Виталий Мутко: «В РФС нет креатива. Нужны люди, которые будут продвигать футбол — такие, как Карпин и Широков»

В эфире программы «Спортивный вопрос» Виталий Мутко рассказал о подготовке к чемпионату мира по футболу, работе с футбольными болельщиками, детском футболе, а также поделился впечатлениями от выступления хоккейной сборной России на Кубке мира.

О сборной России

— У сборной России будут не товарищеские, а контрольные матчи. Мы должны посмотреть, как выглядит наша команда. 38-е место в рейтинге нас не устраивает. Хоть рейтинг и субъективный, но на него нужно посматривать. У нас сложная ситуация с подбором партнеров по товарищеским матчам.

Будут две игры — Катар и Румыния. Есть обязательство с турецкой стороной провести ответный матч. Еще есть договоренности с хорватами и французами. Также в ближайшие 10 дней состоится встреча с руководством Итальянской федерации, и мы подпишем соглашение. Мы вынуждены подстраиваться под европейские команды, так как они играют в квалификации. Но цель у нас — сыграть на всех наших стадионах, которые строятся к чемпионату мира.

О подготовке к чемпионату мира

— На стадион „Петровский“ следующий мой визит запланирован на 17 октября. Снова приглашу туда ФИФА и представителей клуба. Нам уже нужно думать о наследии.

На меня возложена координация подготовки всей инфраструктуры. В Ростове мы все строим с нуля. Строим сейчас новый аэропорт. Мне помогает то, что я еще и министр спорта.

Организация, которая принимает чемпионат мира — РФС. Он подписал соглашение с ФИФА. Потом уже обращаются к правительству. По факту я сам к себе обращаюсь. Тем более, что я еще и председатель оргкомитета.

Будут и атаки на чемпионат, мы понимаем. Также было перед Сочи. Мы должны выполнить свои обязательства. Градус внимания к футболу будет высоким, мы должны воспользоваться этим шансом. Если нет, то мы будем неправы.

Об РФС

— Мы дали неудовлетворительную оценку выступлению национальной команды на Евро-2016. После этого провели ротацию состава, пришел новый тренер. До чемпионата мира почти ничего уже не поменяется, команда будет готовиться в этом формате. У молодежной команды сейчас цель — отобраться на Олимпийские игры. Это суперзадача, но мы ставим ее перед собой. Также в этом году впервые соберем команду 14-летних ребят. Таким образом, выстраивается пирамида.

Реформы РФС? В первую очередь, всем надо успокоиться и понять, что футбол — социальное явление. Он не принадлежит РФС, здесь много связей. Могу сказать, что никакой революции в организации не будет. Есть эволюционные вещи, которые нам нужно сделать. Надо открыть уставы и посмотреть, что там написано. Не надо фантазировать и бросать лозунги, говорить, что наш футбол близок к нулю. После лозунгов нужно сразу задавать себе вопрос, а кто будет все это делать и сколько это будет стоить.

Будут реформы в самом РФС. Когда год назад я пришел сюда, здесь работало 160 человек, сейчас около 140. При этом непонятно, кто чем занимается. Надо четко понимать, кто отвечает за молодежный футбол, за работу с болельщиками и так далее. Профессионализм этих работников меня тоже не удовлетворяет. Нет креатива, нет людей, которые будут привлекать других к футболу. Так что первая задача — создать мощную организацию.

Второе — нам нужно привлекать людей из футбола. „Нужно поддерживать региональные организации“ — все эти лозунги красивые, если ты не несешь ответственность.

В футбол должны прийти люди, которые перехватят нашу повестку. Это люди, которые должны быть так же преданы футболу, как Симонян. Но из другого поколения.

Я называл Семака — он умный, интеллигентный, образованный человек. Но он сейчас стоит перед выбором — продолжить тренерскую карьеру или идти в администрирование. Нам нужны люди, которые понимают футбол изнутри и готовы его продвигать. Из тех, кто уже закончил. Например, Рома Широков или Валера Карпин. Мне нравится, что они говорят о футболе на телевидении, на «Матч ТВ». Это уже не поколение Газзаева и Прядкина. Молодые, но с определенным опытом и навыками люди. Я должен готовить учеников.

О детском футболе

— Одна из наших главных задач — реформа в детско-юношеском футболе. Нам нужно двести профессиональных футболистов. Откуда их еще брать. Проблема в том, что там плохие методики. Чужие модели нам копировать не нужно, мы другая страна с другим менталитетом.

Мы подписали соглашение с немцами, провели адаптацию их методик. У нас появилась первая базовая программа 10-14 лет. Выбрали 30 академий футбола, с которыми перед игрой с Коста-Рикой подпишем соглашение. Они будут готовить. Тренерами будут те, кто работает в школах. Они будут обучены немецкими специалистами.

В штате будут специальные 15 инструкторов, которые будут ездить по этим школам. Нам нужно, чтобы они работали и не дрогнули. 10 миллионов рублей выделяется на эту программу. Тренеры получат доплату, школы получат гранты. Самых талантливых ребят мы выберем и будем платить им стипендии. Им будет по 11 лет. В итоге будет новая генерация ребят. Сформируем команду 14-летних.

О работе с футбольными болельщиками

— Ситуация с арестом Шпрыгина мне непонятна. Это было в духе ФИФА, когда там людей арестовывали. Он же не прячется никуда, вызовите его. Сейчас он уже отпущен, насколько я понимаю.

ВОБ — общественная организация. Мы решили ее сейчас исключить, так как они нарушили регламенты, подвели нас, страну. Мы не могли не обратить на это внимание. Они должны подвести итоги своей работы, понять, почему так произошло. Но мы бы хотели иметь систему поддержки взаимодействия с болельщиками.

Можно на первых порах создать организацию, не юридическую, которая объединяла бы все клубы. Но здесь должно быть партнерство. Тот же ВОБ много сделал для нас. Результаты последних 5–7 лет не могу комментировать, так как в этот срок я с ними не работал. Но нужно вести диалог, мы готовы к этому».

О своей роли на посту главы РФС

— Переизбрание на пост президента РФС — это продление полномочий. Год назад я пришел в РФС, и было бы нелогичным сейчас бросать то, что начато. Год назад в футболе были проблемы: не было надлежащего управления, была огромная кредиторская задолженность, были большие скандалы. Все структуры футбольного хозяйства были разобщены. И на Евро мы стояли одной ногой мимо. За этот год была наработана база, и мы должны эту работу продолжать.

РФС — серьезная организация. Российский футбол — это 2,6 миллионов людей, которые регулярно занимаются этим видом спорта. Это около 200 профессиональных клубов, три лиги, 22 коллектива в структуре национальной команды. Почти 60 тысяч спортивных соревнований, которые ежегодно организовывает РФС.

Мы оцениваем футбол по уровню клубного футбола и уровню национальных сборных. Путем нормализации управления наведен порядок в органах. Нравится или нет, введен лимит на легионеров. Мы входим сейчас в шестерку сильнейших турниров Европы. Мы видим наши проблемы, что наш футбол менее интенсивен, и так далее. Но здесь есть профессионалы, здесь есть направление, куда можно двигаться. 

О допинге и хакерах

— Мы еще после обвинений в легкой атлетике продолжаем восстанавливать свое доброе имя. Один из тезисов — это культура. Нам говорят, вот вы опрашиваете спортсмена, но он никогда не признается или будет оправдываться. Мы должны четко поменять культуру. Должны принять, что чистый спортсмен может и должен побеждать.

У нас нет культуры терапевтических разрешений. У нас есть законодательство в области медицины. Чтобы стать астматиком, нужно быть астматиком, вы понимаете, о чем я. Наш спортсмен переезжает за рубеж и может стать астматиком в течение недели, там врач просто выписывает, что у вас есть такое заболевание, и вы сразу начинаете принимать препарат.

У нас есть проблемы с допингом, но они есть во всем мире, но весь этот скандал, он открыл глаза всему миру. Были хакеры или нет — это никто и никогда не узнает. Мы обратились, сказали, дайте хотя бы один факт. Спортсмен ведь никогда и не узнает, если к нему кто-то зайдет в почту.

По сути, это легализация допинга, и все прекрасно понимают, что 30–40% спортсменов какой-то страны сидят на терапевтических исключениях с такими диагнозами, с какими можно в реанимации лежать.

Без государства с допингом никто не справится

О спортсменах в административном аппарате

— Я приглашал весь актив легкой атлетики, говорил, что надо не сидеть и ждать, когда тебя пригласят, а самим ехать в международную федерацию, уточнять какую-то дорожную карту, налаживать взаимодействие.

Борьба с допингом простая вещь — ты нарушил правила, ты должен быть наказан, но если ты чистый спортсмен, ты должен выступать.

Иван Ухов совсем недавно закончил университет, нам нужно, чтобы такие люди как он, как Елена Исинбаева приходили к нам, у них огромный опыт и нам надо их учить навыкам менеджерской, навыкам международной работы. Конечно, сложно, когда человек вчера был спортсменом, а сегодня он руководитель федерации, на него сразу валится очень много серьезной руководящей работы, к которой он должен быть готов

О хоккее и Кубке мира

— Вы ведь не скажете, что мы играли на Кубке мира плохо, без самоотдачи и желания? Есть два-три фактора. Это в целом уровень хоккея, которого не надо стесняться. Это игра на других площадках в немного другой хоккей. И это организация – у канадцев работала на турнире целая группа тренеров. Пятьдесят процентов успеха команды – это тренер.

Мы сегодня одни из лидеров мирового хоккея, но истина посредине, у нас должна быть другая конкурентная среда. Надо разобраться на профессиональном уровне, сесть за круглый стол и выработать программу действий. Нельзя обертку поменять, а внутренности оставить. «Красная Машина» всех сметала. А сейчас это, по сути, бренд, коммерческий ход, который сильнее спортивного. Приоритет должна расставить федерация. Коммерческая составляющая не капитализируется без побед

  • sportbox.ru
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях