Формула-1

Царство хаоса, или как «Формула-1» запутала сама себя

19 июля 2019 14:47
Царство хаоса, или как «Формула-1» запутала сама себя
Шарль Леклер и Макс Ферстаппен в борьбе за первое место в Гран-при Австрии / Фото: © Charles Coates / Stringer / Getty Images Sport / Gettyimages.ru
Разбираемся, так ли однозначна судебная система в «Формуле-1», как кажется с первого взгляда.

Гран-при Австрии оставил после себя смешанные чувства. С одной стороны, судьба гонки решалась не между гонщиками «Мерседеса», была борьба за победу и эффектный обгон. С другой, на первый план вновь вышли судьи. В последние годы в «Формуле-1» всё больше спорных моментов, завязанных на решениях судейской коллегии. Одинаковые ситуации трактуются по-разному, некоторые протесты просто не подаются из-за очевидности решения в пользу противоположной команды. 

«Такая «Формула-1» нам не нужна», — сказал Макс Ферстаппен после австрийского послефинишного замешательства. «Такая» — где наказать могут и за опасный для жизни гонщика обгон, и за лишнее слово о состоянии машины в радиопереговорах. Тогда какой выход видится из этого тупика?

Шарль Леклер и Макс Ферстаппен / Фото: © Michael Regan / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

Может быть, всё банально просто и вопрос не к стюардам? Тогда проблему решает создание единого свода правил под каждый конкретный момент. Кажется, в нынешней Ф1 почти всё судится субъективно. Это наглядно иллюстрирует Гран-при Австрии: судьи объявили почти сразу, что инцидент будет расследован после гонки, которая завершилась в 16:42 по местному времени. Международная автомобильная федерация объявила финальное решение в 19:47. 

Потребовалось 3 часа и 5 минут, чтобы прийти к выводу, что ни один из гонщиков не был виноват и что это был гоночный инцидент? То, как действовали высококвалифицированные судьи, было продиктовано реальностью функционирования «Формулы-1». Кажется странным, что девятикратный победитель «Ле-Мана» Том Кристенсен, помогающий стюардам с 2010 года, судья международного апелляционного суда ФИА и национальный стюард Гран-при Сингапура Ниш Шетти в сопровождении Сильвии Белло — стюарда с более чем десятилетним стажем — разбирали аналогичный с Гран-при Австрии 2016 года инцидент три часа.

Открыть видео

Тогда Нико Росберг и Льюис Хэмилтон боролись за победу — немецкий гонщик был с внутренней стороны и «въехал» в машину соперника в том же третьем повороте, где тремя годами позже произошёл инцидент между Максом Ферстаппеном и Шарлем Леклером. После финиша пилоты обвиняли друг друга, а болельщики освистали Хэмилтона на подиуме, изначально решив, что виноват британец. Росбергу дали 10-секундный штраф, но был ли он заслуженным? Машина Льюиса не пострадала, а Нико не только повредил свой автомобиль, но и своим же манёвром отбросил себя за пределы призовой тройки. Моменты похожи? Однозначно. Последовательны ли решения стюардов? Скорее нет.

Слишком много субъективизма со стороны стюардов

Таких инцидентов в последние годы было масса: также вспомним последние круги Гран-при Мексики 2016 года, когда сначала оштрафовали на пять секунд обогнавшего Себастьяна Феттеля Макса Ферастаппена за опасное возвращение на трассу, а позже — уже на десять — самого Феттеля за опасный манёвр с Дэниелем Риккардо, лишив того третьего места. Четырёхкратный чемпион мира при торможении сместился в сторону Риккардо, но к столкновению это не привело. Себастьян был на подиуме — решение приняли после церемонии награждения. Тогда это привело к настоящему скандалу и очередному шквалу критики судей.

Себастьян Феттель на Гран-при Мексики в 2016 году / Фото: © Anadolu Agency / Contributor / Anadolu Agency / Gettyimages.ru

Однако в контексте неоднозначности судейских решений есть место взгляду и с другой стороны. В 2012 году ФИА выпустила свой журнал Auto, в первом номере которого рассказывается о работе стюардов на Гран-при Ф1. Некоторые выдержки оттуда проясняют ситуацию относительно судейских решений… Но не до конца. 

«У нас есть масса данных, которые недоступны не только зрителям, но и командам — рассказывает член Всемирного Совета FIA по автоспорту Гарри Конелли. — Поэтому решения, принятые судьями, не всегда понятны людям». Там же говорится об интересном факте: стюарды хранят все записи спорных инцидентов последних сезонов, а также имеют в своём архиве все данные о штрафах, начиная с 2003 года. Проще говоря, решения относительно наказаний выносятся с основой на спортивную биографию гонщика. «Мы также принимаем во внимание последствия, которые может принести штраф», — добавляет Конелли. Хотя все эти слова были произнесены в 2012 году, они актуальны и сейчас.

Получается, с одной стороны, слишком много субъективизма со стороны стюардов, что выглядит в глазах болельщиков как непоследовательность, предвзятость и непрофессионализм. С другой — судейские решения основываются не только на прецедентах, они взвешивают огромное число факторов, что говорит о практическом отсутствии абсолютно идентичных моментов. Понять можно всех, а страдает в итоге любимый многими поклонниками автоспорта ведущий гоночный чемпионат. 

Замкнутый круг

А что, если корень всех бед на самом деле лежит в этом самом чемпионате, а точнее — его технической составляющей? Невозможность бороться и обгонять побуждает гонщиков совершать резкие манёвры в моменты, когда появляется ниша — однако для этих моментов нет одинаковых толкований в правилах. В итоге мы получаем замкнутый круг: невероятно низкая возможность обгонов создаёт рискованные моменты, за которые часто и необоснованно ругают из-за соображений безопасности, и отсутствие понимания, что в данной ситуации надо делать. Замыкают его «паровозики» на трассе — из боязни потерять ещё больше очков, чем при  отсутствии обгонов вообще.

Каждый эпизод требует оценки множества факторов для вынесения справедливого решения, но это в итоге вызывает только больше вопросов. Может, стоит сделать шаг к зрелищности, возможности бороться и обгонять, пожертвовав чрезмерно накрученной аэродинамикой, с работой которой до конца не могут разобраться и в командах? Что, если путем ее упрощения сделать гонки более плотными и боевыми, что решит вопрос зрелищности, а попутно отодвинет и проблемы судейства на дальний план. Как это решит вопрос с судьями? Очень просто: болельщики будут получать достаточно борьбы и обгонов, и тогда, если в дело вмешаются судьи, это не будет выглядеть как единственный яркий момент во всей гонке.

В «Либерти Медиа» ломают голову, что же менять в Ф1 — помимо ограничения бюджетов и создания единой системы правил для трактовки спорных моментов, нужно давать людям бороться. Не посредством увеличения количества зон ДРС, а с помощью простого снижения градуса накала эпопеи с безопасностью. «Формула-1» боится громких судов и скандалов, но разве «классовая» система не понижает интерес к чемпионату?

«Я не в восторге от того, что мы должны давать решать людям, сидящим в креслах, — приводит The Guardian слова Себастьяна Феттеля после ГП Австрии. — Думаю, лучше всего судить из машины. Вы знаете, это гонки, и мы боремся не за кубок детского сада. Они должны оставить нас в покое». 

Даже если гонщики, непричастные к разбирательствам, предъявляют к системе претензии, это даёт ещё один повод владельцам серии задуматься об изменениях в чемпионате — возможно, кардинальных. 

Текст: Александра Шубина