Формула-1

Чем будет заниматься в «Феррари» главный русский юниор и как это скажется на его шансах в «Формуле-1»?

А до него в Маранелло работал Квят.

Действующий вице-чемпион «Формулы-2» и главный молодежный талант страны Роберт Шварцман, как известно, остался в этом году без гонок и проведет сезон-2022 в должности тест-пилота «Феррари». Россиянина и скудерию связывает давнее сотрудничество, которое, увы, пока так и не открыло Робу дорогу в «Ф-1». До трудоустройства в Маранелло Шварцман являлся гонщиком программы поддержки итальянцев, так называемой «академии Феррари», и неоднократно участвовал в испытаниях красных болидов.

https://www.instagram.com/p/CZSGHvGNT1U/

В конце прошлого месяца из-за бюрократии, вызванной сменой регламента, свои первые круги во Фьорано уже в должности штатного тестера Роберту пришлось ехать на машине 2018 года. По удивительному совпадению такой же «Феррари» почти четыре года назад управлял другой русский гонщик — Даниил Квят. После увольнения из «Торо Россо» он, как и Шварцман, пережидал паузу в карьере, работая тест-пилотом итальянской конюшни. Для Даниила тогда все закончилось возвращением в «большие призы», но в случае с его сменщиком подобное развитие событий пока под вопросом. 

«Матч ТВ» разобрался в особенностях невидимой, но очень важной работы тест-пилотов и рассказывает о ее значении для будущего Роберта Шварцмана.

До 1990-х испытаниями занимались основные пилоты команд. Рутинной работой не брезговали даже звезды

Длительное время команды «Формулы-1» обходились без специального гонщика, в чьи обязанности входила исключительно обкатка техники. Вместо них на тестах утюжили «боевые» пилоты, причем практически без поправок на регалии. Многократные чемпионы, как Ники Лауда и Ален Прост, понимали, что болид, на котором поедешь в реальной гонке, лучше осваивать самостоятельно. К тому же альтернативы в виде симуляторов тогда еще не было, а количество тренировок никто не ограничивал.

С увеличением бюджетов тесты стали занимать почти все время между гонками, силами двух пилотов уже было не обойтись. Поэтому наиболее обеспеченные команды ввели должности штатных испытателей — как правило, из молодежи, ждавшей своего шанса в «Формуле-1». Например, в начале 90-х похожий путь прошел будущий вице-чемпион мира Дэвид Култхард, начинавший тестером «Уильямса».

По мере коммерциализации чемпионата некоторые коллективы, в основном аутсайдеров, стали откровенно торговать местом «третьего пилота». В таких случаях профессиональные навыки кандидатов отходили на второй план, и их участие в тестовой работе было скорее номинальным. Большие команды, наоборот, подходили к делу максимально серьезно и могли держать целый пул из высококлассных испытателей. Нередко ими становились бывшие гонщики Гран-при, как многолетний тестер «Феррари» и легенда Маранелло Марк Жене.

Сегодня работа испытателей почти полностью стала виртуальной, но от этого не менее напряженной

Пытаясь сократить астрономические траты команд и в очередной раз уравнять их возможности, «Формула-1» со второй половины 2000-х начала постепенно сокращать количество тестовых сессий. Тренировки на машинах прошлых сезонов по-прежнему контролируют не так строго, каждая конюшня может провести заезды на технике двухлетней давности, а расходы не попадут под потолок бюджета.

Однако проверить актуальный болид получится только в установленные правилами даты: один раз (или два, как в этом году) на трехдневной «предсезонке» и, как правило, сразу после чемпионата. При этом два тестовых дня обязательно надо предоставить молодым пилотам без опыта в «Формуле-1». Другой возможностью являются «съемочные дни», во время которых гонщики могут проехать не более 100 километров для записи рекламных роликов. Тем не менее даже без учета лимитов реальные тесты проводить сегодня крайне сложно и невыгодно в первую очередь из-за поиска и аренды подходящей трассы. ФИА разрешает выбирать для испытаний только европейские автодромы первой категории, у которых обычно очень плотный календарь.

https://twitter.com/PFF1/status/553878423505219584

Решением проблемы стали гоночные симуляторы — высокотехнологичные установки, имеющие мало общего с теми, что можно собрать у себя дома. Так как при работе на них можно обойтись небольшой группой специалистов, тесты теперь проводят едва ли не чаще, чем раньше. Об интенсивности можно судить по комментарию Алекса Албона, который в прошлом сезоне трудился резервистом «Ред Булла».

«Когда речь заходит, о том, чтобы подготовить машину к уик-энду, начинается моя работа, еще перед гонкой, в симуляторе на базе в Милтон-Кинсе. Для Макса (Ферстаппена) и Серхио (Переса) я работаю по 13 часов в день. Мы начинаем, как только они заканчивают первую тренировку: слушаем впечатления пилотов, сверяем их с данными телеметрии, — рассказывает в колонке официальному сайту «быков» Албон. — Потом я пробую различные настройки и стараюсь подобрать те, что понадобятся до конца Гран-при. Порой это бывает тяжелой работенкой. Например, для Монако в этом году я был в симуляторе с понедельника по пятницу с 9 утра до 10 вечера. А в Барселоне я, наверное, намотал миллион кругов».

Обратная связь от Алекса в итоге помогла выжать максимум из машины, благодаря чему Макс Ферстаппен выиграл свой первый титул. Насколько в «Ф-1» важна работа тестеров, также можно убедиться на примере нашего Даниила Квята.

После вылета из «Торо Россо» по ходу сезона-2017 Даниил устроился пилотом по развитию в «Феррари». За скудерию россиянин выехал на трассу только один раз, большую часть времени проработав на симуляторе. С поддержкой Квята в 2018-м Себастьян Феттель и Кими Райкконен выиграли за «Феррари» шесть Гран-при, а Себ, пожалуй, максимально приблизился к Льюису Хэмилтону в борьбе за чемпионство.

На контрасте с этим смотрелся следующий год, когда Даниил вернулся в «Формулу-1», и его место заняли Брендон Хартли с Паскалем Верляйном. Выступавший параллельно в других турнирах Хартли не мог уделять достаточно времени симулятору, а вернувшийся после долгого простоя Верляйн оказался бесполезен. Чтобы «укротить» быстрый, но строптивый болид SF90, работать на базе после изнурительных гонок приходилось самому Феттелю и его новому напарнику Шарлю Леклеру. К концу сезона результаты упали вдвое — 3 победы и оба гонщика вне топ-3.

Для Шварцмана приглашение в «Феррари» — скорее утешительный приз. Шанс пробиться в «Формулу-1» будет всего один

Опытный гонщик на должности тестера может играть одну из ключевых ролей в успехах команды. Совсем другое дело, когда работу доверяют бывшему юниору, такому как Роберт Шварцман — местами талантливому, но не лишенному недостатков. Проехав два сезона за «Прему», сильнейшую команду «Формулы-2», питерец не только не научился выигрывать квалификации, но под конец уступил титул дебютанту Оскару Пиастри на одинаковой машине.

Роберт Шварцман / Фото: © РИА Новости / Владимир Астапкович

Назначение тест-пилотом скудерии кажется скорее утешительным призом итальянцев для своего молодого гонщика. Аналогичным образом в Маранелло год назад поступили с другим подопечным, Калумом Айлоттом, теперь уехавшим за океан выступать в «Индикаре». Правда, в отличие от англичанина Шварцман с большой вероятностью все же получит время в кокпите — по новым правилам команды обязаны дать новичкам проехать минимум две пятничных практики перед Гран-при. А вот увидеть Роба в гонке будет проблематично — резервистами «Феррари» в 2022-м заявлены Мик Шумахер и Антонио Джовинацци, которые выйдут на замену в случае проблем с основной парой пилотов. Из заявления скудерии следует, что основным занятием россиянина станет работа на новейшем симуляторе команды в Маранелло.

Оказаться в «королевских гонках» после 2022-го для Шварцмана будет крайне тяжело. И с каждым следующим сезоном шансы продолжат таять. На данный момент позиции всех действующих гонщиков «Ф-1» выглядят уверенно. Запустить трансферный ажиотаж сможет лишь форс-мажор — тяжелая травма одного из пилотов, завершение карьеры кого-то из наиболее возрастных (Феттель, Хэмилтон, Алонсо) либо банкротство спонсоров и совсем провальные результаты у молодых участников (Мазепин, Чжоу). Но и здесь Роберту придется выдержать конкуренцию (за возможно единственное место) со стороны ветеранов, как Нико Хюлькенберг, и более успешных ровесников, вроде того же Пиастри или Тео Пуршера (протеже «Альфа Ромео» из «Формулы-2»).

Пока реалистичным вариантом для 22-летнего гонщика выглядит должность тест-пилота «Феррари» на постоянной основе. Молодых водителей такого же уровня на подхвате у скудерии нет, равно как и возможности нанять профи с опытом. Другой опцией может стать программа итальянцев в чемпионате мира по гонкам на выносливость WEC, где через год они планируют дебютировать в элитном классе гиперкаров, использующих схожую с новой «Формулой-1» технологию граунд-эффекта. Здесь опыт Шварцмана сможет оказаться очень кстати.

Читайте также: