«После драки с «Днепром» сказали, что я с ноги отключил Жулиано». Закончить карьеру и подраться с судьей

«После драки с «Днепром» сказали, что я с ноги отключил Жулиано». Закончить карьеру и подраться с судьей

Корреспонденты «Матч ТВ» Глеб Чернявский и Иван Карпов поговорили с бывшим защитником ЦСКА, «Сатурна» и «Краснодара» Русланом Нахушевым, который завершил карьеру в 32 года.

  • Как Газзаев заставлял плыть Кусова, хотя тот не умел плавать
  • Почему Семин не разрешал играть в подштанниках
  • Как Нахушев ударил судью в ЛФЛ и получил год дисквалификации
  • Брал ли Муслин деньги с игроков
  • Как Нахушев заподозрил, что играет в договорном матче
  • Почему последнюю зарплату игрокам «Сатурна» перечислил «Спортинг»

– В начале карьеры вы оказались в ЦСКА, которым только начал заниматься Евгений Гинер. Что больше всего впечатлило?

– Никогда не забуду сборы в Кисловодске у Газзаева. Надевали тяжелые жилеты, цепляли грузики на лодыжки и бежали минут сорок. Мячи мы видели два раза в неделю, нам давали поиграть в теннисбол. Каждый вечер после всех беговых и силовых тренировок был бассейн. Причем надо не прийти поплескаться, а реально плыть изо всех сил. Например, восемь бассейнов по 50 метров туда и обратно. В конце мы задерживали дыхание всей командой, а Газзаев стоял над головой с секундомером. Не знаю, кто чем дышал, но пузырилось все вокруг. Если выныриваешь, то Газзаев – аккуратно, не молотком – обратно тебя запихивает. Воздуха и так нет, а там под водой Ролик Гусев корчит рожицы и всех смешит – выдержать просто невозможно. Кто часто выныривал, получал штраф. Но смешнее всего было с Кусовым. Помните Алана?

– Да, он 800 тысяч евро в казино проиграл.

– О, вот здесь не удивлен. Не исключаю, что и больше. Классный парень, талантище, но такой кайфарик. Если он отдыхал, то до талого. В общем, Кусов не умел плавать. Мужик под два метра ростом, но не может плыть, никак. Выбора не было: у Газзаева в бассейне эстафеты. Четыре команды по пять человек, надо плыть и победить. Алан говорил Газзаеву, что не умеет плавать, но Валерия Георгиевича это мало волновало. Ответ был один: «Плыви давай!» Кусов нырял – причем не рыбкой, а бомбочкой – и бежал по дну. Сначала было мелко, а потом начинал тонуть. Все просто умирали от смеха, а Газзаев в азарте кричал и болел за него: «Плыви, Алан, плыви». Потом видел, что тот не может плыть: «Беги, Алан, беги!»

– Какими тогда были братья Березуцкие?

– Их называли березами, а Леха тогда уже играл в основном составе. Все смеялись, критиковали их, но Газзаев доверял и ставил. Просто Валерий Георгиевич любил работать с молодежью, всегда защищал своих игроков от прессы. Но лично мог напихать очень жестко. Я как-то получил красную карточку в игре за дубль, кого-то боднул. На следующий день Газзаев мне говорит: «Ты приехал за две тысячи километров от дома, чтобы показать, как ты бодаешься и дерешься? Чтобы больше такого не повторялось». Я две недели в себя прийти не мог, совесть мучила, что команду подвел и такого человека разочаровал. Газзаев меня отвел в сторону, что еще позорнее выглядело. Лучше бы при всех отчитал. А с Березуцкими мы принимали присягу в музее ЦСКА. С автоматами, но в спортивных костюмах.

– В спортивных костюмах, серьезно?

– Да, все официально, с генералом. Нас было шесть человек: мы с братьями, Трипутень, Пиюк и Тлисов. Генерал зачитывает все как положено, а кто ржет, кто что. Он попросил быть посерьезнее, мы успокоились и присягу приняли. Поехали в военкомат куда-то на Ленинградский проспект. Начальник команды говорит: «Вы заходите в актовый зал, где все призывники. Я пойду уважу людей, а вы берите билеты и садитесь на место». А там как: условный Иванов подходит, берет билет и видит, что он служит в Комсомольске-на-Амуре, а завтра выезд или вылет. Мы вшестером ждали начальника. Час сидим, два, три... Он там, видимо, уваживает и уваживает.

Аудитория пустеет, мы последние. Начали шутить, что нас сейчас тоже в Комсомольск-на-Амуре заберут. Пока ждали, случилась странная ситуация. Погода хорошая была, окна открыты. Вася встал в окно, облокотился, подходит парень. Лысый, со шрамами, чуть подвыпивший. Говорит: «Что, ребята, в ЦСКА играете?» Мы киваем. Он продолжает: «А я топлю за «Спартак». Я вас не знаю и знать не хочу, но я вас ненавижу!» Лекцию прочитал, что «Спартак» – великий клуб, а ЦСКА – никто. Мы думали, что драться начнет, сказали Васе лучше отойти от окна, а то еще сбросит. К счастью, его лекция мирно закончилась.

– Вы сильно разбогатели, когда получили подъемные в ЦСКА?

– Мне было 17 лет, за подписание контракта получил 20 тысяч долларов. Зарплата «Спартаке-Нальчике» до этого была 7 тысяч рублей в месяц. Я приехал с отцом, кто меня одного отпустит с такими деньгами? Как бы я их вез, в шапке? На эти деньги за 21 тысячу долларов мы купили трехкомнатную квартиру в Нальчике, в неблагополучном районе. В тех местах у молодых пацанов было только два пути: либо спортсмен, либо наркоман. Мне повезло, что выбрал правильный путь. У нас легендарный район – Искож называется, там находится завод искусственных кож. Во всех объявлениях, когда люди хотели снять или купить квартиру в Нальчике, было уточнение: «Искож не предлагать!»

«Однажды чуть не попал в перестрелку». Футбол как жесткая драка

Я убийств лично не видел, но знал, что там люди погибали и дрались. Есть район новый Искож и старый Искож – драки были по 500 человек! При заводе стадион, все конфликты там и решались. Там как гетто: туда ни таксисты, ни менты не приезжали. Я учился в школе тоже в неблагополучном месте. Это сейчас район 31-й школы ассоциируется с футболом и стадионом с хорошим искусственным полем, а раньше было по-другому. Рядом со школой шоссе, выхожу после уроков и вижу картину. Подъезжают «Икарусы», останавливаются. За ними две «Нивы»: открывают багажники, оттуда достают биты, камни. Открываются двери «Икарусов», люди берут биты и все начинается.

К сожалению, молодежь призывали в религиозные секты. Один парень, который со мной всю жизнь занимался футболом, попал в одну из таких и стал боевиком. Детский тренер потом рассказал, что его где-то в лесу убили во время зачистки. Парень золотой был, вместе прошли школу, вместе приблизились к профессиональному футболу. Только я попал в дубль, а он в лес.

– В ЦСКА вы застали не только Газзаева, но и Артура Жорже.

– У него было два помощника: было видно, что он старой формации, португальский СССР такой. Один помощник нормальный, а другой – просто хохмач. Который нормальный – тренер по физподготовке – смотрит в тетрадку и дает упражнения. Обычные, футбольные. Который хохмач – тоже смотрит в тетрадку, но только смеется и какую-то хрень несет, развлекает нас. Мы как-то тянулись, он тетрадку положил на газон и отошел. Мы Шембе – (Шемберасу – «Матч ТВ») говорим: «Посмотри, что у него там, шутки записаны, что ли?» Шемба смотрит, а там пустая тетрадь! Гусев говорит: «Я так и знал. Чувак всю жизнь виноград топтал, вино делал у себя в Португалии, а тут его по приколу потренировать позвали. Сказали, наверное: «Зарплата – двадцатка. Поехали заработаем, помощником будешь!»

Еще при Жорже забавно было, когда Карвальо приехал. Я был молодой, но ребята опытные – Гусев и Шемба – над чудаком смеялись. Спрашивали: «Вы администратора нового в команду привезли?» Человек реально семь килограммов привез лишних. Вышел на тренировку, с мячом работает идеально, но весовая категория – просто Овечкин какой-то! Потом, к счастью, подсдулся и начал феерить. Валерий Георгич его вообще в форму привел.

Александр Салугин: «На взвешивание Карвальо пришел с гамбургером»

* * *

– В «Мордовии» вас тренировал Юрий Семин. Чем он запомнился?

– Палыч – легендарный, человечище! Поражения он принимает как личное оскорбление. Если проиграли, то лучше неделю ему на глаза не попадаться. А как не попадаться? Тренировки же! Если проигрывали «Зениту» или «Спартаку», то Палыч говорил, что мы трусы, испугались и поэтому не можем показать лучший футбол. В конце сезона, когда мы уже заняли комфортное место, он организовал шашлычки на базе и общался с нами, как дедушка с внуками. Чуть ли не со слезами на глазах говорил, что если он по ходу сезона кого-то оскорбил или обидел, то это было не со зла. Палыч просто хотел, чтобы мы показали максимум. У нас, конечно, никаких вопросов не было. Да, можно вести себя по-европейски, как Андрей Львович Гордеев, но Палыч все-таки другой.

У него, например, было две фобии. Первая, чтобы все шипы правильно подобрали, а то не дай бог кто-то поскользнется на мокром поле. Он говорил нам: «Шипы!» И показывал пальцами какие-то гигантские варианты: «Шипы!» В Туле Палыч увидел у Аслана Дудиева, который никогда не играл в 6-шиповых, бутсы с пластиковыми шипами. Говорит ему: «Шипы покажи!» Дудик показывает, а там 13-шиповые. Кричит: «Снимай эти галоши, я тебе сказал: «Шипы!» Дудик взял у кого-то, но говорит мне по ходу игры: «… [блин], я как на каблуках!» В перерыве, пока Палыч не видел, переобул снова на 13-шиповые.

– Вторая фобия?

– Это как с Булыкиным: «Варежки сними!» Была ситуация, когда играли со «Спартаком» на «Открытие Арене». Горим после первого тайма – 1:3. Заходим в раздевалку в перерыве и знаем, что сейчас будет … [разнос]. В тот день было холодно, а Витя Васин надел подштанники. Это Палыч обычно не любил, говорил: «Вы мужики вообще? Ладно, легионеры, им простительно. А вы что, замерзли? В общем, заходит Палыч в раздевалку: глаза бегают в поисках того, с кого бы начать. Витя нам потом рассказывает: «Я в тот момент все понял. Начал незаметно подштанники снимать, но не успел». 

Виктор Васин: «На установке у игрока сработал будильник. Гончаренко чуть не разнес комнату»

Палыч бросается на него: «Что, … [блин], холодно тебе? Нацепил эти колготки! Снимай давай!» – «Да снимаю уже!» – «Вот и снимай быстрее!» – «Палыч, но я три раза уже в них играл, а мы выигрывали» – «Снимай, сказал, выигрывали они, … [блин]!» Палыч – легенда, низкий поклон ему. В жизни он как дедушка, добродушный и классный. Но в работе эмоциональный и требовательный.

– В «Мордовии» был момент, когда вам не платили. Как легионеры к этому относились?

– Что скрывать: многие легионеры сюда приезжают не повышать мастерство, а зарабатывать. Как, например, какой-нибудь доктор, который тоже едет за границу за большими деньгами. Ну и представьте, что человек приехал зарабатывать, а ему не платят. В «Сатурн» приезжал легионер в аренду, по-моему, из сборной Словакии. На тот момент была месячная задержка. Он поиграл три месяца, а ему ничего не заплатили. При этом клуб сказал ему снять квартиру за свои, а деньги потом обещал вернуть. В общем, парень приехал заработать, а уехал в минусах. Квартиру поснимал, покушал в ресторанах, пошопился в ЦУМе за свои – и поехал обратно. Мы над ним смеялись: «Что тебе жена скажет?»

– Нам рассказали, что перед игрой с «Ростовом» в прошлом сезоне («Мордовия» выиграла и помогла ЦСКА стать чемпионом – «Матч ТВ») ЦСКА заплатил всем игрокам «Мордовии» зарплату за три месяца. Это правда?

– Что за чушь? Никакого стимулирования не было! Перед «Ростовом» нам заплатили, но это были деньги из клуба. Пришла официальная зарплата, которая и должна была приходить. Но ее бы не было, если бы не наша акция. Мы же тогда не вышли тренироваться, чтобы на проблему обратили внимание – на тот момент уже три месяца не платили. Как только появился шум в прессе, нам сразу погасили два месяца и выплатили часть премиальных. После игры зашел губернатор и пообещал двойные премиальные за победу над «Ростовом» – в течение двух дней они пришли. Мы еще шутили, что мы в порядке и нам не надо тренироваться, раз просто так «Ростов» обыгрываем. А что касается стимулирования, то в «Сатурне» нас стимулировал «Зенит» перед игрой со «Спартаком». Они тогда спорили за чемпионство, а нам пообещали то ли 7, то ли 10 тысяч долларов каждому.

– Из «Сатурна» вы выбили какие-то деньги?

– Когда клуб закрылся, нам были должны за полгода. Есть невероятная история, как мы отжали деньги за два месяца. Помните, играл у нас был такой серб Вукчевич? Он еще за «Партизан» бегал под первым номером. Мы его Марадоной называли, потому что на тренировках он творил чудеса, просто бог. Коренастый, левоногий, мяч отнять невозможно. Реально, кассет в детстве насмотрелся и делает все то же самое, что и Марадона на записях. Но в игре – полный ноль. Ждем матч, два, пять, десять – ничего не меняется. Он не то чтобы не феерит, скорее даже привозит. Вукчевич еще подружился с Петковичем – здоровым защитником, который из «Спартака» пришел. Они постоянно в качалке были, а иногда доходило до абсурда. Приехали в Пермь, завтра матч. Кто-то зашел в номер к Петковичу, тот стоит с боксерскими лапами, Вукчевич в перчатках ему лупит со всей силы, выкладывается. Мы им говорим: «Вы здоровые вообще? Завтра игра, вы не восстановитесь». Они отвечали, что все нормально, у них подготовка такая. Потом Вукчевич сел на диету, ел только какие-то хлопья с молоком.

– А как он помог деньги-то вернуть?

– Его продали в «Спортинг» за 4 миллиона евро, но платили двумя траншами. Первый прошел, когда клуб еще был, а про второй все и забыли. Мы-то и не знали – кто интересовался такими вещами, пока все было нормально. Продали и продали. А когда пытались хоть какие-то деньги выбить, узнали, что на балансе у «Сатурна» один автобус и две клубные машины. Причем не целиком автобус, а только шесть колес. Пока все это шло, арестовали клубные счета. Руководства уже никакого не было, поставили двух чудаков, чтобы они просто юридически закрыли «Сатурн». Нам сказали, что они главные.

«Забил шесть мячей в договорняке и стал лучшим бомбардиром». Интервью легенды «Сатурна»

Вдруг им звонят из «Спортинга»: «Мы же вам должны два миллиона». Им предложили перевести куда-то в офшоры, но португальцы сказали: «Давайте без этих ваших русских схем. Куда мы первый транш переводили, туда и второй переведем». В общем, переводят они, а снять оттуда просто так ничего нельзя – счет арестован. Чудаки, которых поставили клуб закрыть, предлагают делить пополам. Миллион им, миллион нам. Мы обалдели, спрашиваем: «Вы кто такие вообще? Вас сюда позвали печать поставить, а нам полгода зарплату не платили». В итоге как-то договорились, но они все равно получили какую-то сумму. Кто-то говорил, что это около 200-300 тысяч евро. Остальные деньги поделили на игроков – у меня получилась зарплата за два месяца.

* * *

– На позапрошлых выходных вы играли в ЛФЛ, ударили судью в лицо и получили год дисквалификации. Что с вами случилось?

– Что тут скажешь: эмоции, закипел. Удара в лицо там не было, толкнул просто судью. Если бы хотел его бить, то бил бы как положено. Наверное, некрасиво получилось, но люди обладают эмоциями и могут их выплескивать. Мне сказали, что давно такого в ЛФЛ не было, чтобы судью обижали. Если бы я знал, что дисквалификация на год ждет, то не сделал бы такое. Просто пенальти, на мой взгляд, не было. Счет – 1:1, конец матча, принципиальные соперники. Они на первом месте, мы на третьем, три очка между нами – и такой пенальти… В первой игре против этой команды нам тоже два пенальти дали: мы вели 3:1, но проиграли 3:4.

– В вашей карьере была еще одна драка: «Краснодар» против «Днепра» на сборах. Вас обвинили в том, что вы чуть не убили Жулиано.

– Мы играли двумя составами, по тайму каждый. Начали разминаться, должны были выйти после перерыва. Капитан «Днепра» Руслан Ротань каждый момент комментировал, что-то судье рассказывал. В итоге на поле игроки схлестнулись, началась стычка. Было понятно, что толкотней не обойдется. Мы выбежали, они выбежали, команда на команду. Я, честно говоря, выбежал на поле с одной мыслью: достать Ротаня. Достал в итоге, врезал ему два раза. Сначала рукой, а добавил ногой. В этой сваре вообще было сложно что-либо разобрать, но что касается меня, то к кому я бежал, того и достал. Если бы Ротань не нагнетал, то ничего бы не было. Там довели даже нашего бразильца Марсиу – самого спокойного человека в мире. Он вскипел, с этого стычка и началась. Даже тренеры выбежали – Рамос и Муслин успокаивали команды. Хотя никому там челюсть не сломали, просто кому-то слегка прилетело, а кому-то нет. 

Вроде стали успокаиваться, как снова началась паника. Лежит Жулиано, ему плохо. У него запал язык, он терял сознание. Доктора совместными усилиями оказали помощь, он встал и пошел. Приезжаем в гостиницу, а все игроки «Днепра» говорят прессе, что я выключил Жулиано ударом с ноги в живот. Слава богу, что все живы-здоровы, но я его не то чтобы не трогал, я Жулиано в этой драке даже не видел. Мне сейчас скрывать нечего: про Ротаня честно говорю, бежал его бить, он и получил. Я после этого переосмыслил многое. Что в сумбуре этом лучше вообще не участвовать, а то приплетут. Человек реально при смерти был. Мы потом говорили с докторами «Краснодара», они предположили, что это было от шока. Что Жулиано, возможно, вообще не трогали, а такая реакция случилась от переизбытка эмоций. Когда меня во всем обвинили, спрашивал парней в шуточной форме: «Скажите, кто его ударил, а то меня сейчас в тюрьму посадят». Но никто не признался, а может, версия докторов действительно верная.

«Парень из «Краснодара» хотел ударить нашего капитана, но вырубил меня». Жулиано в шоу «Культ тура»

– Не дрались во время махачкалинского дерби, когда играли за «Анжи»?

– Главная драка там была, когда я уже ушел в «Химки». У меня другая история, как летел на дерби с матча молодежной сборной. Успевал впритык: прилетел в Махачкалу в 15:00, а в 16:00 уже матч. Стадион битком, вокруг еще 15 тысяч пытаются попасть на игру. Мы приехали вовремя, но подъехать и подойти к раздевалкам было невозможно – несмотря на то, что ехали на клубом микроавтобусе. Водитель ругался, кричал, но проехать нам не дали. Я вышел из машины в форме «Анжи», уже в бутсах. Подходим к воротам, через которые автобусы и скорая заезжают, они закрыты. Водитель полез через забор, попросил открыть мне ворота.

А тысячи две человек эти ворота раскачивают, чтобы прорваться на матч. Договорились, что сейчас быстро ворота откроют, а мне надо сориентироваться и пройти. Только он приоткрыл, народ туда рванул, кто-то даже прорвался. Я, к сожалению, не успел. Водитель говорит: «Если еще раз откроем, начнется вообще ад, не дай бог стрельба. Давай, подсажу тебя, через забор полезешь». Он меня подсадил, я с сумкой, в клубном костюме лезу. Менты прибежали, но появился начальник команды и сказал, что меня не надо останавливать. А идет уже 15-я минута матча. Я перелез, иду по бровке, прохожу мимо скамейки «Динамо» с рюкзачком. Они смотрят: «Вот чудак, проспал, что ли?» Закончился первый тайм, подходит тренер: «Ты готов? Разминайся!» Я вышел на второй тайм, но мы проиграли – 1:2.

Олег Самсонов говорил нам, что Славолюб Муслин в «Краснодаре» брал деньги с игроков. Это правда?

– Эта байка ходила, я тоже об этом слышал. В команде кто-то говорил, что где-то что-то брал. С меня Муслин денег не требовал, поэтому подтвердить не могу. Я просто не представляю, что тренер такого уровня, который много где работал, может чем-то таким заниматься. У меня к Муслину ровное отношение, только положительные впечатления остались. Я не верю, что он мог брать деньги с игроков, хотя, конечно, слышал об этом.

Славолюб Муслин: «Готов с Самсоновым пройти тест на детекторе лжи»

– Что за человек Сергей Галицкий?

– Мировой дядька! Человек, который может сесть с тобой и на равных на любую тему поговорить. Мы же привыкли, что миллиардер, олигарх – это на самолете прилетел, на вертолете улетел. Не подойти, в общем. Виталий Калешин рассказывал, первая «Феррари» в Краснодаре появилась у Галицкого. Они вдвоем – Галицкий за рулем, а Хашиг на пассажирском – приезжали на игры «Кубани» на «Феррари» и шли на обычную трибуну. Все знали, что «Феррари» – это машина Галицкого. Он тогда только появлялся в футболе, но ездил сам за рулем и без охраны.

– В этом интервью не хватает только истории про договорной матч. Было?

– Я не могу сказать, что предлагали, но есть у меня ощущение, что однажды поучаствовал. 16 лет, первая лига, только дебютировал. Идет игра, подходит капитан: «Ты там не носись особо». Я вообще не понимаю: глаза горят, бегаю, качусь, стелюсь… Не скажу, что создавал какие-то опасные моменты у ворот, но, видимо, где-то переусердствовал, раз капитан заволновался. Сгорели мы 0:2, а я спросил потом: «Что это было-то?» Мне махнули рукой, типа не парься. Было, не было, один он сдавал или вся команда сдавала – так и не узнал.

Текст: Глеб Чернявский, Иван Карпов

Фото: Getty Images, РИА Новости/Владимир Федоренко, РИА Новости/Вадим Алексеев, РИА Новости/Алексей Филиппов, РИА Новости/Илья Питалев, РИА Новости/Михаил Мокрушин

Другие интервью, после которых вы полюбите российский футбол

Ари: «Когда Эменике назвал меня шоколадным, а я его – гориллой, началась драка»

«Мне говорили: «Ты разбудил Роналду». Бразилец, которого обожают в Армении и Краснодаре

«Игорь со мной шутит: «Ну что, есть надежды еще рекорд продлить». Главный учитель Акинфеева

Николас Ломбертс: «В «Зените» никто не скажет, что я засранец»

Дейвидас Шемберас: «Я рад, что болельщики ЦСКА до сих пор могут посмеяться над «Спартаком»

Поделиться в соцсетях: