Мирча Луческу: «Если бы Дзюба и Лодыгин не повздорили, я бы осудил их за безразличие»

Мирча Луческу приехал в Петербург, чтобы научить «Зенит» играть без Халка. В эксклюзивном интервью «Матч ТВ» он подвел итоги первой части сезона, определил потенциал Дзюбы, объяснил, что случилось в игре с «Краснодаром» и перечислил судейские ошибки в матчах своей команды. 

Открыть видео

— После Донецка мне не было сложно адаптироваться. Россия и Украина для меня — одна и та же страна. Их разделила случайность, история. Но для моих сверстников это все бывший Советский Союз. Обычаи и жизнь здесь одни и те же, способ мышления идентичен, тип поведения — тоже, — говорит Луческу.

В Петербурге я увидел город с фантастической историей. В июне, когда я только приехал, его улицы были наполнены туристами. И я с самого начала осознавал ответственность, которая заставит меня отдать абсолютно все за этот клуб и за этот город.

«Зенит» нельзя рассматривать отдельно от Петербурга. Клуб обязан соответствовать уровню его истории, традиции и культуры.

— Можете оценить, насколько вам уже удалось реализовать свою игровую модель в «Зените»?

— Трудно сказать, потому что не я формировал эту команду. Каждый тренер приходил со своими идеями и проводил трансферы, которые формировали его модель. К тому же у возрастных игроков есть свое видение процесса, и это очень трудно изменить.

Мы потеряли Данни и Гарая, в ходе чемпионата теряли других важных игроков — например, Шатова и Смольникова. Причем травмы случались не во время игр или тренировок, а после матчей, сыгранных в тяжелых погодных условиях. А еще из-за постоянной нагрузки, так как «Зенит» вынужден год за годом воевать на трех фронтах.

Когда мы начали, многие игроки находились в национальных командах и приехали очень поздно. Я хотел разобраться с точным потенциалом «Зенита», поэтому у меня в распоряжении было 17 молодых футболистов. После этого начали появляться и остальные, но времени на подготовку было мало.

Часть игроков раздумывала о переходах. Команда тяжело воспринимала потерю Халка, и было достаточно сложно убедить ее, что мы можем придумать другой тип игры. Нам пришлось изменить структуру таким образом, чтобы то, что Халк делал один, мы могли бы отрабатывать командно.

Как Луческу меняет «Зенит»? Объясняет Константин Генич

Когда я встретился с игроками, то показал им свои выводы по прошлогодним матчам — особенно по Лиге чемпионов, где у команды были отличные результаты. «Зенит» играл на контратаках, владение мячом не превышало 45–50%. Эту модель выбрали только потому, что в команде были Данни и Халк, к которым присоединялся Витцель.

Вся игра «Зенита» строилась на взаимодействии трех этих футболистов. Когда мы потеряли двоих из них, было очень сложно продолжать. К сожалению, Мак и Жулиано пришли уже в ходе чемпионата и не приняли участие в предсезонной подготовке. Но их трансферы оказались весьма позитивными, потому что они играли постоянно и не получали травм. И вместе с Витцелем стали ядром этой команды с точки зрения здоровья.

Чемпионат мы начали очень хорошо. Пока игровые поля были в порядке, это позволяло проводить атакующие комбинации, в которых был важен автоматизм действий. Но когда состояние газонов ухудшилось, появились технические ошибки и брак.

Возможности тренировать контратакующий стиль у нас сейчас нет — во всяком случае, я обещал футболистам, что мы поставим игру, в которой у противника не будет доминирования. Вместо этого мы сами будем использовать ошибки другой команды. Так получалось до матча с «Краснодаром».

Длинные передачи могут дать какое-то преимущество в 10 случаях из 100, но в остальных 90 превращаются в атаки команды противника.

Раньше вся игра была сконцентрирована на одном фланге, где появлялись Витцель, Данни и Халк. Сейчас все и изменилось, и мы ставим противника в более сложную ситуацию.

Очень плохо, что в столь важный момент мы потеряли Смольникова. Я ни в коем случае не жалуюсь на Анюкова и Жиркова. Даже наоборот — могу поблагодарить их за то, как они проявили себя. Особенно в последних матчах, когда уже не было никаких возможностей для их замены. Однако, как я уже говорил, у нас атакующий стиль игры. С Анюковым мы потеряли что-то в агрессивности — он больше держал баланс в защите, но наша игра была основана на атаке. Роль латералей во фланговой игре очень важна, особенно с точки зрения физики и кроссов.

В какой-то момент мы остались с малой обоймой игроков. Ситуация после матча со «Спартаком» тоже создала огромные проблемы. Попытка осуждения нашей победы фолом в середине поля, эта невероятная реакция, направленная против нас, когда нужно было анализировать и рассматривать только игру!..

4:2 — это нереальный результат, а могло быть 6:2 или 7:2, ведь соперник забил из-за ошибок Лодыгина. Мы не ожидали, что большая часть прессы станет прессой влияния, а не прессой информации. И если до этого мы были непобедимой командой, то теперь у нас появились проблемы.

Создалось впечатление, что многие арбитры после этого матча испугались реакции общественности. Позже из-за моей реакции по поводу судейства в матчах с «Анжи», «Тереком» и «Краснодаром» я получил очень много критики, которую не считаю адекватной. Я имею право на свою точку зрения — так же, как и журналисты или арбитры.

Судейство в матче «Зенит» — «Спартак»: как все было на самом деле

— Кажется, вы ответили на все вопросы сразу. А в чем, на ваш взгляд, секрет Жулиано? Он играет так, как будто всегда был в «Зените». 

— Я знаю его со времен «Днепра». Он играл во всех сборных Бразилии — юниорской, молодежной, национальной. К тому же бразильцы всегда привносят в игру нотку фантазии и импровизации. Я лично приглашал его в «Зенит» и считаю Жулиано игроком номер один в этом чемпионате. Но уверен, что в дальнейшем он достигнет большего.

— Что самое важное в работе с бразильскими игроками?

— Конечно, меня, как и любого другого любителя футбола, не может не восхищать техника бразильцев. Но, если вспоминать «Шахтер», надо сказать о тех же Тимощуке, Мхитаряне и Чигринском. Это вопрос вложенного труда, а не национальности. У меня была возможность работать с игроками в достаточно юном возрасте, поэтому удалось воспитать их так, как я хотел. В Румынии у меня были игроки, которыми потом интересовались по всей Европе. В Италии то же самое было с Пирло.

Мои отношения с молодыми игроками — на уровне менталитета. Мне очень интересно ускорять процесс их взросления. Верю, что из-за этого меня и пригласили в «Зенит». Когда я взял команду, средний возраст игроков был 28 лет. Большие европейские команды предпочитают опытных футболистов, они могут набирать их со всех сторон. Команде среднего уровня необходимо 5-6 лет, чтобы провести обновление. Иначе может получиться, что некем будет играть.

«Зенит» тоже приглашал необходимых игроков, но через 5 лет они одновременно приблизились к рубежу в 29–30 лет. Очень важно сформировать стратегию, которая позволила бы иметь запасных, способных в любой момент вступить в игру и которых при этом не надо покупать.

Конечно, есть «Зенит-2», но они тренируются отдельно. Не так легко взять игрока из одной команды и за один день переместить в другую, более высокого уровня. Каждый игрок должен знать, что ему делать — и это речь не о его физических или технических способностях, а о ментальной адаптации.

В «Шахтере» у меня была именно такая система: мы могли потерять футболиста, но за спиной уже был другой. Обычно мы имели 3 линии игроков — не только бразильцев, но и украинцев.

— Можете оценить уровень молодых российских игроков на примере Чернова?

— Чернов появился по необходимости: Ломбертс поздно присоединился к команде из-за травмы и не участвовал в предсезонной подготовке, Кришито пришлось ставить в центр, а у Жиркова была травма стопы. У нас возникли проблемы слева, поэтому Чернов и появился. Он не очень молодой, ему уже 24. Посмотрим на него в межсезонье, в играх. Этой зимой мы опять возьмем на сборы молодых игроков.

— Еще до вашего прихода у Лодыгина накопилось достаточное количество ошибок. Сейчас это продолжается. Вы можете пояснить почему?

— Вы постоянно возвращаете меня к тому, чему я не привык уделять столько внимания. Хотите, чтобы я говорил об игроках и их ошибках. Но для меня важна стратегия, а не отдельные ошибки. Я доверяю футболистам «Зенита» и даю шанс всем.

— Как вам работается с Дзюбой?

— С ним никакой проблемы. Он начал чемпионат травмированным, поэтому его потенциал пока непонятен — он ни разу не чувствовал себя на все 100. Но для нас было важно, что даже в таком состоянии он продолжил играть. В целом это отличный парень, который очень важен для нашего коллектива и атмосферы в нем. Но я думаю, что на данный момент он не раскрылся даже на 50%. К весне я жду экстраординарного Дзюбу.

— Вы ставите Кокорина на фланг. Голы от него требуются?

— Требуются, конечно. Он должен и забивать, и помогать защите. У него невероятные способности: это быстрый и сильный игрок, владеющий обеими ногами. В его игре бывают моменты, когда он расслабляется, легко теряет мяч и делает абсолютно ненужные передачи. Но потенциал у Кокорина огромный.

— Можете сказать, сколько очков недополучил Зенит из-за судейских ошибок?

— В матче с «Анжи» был очевидный пенальти на Кокорине, но арбитр разрешил продолжить игру, и мы получили гол.

В игре с «Тереком» в центре поля вынужденно ошибся Хави Гарсия: его не по правилам атаковали прямой ногой. Гарсия получил удар, после чего мы пропустили гол в свои ворота.

В игре с «Краснодаром» сфолили на Жулиано, Дзюба попытался исправить ситуацию, но получил желтую карточку. В этой фазе мы и пропустили второй гол. При этом там был офсайд, по телевизору это видно.

Это важные очки, мы пострадали в противостоянии с нашими противниками. Говорят, что нам часто ставят пенальти, но мы же атакующая команда и контролируем мяч больше 70 процентов времени в домашних матчах! Противник, защищаясь на своей половине поля, вынужден фолить. За матч у нас 20-30 проникающих передач в штрафную. Объективно, мы получаем заслуженный результат от наших действий.

Но, как я уже говорил, самым тяжелым испытанием стал матч со «Спартаком». Разбор игры свелся к одному эпизоду, который потом привел к замене руководителя коллегии арбитров. Это дало сигнал всем: у кого есть сила и у кого ее нет.

Прав ли Луческу, критикующий судей? Отвечает Геннадий Орлов

— Главные претенденты на чемпионство — это «Спартак» и «Зенит»?

— «Спартак» и ЦСКА. У вторых вообще отличная стратегия. Пока их стадион еще строился, а поля были хорошего качества, они играли в гостях. А когда газоны стали тяжелее, они начали играть на домашнем стадионе. И у них впереди еще много домашних матчей. Это их преимущество. Как и тренер, которого я очень уважаю.

Расклад по командам примерно такой: ЦСКА, «Спартак», «Зенит», «Ростов» (то что он показал в еврокубках — нечто особенное), «Краснодар». За ними — «Амкар», «Терек», до какого-то момента был Анжи». Ожидаю, что весна пойдет на пользу «Локомотиву», видно, какой труд там проделан.

Невероятным сюрпризом стала «Уфа». У команды, выигрывающей в выездных матчах, есть особенный дух.

— Насколько вас удивило то, что Массимо Каррера сделал в «Спартаке»?

— Сложно сказать, потому что не он создал команду и не он ее подготовил. Он привнес определенный опыт из чемпионата Италии. У него свой стиль поведения с игроками: он молодой тренер — значит, может быть ближе к ним.

Он дал этой команде что-то итальянское, наладил защиту, которая значит очень много. «Спартак» выиграл несколько игр, забив всего 1 гол. Он заставляет команду играть до последней минуты — взять хотя бы гол Глушакова. «Спартак» умеет защищать результат, Каррера создал конкурентную команду, которая реально голодна до побед.

Еще они используют то, что давно не выигрывали чемпионат. Дети того времени, когда «Спартак» много лет был чемпионом, стали взрослыми, собрались вокруг этой команды и создают благоприятную атмосферу на всех уровнях. Все масс-медиа поддерживают их, они создали им благожелательную обстановку. Мне будет очень тяжело противостоять этой атмосфере, ведь я после каждого матча вижу, как люди реагируют. 

— Можете объяснить, что случилось в матче с «Краснодаром»?

— Те два гола в Краснодаре не являются случайными. Мы расслабились. Я сделал замену, которую не следовало делать. Это моя ошибка, я признаю (на 88-й минуте Луческу выпустил вместо Роберта Мака Маурисио — «Матч ТВ»). Игроки в такой момент выходят не до конца разогретыми, их очень тяжело мотивировать, потому что КПД уже не такой, как в начале матча.

Все говорят о проблемах с физическим состоянии нашей команды, что мы играем одной обоймой. Но я не увидел, чтобы команда где-то провалилась. Я недоволен только одним матчем — с «Краснодаром», когда мы согласились, что не контролируем игру, так как нужно. А когда захотели изменить ситуацию, у нас пошли ошибки.

Открыть видео

— Можете рассказать, что произошло в раздевалке после матча с «Краснодаром»?

— Ничего такого, абсолютно ничего. Два игрока повздорили — это нормальное явление. Если бы они не сделали этого, я бы осудил их за безразличие. Повздорили, высказали все, что у них было на душе, а потом подали друг другу руки. Правда в том, что Лодыгин ошибся в моменте со вторым голом — он мог поймать мяч и не отправлять его в зону, которую не мог контролировать. Нормально, что кто-то из игроков сказал ему об этом. Но на этом все кончилось. Не знаю, почему все время ищутся такие ситуации. Атмосфера в команде хорошая.

Артем Дзюба: «Драки не было, человек по фамилии Источник что-то выдумал»

— Вы часто кричите в раздевалке?

— Иногда да — если у меня есть ощущение, что это может помочь. Я не обращаю внимания на технические ошибки, а говорю о соблюдении установки на матч, общих принципов игры и некоторых правил поведения на поле.

Пример — матч с «Краснодаром». Все винили конкретного игрока. А я куда больше был недоволен Новосельцевым, который должен был сфолить в центре поля и дать команде передышку, чтобы она правильно расположилась на своей половине.

Понятно, что Кришито ошибся, но Новосельцев просто не успел в эту зону и подставил Кришито. То же самое случилось с Черновым, который остался в стороне, хотя легко мог закрыть Измайлова. То есть сразу два игрока не совершили результативных ошибок, но их действия в начальной фазе атаки могли спасти нас от гола.

Но что это разбирать, когда поля такие как сейчас? Тактики стало меньше, игроки мерзнут на поле. Они должны иметь способность концентрироваться. Когда этого не происходит, в игре команды появляются различные ошибки.

— «Зенит» привык играть в Лиге чемпионов. У вас нет ощущения, что в Лиге Европы многим футболистам скучно играть?

— Мне так не кажется. Лига Европы важна так же, как и Лига чемпионов. Разница в том, что в Лиге Европы команды примерно одного уровня. В Лиге чемпионов есть 8 клубов, которые мы каждый год видим в четвертьфиналах. Случается, что одна-единственная команда из остальной Европы попадает в эту восьмерку и даже претендует на победу. У меня было такое с «Галатасараем» и «Шахтером». Остальным очень тяжело. «Зенит» тоже не проходил в четвертьфинал — максимум играл в 1/8.

— Вам ставили задачу выиграть Лигу Европы в этом сезоне?

— Нет, разумеется, нет. Но мы попробуем выиграть все. Посмотрим, какие игроки будут в нашем распоряжении после этой зимы. Многое зависит от здоровья футболистов и от 1-2 трансферов, которые могут случиться. Все команды хотят побеждать, но психоза обязательно выиграть турнир нет.

— Сколько футболистов, по-вашему, должен купить «Зенит»?

— Даже не ожидайте, что я отвечу на этот вопрос. Да, газеты пишут про того же Тьягу Майя, но он стоит очень много денег. Может, это и талантливый парень, но мы даже не рассматривали его трансфер. Просто кто-то бросил фразу — и была написана маленькая заметка, после которой возник целый медиа-взрыв.

— Хорошо, какие планы у вас на отпуск, где вы собираетесь отдохнуть?

— Я уже давно не отдыхаю в период каникул — нет времени.

Текст: Тимур Журавель

Фото: Getty Images, РИА Новости/Михаил Киреев, РИА Новости/Алексей Даничев, РИА Новости/Павел Лисицын, РИА Новости/Виталий Тимкив, ФК «Зенит»

Открыть видео

Еще больше «Зенита» на «Матч ТВ»

Иван Новосельцев: «Не отказался бы прокомментировать матч. Делал бы это эмоционально»

«Полет над мечтой». Документальный фильм «Матч ТВ» о «Зените»

«Научить тому, что умеет Халк, даже Кокорина невозможно». Карпин — о «Зените»

Мигель Данни: «Когда услышал диагноз, подумал: может, пора заканчивать с футболом?»

Какие трансферы нужны «Зениту»? Объясняет Константин Генич

«Почему Гарсии впилили три матча, а Вернблуму — только один?» Орлов — о важном

  • sportbox.ru
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях