Сейчас в эфире 22:25 Футбол. "Фрайбург" - "Бавария". Чемпионат Германии. Прямая трансляция              
далее... 00:25 Все на Матч!              
01:10 Бейб был только один              
06:30 Бесконечные истории              
07:00 Новости              
07:05 Безумные чемпионаты              
07:35 Новости              
08:00 Дакар-2017. Итоги гонки              
11:50 Все на футбол!              
12:20 Новости              
18:50 Новости              
18:55 Все на Матч!              
19:55 Все на футбол!              
22:25 Новости              

Почему 48 команд на чемпионате мира — это хорошо. Мнение Александра Шмурнова

Комментатор «Матч ТВ» — о том, почему расширение участников главного турнира — не катастрофа и не популизм. 

Как-то все уж больно разволновались по поводу 48 команд в финальной стадии чемпионатов мира. Аргументов же я пока услышал только два. Первый: «Ну, все, пропала квартира». Второй: «Это популизм». И ни того, ни другого не поддерживаю.

Предложенный (или уже установленный) ФИФА формат: 16 групп по 3 команды, дальше с 1/16 олимпийка до финала представляется мне близким к оптимальному. По-прежнему максимумом останутся 7 матчей и 32 дня, структура изменится только вширь. На турнир приедут зрители из большего числа стран, матчей станет 80 вместо 64, доходы вырастут, зрелища мы получим больше, в общем, фестиваль – а именно как к фестивалю и стоит сейчас относиться к чемпионату мира – только окрепнет.

Разговоры в пользу бедных «второго рода» – то есть «ах, какой ужас: всего два матча – и домой» или «где же в отсталой стране-хозяйке чемпионата мира найти 47 баз для приема сборных?» – мне кажутся совсем смешными. Вы уж решите: нравятся вам разговоры в пользу бедных в принципе или не нравятся? По мне, «бедные» должны сказать спасибо, что они примут участие в фестивале, а не ныть, дескать, ой, какой короткий праздник. Если же речь идет о «бедных» странах-организаторах, то они должны сказать спасибо, что стали странами-организаторами и сделают благодаря этому шаг к богатству. И построить за 7 лет то, без чего нельзя принимать фестиваль. Тут вообще говорить не о чем. 

Посерьезнее вопрос: размытие уровня турнира. Но штука в том, что главное размытие уровня – не в росте количества команд, а в распределении квот. Когда Того или Новая Зеландия попадают на чемпионат мира, а Швеция, Чехия, Бельгия, Хорватия или Россия – не попадают, это аномальная чушь. При 48 участниках безобразий станет меньше. Современная футбольная Европа не может быть представлена 13-14 командами на мундиале. Чемпионат Европы с 24 командами, возможно, кому-то показался слегка раздутым, да и то – слегка. А Исландию с Венгрией и Албанией все только и знали, что хвалили. 20 команд на крупном форуме – идеальное представительство для Старого Света, где в развитые в футбольном отношении превратились как минимум 30 стран, а не 10, как было лет 40 назад. Надеюсь, что европейских путевок и будет теперь 20. В Южной Америке нынче за четыре с половиной путевки в Саранск и Екатеринбург бьются примерно на равных семь роскошнейших сборных, а любая из трех оставшихся, скорее всего, спокойно обыграла бы многих азиатов и африканцев, которые в Россию приедут. Если вместо четырех с половиной КОНМЕБОЛ получит шесть полновесных мест – это тоже будет отлично. Остальной запас и впрямь можно выделить «на усиление популистских мер», и ничего в этом ужасного я тоже не нахожу. Да, организация, объединяющая представителей всех стран мира и занимающаяся самой популярной игрой планеты, должна быть умеренно популистской.

Наконец, о формуле первого раунда. Я вообще всегда за олимпийку, за матчи на выбывание. Потому что круговые турниры дают поводы для махинаций. Для игрищ вроде ФРГ – Австрия 1982 года или для скандинавских ничьих. При трех командах в группе большинство видов договорняков просто отомрет, они станут невозможны математически. Идеально, конечно, когда выходит из группы всего одна команда, с кем ей договориться-то?.. Но и при выходе двух из трех вариантов сговора будет меньше. Останется, конечно, судейский произвол, но он, увы, работает при любой системе и с ним, к счастью, идет борьба благодаря введению видео. Есть, правда, еще анахроничный «перуанский вариант»: помните победу Аргентины над Перу в 1978-м с нужным крупным счетом? Но там, как говорят, в ход была пущена государственная машина, ибо на кону стояло участие в финале чемпионата мира и – рикошетом – авторитет системы. Представить себе, чтобы вселенский сговор возник из-за права попасть в 1/16 финала, чтобы, условно говоря, Швейцария подкупила Саудовскую Аравию ради того, чтобы обойти Парагвай и вырваться из числа 48 в число 32, ну очень и очень сложно.

В результате получается, что первый раунд станет своего рода 1/32 финала, с небольшим реверансом в сторону совсем уж случайных пассажиров: два матча вместо одного, неделя участия в фестивале для пассажирской публики вместо четырех дней. И отлично. Причем расклады, когда судьбу места в плей-офф решит разность мячей, возникнут от силы в пяти-шести группах – ну, что ж, такой регламент. А будут ведь на первом этапе и прямые стыки в третьем туре с правом одного из соперников на ничью (тоже вариант), и первертыши будут, когда проигравший первый матч сумеет выйти из группы. При 16 разных сочетаниях чего только не случится. Мне так уже прямо хочется увидеть результаты жеребьевки финального турнира ЧМ-2026.

48 команд на чемпионате мира по футболу. Что нужно знать

Текст: Александр Шмурнов

Фото: Getty Images

  • sportbox.ru
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях