Честное баскетбольное».

Мировой баскетбол изменился. Теперь никто не пьет, не прогуливает тренировки – и все становится немножко скучно. Наш сегодняшний герой Кирилл Зангалис напомнит: совсем недавно все было иначе. И сейчас пришло время удивительных историй.

– Это первое интервью, к которому я не готовился, не писал вопросы. Потому что моя задача сейчас – не перебивать и не мешать. Ты сам все расскажешь.

– Я в принципе к своим интервью не готовился, за что был нещадно бит своими редакторами. Но, мне кажется, у меня иногда неплохо получалось.

– Один из самых известных баскетбольных журналистов своего времени.

– Все-таки скромно. Были и получше, но, думаю, что след хороший оставили. И воспоминания прекрасные. Поэтому до сих пор с удовольствием слежу за баскетболом.

– Эпатажный журналист.

– Может быть. Где-то даже беспредельный.

– На твоей свадьбе были баскетболисты, ты был на свадьбах у баскетболистов. Ты ходил на дни рождения, ты был настоящим другом, а не журналистом.

– Скорее, не другом, а хорошим товарищем. Все-таки друзей бывает один-два по жизни. А так – действительно, не попал из-за игры на мою свадьбу Сережа Моня, после тренировки заехал Женя Воронов, а вот полное веселье отгуляли Таня Щеголева со своим супругом Игорем Кочаряном, тоже очень известным в баскетболе человеком.

– Сейчас ты не имеешь никакого отношения к баскетболу.

– Нет. Я просто болельщик – можно сказать, товарищ баскетболистов, тренеров. Стараюсь поддерживать общение и, когда есть возможность, хожу на баскетбол. Но все реже и реже.

– У меня таких историй очень мало, но одна была. Молодые баскетболисты закончили крупный турнир, и им очень хотелось выпить. Но они не могли выйти из гостиницы, потому что везде были скауты, тренеры и агенты. Боялись, что кто-то из тренеров их увидит. И они попросили меня сходить в бар за алкоголем. У тебя таких историй было очень много.

– У меня, наверное, не очень много, а практически все из этого состояло. Мир поменялся. Поменялся спорт, поменялись журналисты. В мои годы нельзя было представить редакцию без бутылки водки в обеденный перерыв, а баскетболистов после хороших матчей или не очень – без кружки пива. Поэтому меня просто поразило, когда Гундарс Ветра (форвард ЦСКА конца 1990-х. – «Матч ТВ») в первый раз хлопнул меня по плечу и сказал: «Пойдем, парень, с нами, посидим немного в баре». Я оказался в компании Эйникиса и Панова в немецкой пивнушке на Белорусской: подвал, капуста, первый раз увидел литровые кружки… Мне казалось, что я оказался в раю, потому что сижу рядом со своими кумирами.

– Мир изменился. Теперь баскетболисты не пьют.

– Ну, так, по слухам да, все «режимят». Тенденция такая пошла. Да и мы уже не пьем. Мир меняется, но «Советский спорт» действительно был плотно связан с алкоголем. Приходилось прятаться – за это штрафовали. А может, наоборот, позволяли, потому что понимали. Сейчас – даже следить не надо. Все ударились в ЗОЖ.

– Про сигареты отдельно спрошу. Была история, когда ты жил в соседних номерах с девочками из сборной России – и ночью «стрелял» у них сигареты.

– Да. Там была знаменитая история. Наши потерпели несколько поражений в группе, играли просто отвратительно. А тогда мы привыкли ждать от женской сборной только побед, как минимум видеть их в финале. По «пьяной лавочке» родилась идея надавать чуть-чуть тренерскому штабу по голове. Причем обсуждали это с самими баскетболистками – поэтому моя душа чиста.

Это двойное преступление – поехать на турнир за счет федерации и «палить» тренера этой федерации. Но тем не менее помню знаменитую фразу из репортажа. Заметка называлась шикарно – «Скамья обреченных», первая полоса, удачный кадр, где наша сборная сидит с опущенными головами. Понятно, о чем эта заметка. И одна из фраз – что Марина Карпунина разве что не залезла к [главному тренеру] Игорю Грудину на плечи и не просит дать ему прикурить.

И вот все это выходит в газете. Наши обыгрывают в четвертьфинале Испанию, не самую сильную тогда. Но после этой заметки произошел фантастический настрой. Не буду говорить нескромно, но до сих пор многие считают – и потом мне признавались в этом Степанова, Щеголева, Корстин, – что полуфинал с США они выиграли благодаря Зангалису. Поэтому что это так их разозлило! Прошло 12 лет – с тех пор американок никто не обыгрывал.

– Ты хороший журналист. Но зачем ты выдумывал интервью?

– Это было, когда от нас хотели эксклюзивов. А в «Советском спорте» в то время пошла тенденция, что пошло все «около спорта». Вот это меня убивало. Не надо было писать про комбинации, матч описывать, какие-то там красивые трехочковые – это никому неинтересно. Другое дело – какое-то там грязное белье. А мы помним, что у француза Тони Паркера жена была известная модель. Напомни, пожалуйста.

– Ева Лонгория.

– Да. Ева Лонгория и Тони Паркер, суперзвезда «Сан-Антонио», чемпион НБА, чемпион Евролиги… И вот, чемпионат Европы-2005 в Сербии, мне раздают от Коца [главного редактора] задания: вот героиня сериала «Отчаянные домохозяйки», у нее Паркер, хорошо бы лав стори про них какую-нибудь придумать. Думаю: «Ну какая Ева, ну как сейчас с ней общаться? Я журналист „Советского спорта“, она супермодель».

Включаешь фантазию – и выдаешь на целую полосу интервью с Тони Паркером, изучив хорошо зарубежную прессу и в принципе ничего не наврав. Просто все изрядно переделав.

– Ты выдумал интервью с Паркером.

– Конечно. Но кто-то меня перещеголял – по-моему, как раз Димка Абаренов (тоже журналист «Совспорта» в те годы. – «Матч ТВ») это был – и через пару дней выдал интервью с Дирком Новицки. Так что эта практика была, пусть и порочная, но зато можно честно признаться, ничего постыдного. Хотя я уверен, что Тони Паркер ничего не сказал бы мне интереснее того, чем я написал.

– Кирилл Зангалис забыл написать текст, получил нагоняй из редакции и, чтобы смягчить ситуацию, придумал интервью с Паркером. И интервью состоялось так. Сосед по номеру разбужен рано утром: «Просыпайся, ты будешь Тони Паркером».

– Слушай, ну это много раз было! Почему ты говоришь, что это надо выдумать? Сколько раз [бывший пресс-атташе сборной России] Саша Федотов становился моим героем…

– Но при этом ты несколько раз делал интервью с легендой «Жальгириса» Арвидасом Сабонисом.

– Вполне честно. Это знаменитое фото в «Советском спорте», где я тянусь к нему на цыпочках с телефоном Nokia, тогда еще не было смартфонов… Вывесили даже в редакции фотографию: «Дядя, купи телефон!» Так что все честно, даже фотография.

Более того, с Сабонисом мы выпивали, и это я вам скажу… В Литве есть такая классная штучка деревянная, на которой приносят 10 сортов самогона. Сабас выпил – ему как комариный укус. А я, играя на рояле для Римаса Куртинайтиса, где-то под этим роялем и уснул в итоге.

– Ты с такой романтикой об этом рассказываешь! Молодые журналисты сейчас увидят нас – и поймут, что так и положено!

– Да сейчас журналистики нет, Никит! Дай бог еще, чтобы журналисты нашли такого героя в принципе, как Дирк Новицки. Я был бы за них очень рад. Тогда была другая журналистика.

– Как часто игроки обижались на тебя за выдуманные интервью?

– У меня никогда не было проблем, потому что я всегда перед публикацией отправлял на вычитку. Даже когда они сами просили меня: «Сделай сам».

– Ты звонишь игроку и говоришь: «Мне нужно интервью, задание редакции». А он: «У меня нет времени, сделай сам»?

– Да. «Сделай сам, ну потом, если что, пришли мне». Поэтому и проблем не было.

– И поэтому баскетболисты 90-х так литературно давали интервью. Не то что сейчас.

– А сейчас я вообще не вижу интервью с баскетболистами, так мало их стало. По-моему, наша пресса баскетболу уделяет незаслуженно мало внимания.

– Просто игроки скучные. Никто не выдумывает – все пишут, как они сказали.

– Ну, было же все намного веселее! Вспомни ЦСКА, «Баскет-бар», всю эту атмосферу… Все же было очень атмосферно. Каждый матч Евролиги был праздником.

– Любимые команды могут быть у журналиста?

– Конечно. Я болел все-таки не за команды, а за людей. Скорее всего, я болел за всех этих 12 человек, потому что они стали для меня неким символом. К ним прибавился Андрюша Фетисов, который, к моему сожалению, не попал в Афины-1998 (чемпионат мира, на котором сборная России обыграла американцев, но уступила в финале югославам. – «Матч ТВ»). Считаю это большим упущением – может быть, из-за этого сборная не выиграла. Отдельно у меня, конечно, стоят греки – это Леша Саврасенко, Лазарос Пападопулос. Вот Лазарь – большой любитель шахмат. С Лешей тоже куролесили очень прилично, еще когда он играл в «Олимпиакосе». Где-то ужинаем, говорю: «Гомельский очень заинтересован, чтобы ты был в ЦСКА». Я уже тогда проявлял какие-то такие агентские качества. Он сказал: «Да нет, ты что, тут „Олимпиакос“, в какой ЦСКА я поеду».

– Ты ни слова не сказал про Андрея Кириленко. Есть достаточно публичная история. Его жена Маша Лопатова до сих пор говорит: «Кирилл Зангалис занял у нас 100 долларов и не вернул».

– Слушай, не 100 – наверное, 200. Скорее, не занял. Там была другая история – я очень азартный человек. Это был отборочный матч с Литвой в Вильнюсе. Естественно, мы, журналисты, были все в дупель пьяные. И, где-то проиграв там очередные свои деньги, увидел у Кири вот такую груду фишек – не знаю, на 5-6 тысяч долларов. Мы таких денег и в глаза не видели. Я к Маше: «Ну дай фишечку, че там, завтра отдам». Она мне до сих пор вспоминает, да. Вот моя супруга, кстати, делала интервью с ней. Супруга у меня очень скромная, не любит про мужа рассказывать. Я ей сказал: «Ты бы напомнила Маше, я там ей 200 долларов должен, надеюсь, она простит». А я просто подтырил фишки! Ну как подтырил – «Маша, дай». Маша дала. Не забыла. Ладно, при случае верну.

– Ты с такой романтикой рассказываешь про баскетбол. Скучаешь?

– Точно скажу, что в шахматах не скучнее. Хотя «скучнее» – плохое слово. В баскетболе было весело. В том баскетболе. Во-первых, мы были молоды. Во-вторых, это все-таки чуть-чуть другая игра: она командная, она подвижнее. В-третьих, там очень много осталось воспоминаний, людей. Это было просто здорово. Молодость и совсем другое время. Ведь нельзя сравнить эпоху твоего детства с «казаками-разбойниками» и футболом на улице с нынешними детьми с гаджетами.

– По баскетболу скучаешь.

– Очень!

– Зато есть что вспомнить!

– Я думаю, еще будет что вспомнить.

Открыть видео

Фото: facebook.com/kiryllos.zangalis

Читайте также

Как работает пиар в шахматах? Отвечает менеджер Сергея Карякина