«На ЧМ должны быть все лучшие: и игроки, и судьи, и те, кто сушит полотенца». Интервью с президентом Евролиги

«На ЧМ должны быть все лучшие: и игроки, и судьи, и те, кто сушит полотенца». Интервью с президентом Евролиги
Жорди Бертомеу и Димитрис Итудис / Фото: © EuroLeague
Главный человек в европейском клубном баскетболе Жорди Бертомеу – о «Зените», отношениях с ФИБА, увольнении Дэвида Блатта и «Финале четырех» в России.

Президент Евролиги Жорди Бертомеу дает большое интервью «Матч ТВ» и Sportbox.ru. Из него вы узнаете:

  • Что нужно для того, чтобы Москва претендовала на проведение «Финала четырех»
  • Какие еще сильные клубы могут пополнить Евролигу и при чем здесь Великобритания
  • Как Евролига относится к тому, что ее судьи не работали на чемпионате мира в Китае
  • Когда в турнире разрешат тренерам запрашивать видеоповторы
  • Зачем нужно коллективное соглашение между Евролигой и игроками, как в НБА
  • Что Бертомеу думает об увольнении Дэвида Блатта из «Олимпиакоса»

— Россия продолжает надеяться, что «Финал четырех» все же доедет до Москвы. Уже успели осмотреть «ВТБ Арену»?

— Я был там, когда она еще строилась. С тех пор не возвращался. Если у меня будет возможность взглянуть на нее, то мы обязательно будем рассматривать ее в качестве претендента на проведение «Финала четырех». Нужно понять, какие условия функционирования арены, тут очень много нюансов. А кто там сейчас играет?

— Хоккейный и футбольный клубы «Динамо», в этом году был Матч звезд Единой лиги ВТБ, еще один матч сыграли «Химки».

— Но на постоянной основе из баскетбольных команд там никто не играет?

— Не-а.

— Будем иметь в виду.

— Раз уж затронули тему хоккея. Как относитесь к такой экстравагантной мысли, как провести «Финал четырех» на открытом стадионе? Вроде хоккейной «Зимней классики». В Санкт-Петербурге в прошлом году на футбольный стадион «Зенита» пришло около 70  000 человек.

— Мы пытались провести что-то похожее в Амстердаме. Просчитывали варианты, изучали возможности стадионов: нас интересовали те, у которых есть крыша. Все, что вы озвучили, интересно, но дело в том, что «Финал четырех» должен гарантировать определенную степень ожидаемого опыта. Условные матчи чемпионата NFL где-нибудь в Далласе и огромные толпы людей на трибунах. Я не уверен на сто процентов, что это именно то, чего хочет баскетбольная аудитория. Болельщики идут на «Финал четырех», желая прикоснуться к игре, почувствовать себя ее частью, увидеть все происходящее в мельчайших деталях. Увидеть все это с расстояния на экране, наверное, тоже неплохо, но зачем тогда покупать билет, проще остаться дома и посмотреть игру, попивая виски. Мы бережно относимся к нашим болельщикам и хотим соответствовать их ожиданиям и удовлетворять их потребности. Поэтому для нас такой вопрос до сих пор дискуссионный. Нужно найти комфортабельную арену с определенной вместимостью, где болельщики могли бы чувствовать себя вольготно, но при этом не терять ощущение причастности к происходящему на площадке. Обещаю, мы постараемся сделать нечто подобное.

— В разговоре промелькнуло название клуба «Зенит». Этот баскетбольный клуб дебютировал в Евролиге. Считаете, это всерьез и надолго?

— На год. Для них это будет хороший опыт соревнования на высоком уровне, а для нас — возможность оценить амбиции этого клуба. Мы не ждем, что эта команда в одночасье ворвется в число участников «Финала четырех», но wild card — это своего рода помощь в развитии клуба, у которого за плечами сильная спортивная структура, которая, мы надеемся, рассчитана более чем на один год. Санкт-Петербург — это интересный рынок, великолепный город, с глубокой историей и сильными спортивными традициями. Поэтому наше решение подтолкнуть их, помочь выглядит вполне логичным. А будущее уже будет зависеть от того, насколько они используют предоставленные им возможности.

— Результаты выступлений российских клубов, «Зенита» в том числе, могут повлиять на увеличение количества заявок в Евролиге?

— Нет. У нас был шанс в этом году, мы использовали его так, как использовали. Мы долго присматривались к Санкт-Петербургу, исследовали ситуацию с разных сторон. Через год все будет выглядеть иначе. Будет вакантное место. Мы посмотрим, к чему нас приведет сотрудничество с «Зенитом». Пока всё, а будущее покажет.

— В новейшей истории Евролиги это юбилейный, двадцатый сезон. Расширение числа участников до 18 команд — его главная отличительная черта или нам стоит ждать еще каких-либо сюрпризов?

— Вы правы, увеличение числа участников Евролиги — это самое выдающееся из того, что мы презентуем в этом году. Прежде всего потому, что это наглядное доказательство: план, который мы разработали четыре года назад, дееспособен. Когда в лигу входило 16 команд, мы знали, что на каком-то этапе нам нужно будет объединиться с коллегами и увеличить количество команд из Германии. Уже тогда мы начали изучать рынок для сбыта нашего продукта под названием Евролига и так нашли Германию, Францию, Великобританию. Включение команд из этих стран в состав Евролиги было частью нашего плана, мы начали его реализовывать, и сегодняшние результаты демонстрируют, что решения, принимаемые нами, были правильными.

— Вы считаете, 18 команд — это идеальный баланс для турнира? Не нужно ни больше, ни меньше?

— В нынешних обстоятельствах — да. Потому что это комбинация стран, которые покрывает Евролига. При этом мы не теряем в качестве баскетбола, а сами клубы способны оставаться конкурентоспособными еще и внутри своих национальных чемпионатов. Увеличение команд-участниц и как следствие увеличение количества матчей сделает календарь чересчур раздутым. А нашим приоритетом является качество, а не количество. Формула такова: страны, находящиеся в тесном сотрудничестве с Евролигой, высокий уровень участников и конкурентоспособность внутренних чемпионатов. Эти три качества определяют сбалансированность нынешней системы.

— Ранее вы упомянули Великобританию. Как можно сохранить баланс, добавив сюда эту страну с ее чемпионатом?

— Великобритания должна быть конкурентоспособна. В данном случае мы говорим не только про британскую лигу и команды, выступающие в ней. Проект, который мы намереваемся создавать на территории Великобритании, подразумевает, что многое нам придется создавать с нуля. Команду, которая, возможно, не будет выступать в домашнем чемпионате в том числе.

— На какой стадии находятся переговоры с британской стороной, и есть ли они вообще?

— Да, конечно. Мы ведем диалог в клубами, с владельцами стадионов, на которых могут проводиться матчи. Переговоры начались этим летом, и о каких-то предметных изменениях или нововведениях можно будет говорить не раньше, чем через пару лет. Но у нас уже есть люди, которые могут стать потенциальными инвесторами в британский проект. Однако для конкретики пока рановато. Пока мы презентуем саму идею, возможность такого сценария, изучаем степень интереса с британской стороны. Мы работаем и действительно верим в эту перспективу.

— А вас не настораживает нынешняя политическая ситуация в Великобритании? Нет опасений, что она скажется на дальнейшей судьбе проекта?

— В данном случае мы, как и все бизнесмены, которых сейчас спрашивают о Великобритании, можем дать лишь один ответ — неопределенность. Сейчас мы не знаем, как там сложится ситуация, но очень скоро узнаем. Поскольку сейчас у нас нет конкретного бизнеса в Великобритании, нет и четкого понимания, что там происходит. Как только мы увидим сложившуюся, окончательную картину того, чем стала Великобритания, нам нужно будет сопоставить наши ожидания с реальностью. Пока мы не видим прямых угроз для нашего проекта, связанных с последствиями «брексита», но нам необходимо дождаться окончания процесса и посмотреть, что будет в итоге. Каждый день приносит что-то новое.

— В последнее время ходило много слухов о возможном потеплении отношений между ФИБА и Евролигой. В сентябре вы встречались с генеральным секретарем ФИБА Андреасом Заглисом на турнире в Афинах. Была ли какая-то предметная беседа?

— Нет. Мы просто пожали руки. На этом всё.

— Есть ли хотя бы примерные даты встреч между представителями организаций?

— Нет. Никаких дат или чисел.

— ФИБА сейчас успешно развивает движение баскетбола 3×3, с недавних пор это еще и олимпийский вид спорта. Может ли эта разновидность баскетбола стать общей территорией для взаимоотношений организаций, и видите ли вы возможность для интеграции 3×3 в бренд Евролиги?

— Думаю, нам нужно разделять эти вещи по разности их целей. 3×3 — это хорошая инициатива, и ФИБА действительно проделывает отличную работу в этом направлении. Этот тип баскетбола приобщает к игре большое количество людей, и это полезно для всех: зрителей, игроков, людей, которые инвестируют в баскетбол. В этом, собственно, и заключается цель баскетбола 3×3. Популяризация. Подобные мероприятия проходят и во время «Финала четырех» Евролиги, но у нас это другой масштаб. Мы не работаем с концепцией организации турнира 3×3. Это не входит в наши планы. По крайней мере, пока. Будущее покажет. Евролига и 3×3 преследуют разные цели. Статус олимпийского вида спорта безусловно поможет в его продвижении, но я не думаю, что это серьезно сместит фокус внимания от привычного нам баскетбола. Баскетбол — это то, что мы знаем и любим, а 3×3, в большей степени, инструмент для создания фан-базы. ЦСКА, «Фенербахче» или «Детройт Пистонс» не имеют ничего общего с баскетболом 3×3.

— Проще говоря, Евролига — это продукт, а 3×3 — инструмент популяризации и глобализации баскетбола. Я прав?

— Мы все работаем над глобализацией нашей игры. Очевидно, что никто не может сравниться в этом аспекте с НБА. Еще одна деталь, касающаяся 3×3. Это вид спорта, большинство представителей которого при определенных обстоятельствах предпочли бы играть в традиционный баскетбол. Сейчас это более организованный вид спорта, но раньше в нем было много спонтанности, и зачастую игроки компенсировали недостаток навыков именно желанием играть в баскетбол на высшем уровне. Организация и эволюция этого вида спорта безусловно вывели его на новый уровень, но именно доступность стала ключом к успеху.

https://twitter.com/EuroLeague/status/1179019412264935425

— Мы говорили о расширении Евролиги, но еще одним важным событием этого сезона должно стать коллективное соглашение с игроками. Что оно будет собой представлять?

— Говорить подробно об этом еще рано, профсоюз игроков был создан в прошлом году, и мы приветствовали эту инициативу. В первую очередь потому, что понимаем: спустя некоторое время важные решения, касающиеся Евролиги, должны будут приниматься за столом, где наряду с владельцами клубов должны будут присутствовать игроки. Баскетболисты и являются главными действующими лицами Евролиги. Они генерируют порядка 60% прибыли нашего продукта, поэтому не могут оставаться в стороне от ключевых решений. При этом у нас есть две зоны ответственности, в которые мы хотим вовлечь их. Первая: будущее должно строиться в содружестве с игроками с целью приумножения их выгоды. Для этого нам необходимо большее количество высококлассных игроков, которые вовлечены в бизнес. При этом необходимо понимать, что даже в действующих контрактах многих игроков много пробелов и неточностей. Вторая наша задача: при непосредственном участии игроков научиться структурировать контракты таким образом, чтобы избежать этих проблем. Задача даже более глобальная — мы стремимся к тому, чтобы обустроить жизненный цикл и стабильность игроков Евролиги наилучшим для них образом. Но начинать надо с малого, и мы уже делаем это. К примеру, когда в этом сезоне мы презентовали календарь чемпионата, мы учитывали мнения баскетболистов. Все правки были сделаны с учетом их пожеланий. Но это только малая часть того, в чем заключается наше сотрудничество.

— У каждой стороны две медали. Сегодня в НБА именно игроки более могущественны, и они же определяют развитие лиги. Не думаете, что подобная перспектива ожидает и Евролигу?

— Нет. Мне не кажется, что в НБА игроки обладают большей властью. По крайней мере, я не могу быть уверен в этом на сто процентов. В формировании подобного мнения большую роль играют медиа. Ведь на самом деле механизм очень прост, и он один как здесь, так и в НБА. Если бизнес растет, главная причина — игроки. Всегда. Это естественно, в этом нет ничего плохого. Поэтому когда мы контактируем с клубами, стараемся быть максимально откровенны, поскольку хотим, чтобы наши баскетболисты были защищены. Дело не в том, у кого больше власти, лига подчиняется правилам. Мы обсуждаем какие-то вещи с владельцами клубов, те в свою очередь — с игроками. Так что я не вижу в этой ситуации проблем.

Смотреть на YouTube

— Отличительной чертой Евролиги являются ее тренеры. Обрадович, Ласо, Мессина — это элита. Дэвид Блатт, несомненно, из этой же категории. Все мы в курсе его сложной ситуации и поддерживаем его. Увольнение Блатта из «Олимпиакоса» шокировало баскетбольную Европу. Шарунас Ясикявичюс сказал, цитирую: «Сейчас модно увольнять тренеров». Кестутис Кемзура, который сейчас заменяет Блатта в «Олимпиакосе», официально заявил, что это была именно инициатива клуба уволить тренера. Не считаете, что подобное отношение может негативно сказаться на репутации Евролиги?

— Я не согласен с Шарасом, что это мода. На протяжении всей моей жизни, к моему сожалению, именно тренеры всегда были повинны в результатах команды. Подчеркну: к моему сожалению. Это не мода, так было всегда. Еще в 1994-м я был одним из людей, разрабатывавших систему компенсации для уволенных тренеров. Наш долг — заботиться о наших тренерах, которые, на мой взгляд, являются лучшими в мире. Но поймите, Евролига не может заботиться о тренере, когда он уже уволен из клуба. Это прописано в соглашении. Мы не в состоянии влиять на дела клуба, это сугубо их внутренняя привилегия. Мы не можем судить о причинах, по которым тренер был отправлен в отставку. Иногда это естественные причины, иногда нет. Так было и так будет. Это жизнь. Мы говорим о Дэвиде Блатте, который тренировал «Кливленд Кавальерс» в момент, когда команда была на вершине турнирной таблицы. Затем его уволили, а команда стала чемпионом.

— Я к тому, что это некрасиво выглядит со стороны: клуб увольняет тренера в момент, когда он борется с тяжелой болезнью.

— Не могу комментировать это. Я понятия не имею, как было принято решение о его увольнении. Все, что я знаю: обе стороны достигли соглашения. Я хотел бы видеть Дэвида в деле, не зависимо от того, в какой команде это будет. Он выдающийся тренер.

— Евролига всегда старалась брать лучшее из НБА и интегрировать это здесь, в Европе. Как вы относитесь к новому эксперименту в НБА, когда тренер имеет возможность запросить повтор спорного момента в последние две минуты четвертой четверти или овертайма?

— Это очень интересно. Мы сейчас внимательно изучаем правила, по которым действует это нововведение. Любопытно, но знаете, в концов концов, все упирается в вопрос — поможет ли это игре или нет. Ведь даже сами тренеры не всегда помогают игре, не каждый тренер может принять решение в эти две минуты, которое поможет игре и его команде. К тому же важно соблюдать баланс баскетбольного матча. Скорость, время, отсутствие лишних остановок – все должно быть учтено. Мы затрагивали похожую тему при обсуждении вопросов, касающихся количества тайм-аутов. К слову, многие из изменений в правилах были сделаны благодаря Евролиге, я не помню точного количества, но ряд поправок были внесены ФИБА после того, как Евролига опробовала эти новинки на себе. Посмотрим, чем окончится этот эксперимент в НБА. Если он будет успешен – решим, насколько это актуально в наших условиях.

— Подобные нововведения наверняка не помешали бы на недавнем чемпионате мира, где тема судейства была одной из самых обсуждаемых. Какое у вас сложилось мнение о турнире?

— Не скажу, что судейство на турнире было плохим. Были матчи хуже или лучше, но идеальных не было. Их никогда не бывает. В Евролиге тоже. Во многом потому, что судейство — очень сложная и специфичная работа. Единственное, что можно критиковать — это соотношение статуса соревнования и его организации. Смотрите, у вас есть чемпионат мира — топовый турнир. Автоматически это подразумевает создание соответствующих условий. Лучшие игроки, лучшие тренеры, лучшие судьи, доктора и так далее вплоть до тех, кто натирает полы и сушит полотенца. В Евролиге 60-70 квалифицированных судей, ни один из них не был на турнире, никто не получал писем или звонков. Все они были доступны. Я надеюсь, что подобные проблемы будут решаться заранее. Практически убежден, что это случится, наши судьи всегда были доступны для работы на турнирах ФИБА. Говорю об этом, не подразумевая уровень судейства. Просто когда ты проводишь турнир, где участвуют лучшие из лучших, все, что окружает их, должно соответствовать этому определению.

— До начала чемпионата мира Испания была одним из лидеров в рейтинге наиболее вероятных разочарований турнира. Ожидали триумфального итогового результата?

— Думаю, люди в Испании вообще не ждали ничего конкретного. Испанцы привыкли к тому, что их команда долгое время доминировала на международных турнирах, но сейчас некоторых важных игроков не было, другие уже не так молоды. В таких турнирах всегда сложно что-то прогнозировать из-за отказов игроков ехать в сборные или из-за травм. Все говорили о превосходстве США и Сербии, но вмешалась Аргентина. Победа Испании — это великолепно, но в то же время не стоит ей удивляться. В этой стране баскетбол отлично структурирован на уровне сборных и клубов. Причем речь не только о грандах типа «Реала», «Барселоны» или «Ховентуда», я говорю о командах второго и третьего дивизионов.

— В вашем расписании куча встреч, матчей и прочих мероприятий. Когда у вас выдастся свободное время, на какой концерт вы сходите или какой фильм посмотрите в кинотеатре?

— Ну, кино я смотрел совсем недавно. На прошлой неделе.

— Часом, не последний фильм Педро Альмодовара?

— Нет. Его действие происходит во времена гражданской войны в Испании, в 1936-м, сюжет повествует о писателе-интеллектуале, о его жизни. Фриковатый такой персонаж. А что касается концертов, то я не фанат поп- или рок-музыки. Через неделю я пойду на концерт гитарного ансамбля. Трое гитаристов будут играть классические испанские произведения, а их выступление будут сопровождать танцоры фламенко. Красота, в общем.

Больше баскетбола на «Матч ТВ»:

Нет связи