«За девять лет знакомства не видел, чтобы Наилич стеснялся». Один день из жизни Сергея Гимаева

Комментатор «Матч ТВ» Роман Скворцов вспоминает работу с Сергеем Гимаевым на Олимпиаде в Сочи.

Не исключено, что, врубая пожарную сигнализацию по утрам, наш бедовый персонал просто исполняет целый ряд пожеланий постояльцев разбудить их пораньше и с гарантией.

Наиличу для того, чтобы проснуться, не нужна никакая сигнализация. Он просыпается с рассветом, подвергает окружающую действительность беглому, но критичному анализу, и горе тому, кто встанет на его пути к завтраку. Поскольку дорогая редакция работой нас пока не балует, а все вводные интервью многочисленным СМИ заблаговременно даны с вечера, вот он, на пути к шаттлу, который вознесет его к «Розе Хутор», где в 11 утра мужчины разыграют награды в скоростном спуске. 

Там Наилич легко преодолевает полтораста ступенек к комментаторской позиции, одобрительно внимает комментариям Тараса Тимошенко, во время рекламной паузы сообщает, что Боде Миллер уже не тот, и канатными дорогами отправляется на лыжный стадион. Во время трансляции камера пару раз выхватывает нашу знакомую Рэйчел, мы пытаемся разыскать ее в толпе после гонки, но тщетно. Со стадиона отбывает кортеж Дмитрия Анатольевича, который, пока едут не претендующие ни на что серьезное горнолыжники из Афганистана, успевает пообщаться в смешанной зоне с представителями российской сборной.

Дмитрий Анатолич, повсюду перемещающийся исключительно с мигалкой, в конце дня заскочит еще на прыжки с трамплина. Наилич, который вооружен исключительно аккредитацией и желанием проникнуться олимпийским духом в кратчайший срок, посетит еще лыжные гонки, спустится в долину пообедать, а потом снова поднимется в горы уже на биатлон. Женский спринт, где на нас достаточно неожиданно свалилось серебро Ольги Вилухиной, он будет смотреть с тренерской биржи, расположенной на островке между стрельбищем и главной трибуной. Потом расскажет нам историю про то, как встретил Мартена Фуркада и постеснялся взять автограф. Я не уверен, что правильно ее понял: стесняющегося Наилича мне за девять лет знакомства видеть не доводилось, так что, скорее всего, автограф не взял именно Мартен Фуркад, пролетевший в мужском спринте мимо пьедестала… 

А мы уже на трамплине, собираемся с мыслями перед восхождением на 232 достаточно крутые ступеньки, отделяющие тамошний пресс-центр от комментаторской позиции. На полпути вверх, откуда-то из-за поворота вышли два несгораемых шкафа в камуфляже с чехлами для снайперских винтовок в руках. Здесь очень любят проверять аккредитации, но у этих двоих никто ничего почему-то не проверял. Волонтерское море расступалось перед ними, как Красное перед Моисеем. Наверное, камуфлированные парни в балаклавах просто вежливо просили дать им пройти и не отсвечивать. Вот кто не пустил бы на наш пятачок Игинлу с Гецлафом и снился бы в ночных кошмарах Сидни Кросби.

Мы тихонько проскользнули в свою кабину и, стараясь не делать резких движений, подготовили пульт к работе. Беззаботные словенцы за стенкой слева уже вовсю призывали соотечественников не пропустить «перву скакалку» на «малой скакальнице» и притопить за «нашего скакальца» Петера Превца, поддержать которого пришла на стадион хоккейная сборная Словении в полном составе.

В первой попытке российский скакалец Максимочкин выдал сказочный прыжок за сто метров и долгое время шел в тройке лидеров. В воздухе его нещадно болтало, приземление было далеким от идеального, но он действительно летел и летел далеко. 

– Прыгнул подходяще, но во второй попытке будут проблемы, – сказал Наилич во время рекламы.

В этот день его пророческая чакра была распахнута настежь. Еще до старта он сообщил одному из пяти польских журналистов, освещающих для своего телевидения все виды спорта на планете Земля, что победит Камил Штох, так и получилось. С нервами Максимочкин не справился, свалился со стола отрыва как мешок с картошкой и с седьмого места, увы, улетел на тридцатое.

Словенцы за стенкой праздновали серебро своего Превца. Их «Добры скок! Добры скок! Добры скок!!!» звучало не менее впечатляюще, чем голевая рулада самого голосистого футбольного комментатора из Бразилии. Наилич, который безо всяких мигалок, посетил уже четвертое за день спортивное состязание одобрительно кивал головой. Наверху что-то лязгнуло: камуфлированные бойцы бережно упаковывали в чехлы орудия своего нелегкого труда.

«Своими эмоциями он делал наш хоккей лучше». Не стало Сергея Гимаева

«Это невероятное горе и шок для всех нас». Казанский – о Гимаеве

Фото анонса: instagram.com/romanskvortsov

  • sportbox.ru
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях