«Беру пример с Кержакова: напор и страсть в атаке». Лучший форвард весны хочет забить «Зениту»

Нападающий Владимир Ильин занимался в школе «Зенита» и поиграл за все петербургские команды, кроме самой главной. Этой весной он забил пять мячей за «Урал» и готовится забить шестой уже сегодня на новом стадионе. Прямая трансляция матча «Зенит» – «Урал» – в 13:30 на «Матч ТВ».

«Урал»

Открыть видео

– Подъемные от контракта с «Уралом» я никуда не потратил, – признается Владимир. – Стараюсь разумно расходовать деньги. Марков (игрок «Кубани» - «Матч ТВ») над нами с Серегой Петровым (воспитанник «Зенита», выступающий за «Краснодар» - «Матч ТВ») угорал. Обычно все, кто переходили в «Кубань», покупали себе машины. Коля спрашивает: «Ты чего себе тачку не взял?» Отвечаю: «Да ничего, пока так поезжу». Он вскипает: «Да задолбали вы питерские, все копите и копите. Петров вон тоже ничего не покупал». Но я не то чтобы коплю, просто нет нужды в чем-то. Сейчас главное футбол, покупать дорогую машину не стоит. Это отвлекает, трястись над ней еще потом.

У меня есть машина в Питере, но я не стал ее сюда перегонять. Мне комфортно передвигаться по Екатеринбургу на такси или на метро. В последнее время меня стали часто узнавать. Недавно ехал с игры, узнал таксист. Сказал, что уже купил билеты в Сочи на финал Кубка, сфотографировались вместе. Ну и так, по городу тоже узнают. Ездил на днях в один магазин, скидку сделали. В местной телепередаче «Третий тайм» репортер гулял по городу, показывал прохожим мою фотографию и спрашивал: «Кто это?» Большинство узнавало.

Что касается режима, то я его всегда соблюдал. Это заслуга отца. По дискотекам не бегал, в ночных клубах никогда в жизни не был. Разве что в пионерском лагере. Пьянки-гулянки-тусовки обошли меня стороной. У меня большая семья: младшие сестры и брат. Как-то всегда больше любил проводить время с ними.

Кстати, в детстве моим кумиром был бразилец Роналдо. Ну и всегда под боком играли свои Аршавин и Кержаков. Александр лучший бомбардир в истории «Зенита» и сборной России. Во многом беру с него пример: тот же напор, та же страсть в атаке. Надо ставить перед собой высокие цели и чаще бить по воротам, как Кержаков. Мои голы сейчас – это серьезный шаг на пути к сборной России. Надеюсь на меня обратят внимание.

Считаю, что я смогу добавить нашей сборной того, чего ей пока немного не хватает – футбольного голода и азарта. Готов сделать все, чтобы заслужить доверие Черчесова и доказать ему – я способен принести пользу национальной команде. Тем более сейчас, когда на носу самый важный турнир в карьере любого футболиста – домашний чемпионат мира. Что скажу Дзюбе? Да пока ничего. По весенней части я его обгоняю.

«Питер»

– В футбольную школу «Смена» меня привел отец в 6 лет. В 9 я попал в СДЮШОР «Зенит», но через три года ушел из команды. В 14 лет я немного отставал в развитии. По росту всегда был предпоследним. Ну, может, третьим с конца. У нас в детском футболе всегда делают ставку на тех, кто дает результат здесь и сейчас. Приводят парней из села, кто в два раза выше, они и играют. Но все ведь по-разному развиваются! Тот же Аршавин тоже в физическом плане отставал, он сам рассказывал, как ему было сложно. Трудно с этим справиться, нужно доверие. Вот, например, со мной случилось так, что уже на следующий год я резко вырос.

Неподалеку от дома, в Колпино, была другая школа – «Ижорец». Там я тренировался и играл за старший 91-й год. По уровню команда примерно соответствовала 92-му в «Зените». Последние два года провел в школе «Адмиралтеец». После играл за любительские клубы «Русь» и «Питер», с которым вышел в ПФЛ. У «Руси» условия были лучше. Там хотя бы платили премиальные (в КФК – 5 тысяч рублей за победу, на первенство города – 2 тысячи) и небольшую, но регулярную зарплату – 10 тысяч. В «Питере» было похуже – оклад даже во второй лиге был 20 тысяч. И, главное, никаких премиальных.

После первого сезона «Питер» развалился, возникли проблемы с финансированием. На меня обратили внимание из ФНЛ. Пригласили во вторую команду Петербурга. В «Динамо» я ощутил большую разницу в плане подхода к футболу: экипировка, персонал, транспорт, зарплата, премиальные. Команда не блистала результатами и инфраструктурой, но для меня это был большой скачек вперед. Я был на седьмом небе от счастья, когда после просмотра на сборе в Финляндии мне сказали: «Все, мы тебя берем!» Я подумал: «Ну вот, теперь ФНЛ».

Там я отыграл половину сезона, пока не подрался с игроком «Торпедо». Возник спорный момент, слово за слово, я ударил его кулаком по лицу. Сейчас понимаю, что был не прав. Если и распускать руки, то только после игры. Молодой был, сделал глупость. Получил пять матчей дисквалификации. В «Динамо» потом было собрание, мне сказали извиниться за удаление. Я отказался, стоял на своем: нечего было тому парню говорить плохие слова. Тренерский штаб решил убрать меня из команды.

По окончании сезона меня позвали на сборы с «Тосно». Там я понял, что в команду набрали мужиков, поигравших в ФНЛ. Знаете, смотрят же не на то, кто как играет, а на то, кто где играл. «Да он в «Шиннике» был», – это значит твой соперник лучше, хотя по факту нет. В итоге поехал за игровой практикой в дзержинский «Химик». Ушел в аренду, но потом понял, что надо было оставаться. В «Тосно» началась болтанка с составом, мог бы выйти пару раз. Но все, что ни делается, к лучшему. В Дзержинске я набрался опыта, сильно прибавил, много работал индивидуально. Позже это вылилось в голы, уже когда я вернулся из «Химика» в «Тосно». Хотя, когда я приехал на первые сборы, то понял – опять понабрали новых людей, теперь чтобы выйти в премьер-лигу. Мне снова стали говорить: «Ты пришел из «Химика», мало забивал, а эти парни уже поиграли». Как и в предыдущий раз думал опять уйти в аренду, но на этот раз все-таки остался ждать своего шанса.

«Тосно»

– Понимаете, внутри всегда было ощущение, я хороший нападающий, – продолжает Ильин. – Просто не складывалось. Честно скажу, я очень близко воспринимаю все, что связано с футболом. Ставлю его на первое место. Часто копаюсь в себе, пытаюсь понять, что сделал неправильно. В первую очередь предъявлял претензии к себе, анализирую ошибки. В том же «Химике», например, мало забил, всего один мяч. Но никто не даст соврать, что я оставался после тренировок, последним уходил с поля, отрабатывал по полной. Мало забивать – это точно не про меня. Мое – это быть лучшим бомбардиром команды и бороться за звание лучшего в чемпионате.

К слову, на тех сборах Перевертайло ставил меня играть левым защитником. Говорил: «Ильин – ты не форвард, а хороший защитник». Я сильно разозлился на это и пообещал ему: «Вот увидите, я еще стану лучшим бомбардиром в этом сезоне». Правда первое время меня чаще выпускали на замену.

Помню, горим «Газовику» 0:3, меня выпускают на полчаса. Выхожу и начинаю терять мячи, играю просто отвратительно. Бегаю и думаю: «Если сейчас не забью, больше уже никогда не выйду на поле». На 90-й минуте забиваю гол, и, что бы вы думали, на следующий матч остаюсь в запасе. Так часто бывало в «Тосно». Не знаю, чем это объяснить. В матче с «Волгой» получил шанс сыграть в полузащите справа и снова забил. В тот раз на стадионе была моя будущая девушка. После игры она нашла меня "Вконтакте", поздравила. Стали общаться, встречаться потихоньку. Вот уже год как живем вместе.

Переломный момент в том сезоне наступил в конце ноября, когда мы играли с «Томью» в 20-градусный мороз. Это был очень важный матч. Команда находилась в зоне вылета и нужно было побеждать, чтобы обезопасить себя перед паузой в чемпионате. Было так холодно, что бутсы примерзли к резинке (покрытие рядом со скамейкой запасных), еле оторвал. Неожиданно меня зовут на замену, даже не успеваю толком размяться. Выхожу на поле, а ноги ледяные. Тут Астафьев зарабатывает пенальти. Я прошу дать мне пробить. Отвечает: «Я заработал, я и пробью». Берет мяч, ставит его на точку, а тот скатывается в сторону. Максим отшатнулся и говорит: «Не, нафиг, не буду бить».

Все побоялись взять на себя ответственность. Я, как самый молодой, схватил мяч и приготовился исполнить пенальти. Разбегаюсь, а про себя думаю: «Как сейчас бить-то, ноги насквозь промерзли, как будто в резиновых сапогах играю» Пробил, вратарь угадал угол, мяч чиркнул по перчатке – гол! Проходит буквально пара минут, угловой – и я на дальней штанге забиваю второй мяч.

После победы во Владивостоке я забил уже 9 голов, был лучшим бомбардиром команды. Но интереса со стороны клубов премьер-лиги к себе не видел. Вроде бы и «Зенит» рядом, но почему-то никто не интересовался. Было много примеров, когда человек забивал четыре гола в ФНЛ и уходил на повышение в премьер-лигу. А я забил девять – и тишина! В это время партнеры по команде про меня говорили: «Ильин наш кормилец, тянет «Тосно» на себе». 

«Кубань»

– Перед началом следующего сезона пришло предложение от «Урала». Контракт действовал еще год, сумма выкупа была 10 млн рублей. Рохус Шох говорил, что «Урал» был готов меня выкупить, но Виктор Скрипченко отказался. Потом появился вариант с «Кубанью». Я подумал: «Это именитый клуб». Рассчитывал, что мы легко выйдем в премьер-лигу. Знал бы где упасть, соломку подстелил, как говорится. Сначала все было нормально, а потом начались финансовые трудности. За восемь месяцев я не получил ни одной зарплаты, только 70 процентов от первой. Вроде бы между Петреску и руководством были какие-то трения, это передавалось команде. Еще и не фарт, все вместе как навалилось. Не складывалось у всех ребят, не только у меня одного.

Мне нравился Дан Петреску, как энергично он настраивал. Один раз в перерыве, когда мы проигрывали, он снес макет ударом ноги. Любил говорить: «Ты чего как балерина играешь?», – и комично изображал игрока. Петреску вообще никогда не расслаблялся, все время пытался улучшать свою работу. Постоянно в раздевалке громогласно выступал, ногами двери выбивал, на поле выбегал, чтобы с судьями поругаться. Чего он только не делал.

При этом я чувствовал, что в «Кубани» все идет не так, как надо. Оставался после тренировок, много работал, но в играх мне не везло. Повлияли и внешние факторы: в клубе была нервозная обстановка из-за проблем с деньгами. Как тогда говорили: «Кубани было не до футбола». Я не понимал, что будет дальше, поэтому подал документы на расторжение контракта в палату по разрешению споров. В этот момент снова пришло предложение от «Урала». С самого детства я шаг за шагом шел к своей цели играть в премьер-лиге. В «Кубань» перешел ради этого, думал, выйдем без проблем. Ну и хорошо, что так получилось. Удалось проскочить этап ФНЛ и попасть сразу в вышку.

Ну, а дальше я дебютировал за «Урал» в историческом четвертьфинале на Кубок с «Краснодаром». Счастлив, что в первом же матче забил гол и положил начало камбэку своей команды. Для меня было особенно важно хорошо сыграть в Краснодаре. Хотел показать всем, что тот период в «Кубани» – просто случайность. Победа принесла неописуемые эмоции. Такие игры можно по пальцам пересчитать: «Ливерпуль» в финале Лиги чемпионов с «Миланом», «Барселона» недавно с «ПСЖ» и вот матч «Урал» – «Краснодар», например. Мы понимали, что пишем историю, которую «Урал» продолжил в матче с «Рубином».

Открыть видео

До финала Кубка еще далеко, впереди много важных игр. Сейчас тяжелая выездная серия: «Зенит», «Спартак», «Терек». Если честно, думал о своем возвращении в Питер. Очень круто будет сыграть в родном городе на открытии нового стадиона «Зенита». Для меня это будет особенный матч. Очень жду его и страстно хочу забить на «Крестовском».

Текст: Иван Карпов

Фото: личный архив Владимира Ильина, ФК «Тосно», ФК «Кубань», РИА Новости/Павел Лисицын 

5 историй от Валерия Карпина, которые помогут лучше понять наш футбол

Это видео докажет, что Смолов готов к Европе

«Отец приезжал забирать Акинфеева в «Спартак». Пережить кому и войну и знать о футболе все

Сын Клюйверта, который остановит «Ман Юнайтед» в Лиге Европы

«Был выжат, будто тренировал «Барсу» или «Юве». Слуцкий комментирует Лигу чемпионов на «Матч ТВ»

  • sportbox.ru
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях