«Тренер заснул прямо на тренировке. Думали, его снайпер снял». Как разочароваться в профессиональном футболе

Виктор Косачев с 17-ти лет пробивался в профессиональный футбол, но заключил первый контракт только в 23 года – с клубом «Мика» из армянской высшей лиги. Через полгода Виктор завершил карьеру. Его необычная история – на «Матч ТВ».

– Мы пришли в какой-то зал, нас человек 20, а там один из спонсоров сидит. У него 3 телефона в руках, он по ним по очереди разговаривает, – рассказывает Виктор Косачев о знакомстве с руководством «Мики». – Общение проходило так: в тебя тыкают пальцем, а ты должен как заключенный подскочить, выпрямиться и сказать: «Виктор Косачев, 23 года, защитник, сижу за то-то, статья такая-то….» Он смотрит на тебя: «Ладно, садись. Это ты у нас обрезаешь и голы привозишь? Хорошо-хорошо». Или другому игроку: «Олег тебя зовут? А, это ты у нас не забил пенальти. Ты что, ворота не видишь? Там 7 метров, забивать надо!» И в конце добавляет: «Запомните: защитники должны защищать, а нападающие – забивать. Что вам непонятно?»

Предыстория

Виктор Косачев – выпускник школы «Химок», но до 16 лет играл в третьей по силе лиге детского московского футбола за клуб «Юный Динамовец». В команде своего года он был на голову сильнее всех, но партнеры подводили: один вратарь после результативных ошибок хватался за ногу и просил замену, другой – пропускал с пенальти между ног. В выпускной год Виктор сбежал в «Химки» и отыграл сезон на глазах тренеров ведущих академий, но предложений так и не дождался.

После футбольной школы он закончил МАДИ, параллельно играл в ЛФЛ и катался по корпоративным турнирам, а потом попал в «Квазар» – самый известный любительский клуб России. Его создатель Артем Хачатурян мечтал построить идеальную бизнес-модель и вывести команду в премьер-лигу, но идея провалилась. Зато сработала другая: известный агент Валерий Оганесян в 2014 году пристроил в армянский «Улисс» партию игроков «Квазара», которые помогли команде занять второе место в чемпионате Армении и попасть в еврокубки.

В 2015-м Хачатурян провернул то же самое: стал спортивным директором армянской «Мики» и привлек туда игроков «Квазара». В основном тех, которые рубились за «Квазар» в КФК несколько лет и уже практически попрощались с мечтой попасть в профессиональный футбол. Среди них был и Виктор Косачев.

Ожидания

– Пока я не попал в «Мику», отчаяния не было, – продолжает Косачев. – Бывало, конечно, обидно, когда наш «Квазар» без денег, тренировок и тренеров не проигрывал «Солярису» из ПФЛ. Тёма (Артем Хачатурян – «Матч ТВ») подходил к покойному Шустикову и говорил: «Посмотрите на Косачева, хороший центральный защитник». На что Шустиков отвечал: «Я слежу за своими игроками». В нашем футболе просто не бывает такого, чтобы тебя кто-то где-то случайно увидел и куда-то позвал. Это так не работает. Например, Иван Новосельцев – одного года со мной, мы в «Химках» были вместе. Он играл на московское первенство, я – на подмосковное. Я не очень помню Новосельцева, потому что он в состав почти не проходил и больше сидел в запасе. Так что можно в детстве ничем не выделяться, а потом дорасти до уровня «Зенита» и сборной России. Мне потребовалось 7 лет после окончания футбольной школы, чтобы попасть в первую профессиональную команду.

Иван Новосельцев: «Не отказался бы прокомментировать матч. Делал бы это эмоционально»

Я только сделал предложение своей девушке, как через три недели спортивный директор «Мики» сделал предложение уже мне. Я так ждал этого момента, что чуть не потерял сознание. Думал, невеста обрадуется, что моя мечта сбылась, но для нее это был удар. Она и так меня всю жизнь ревнует к футболу, а тут вместо свадьбы ее будущий муж уезжает куда-то в Армению. Пообещал ей, что в Армении заработаю на свадьбу. При этом не уточнил, что мне и пятидесяти тысяч рублей в месяц там не предложили. Я еще сказал, что тратиться вообще ни на что не надо: жилье оплатят, а кормить будут на базе. Все деньги – в бюджет свадьбы. С невестой мы три раза устраивали прощальный ужин, потому что вылет в Армению постоянно откладывался. В «Мике» ждали скидки на авиабилеты. Мне только говорили: «Будь на телефоне, будь на телефоне». Я с телефоном даже в душ ходил.

Реальность

– В аэропорту нас пятерых встретил администратор странной фразой: «Ваше дело – играть. Мое дело – решать вопросы». Мы его спросили, где здесь можно поесть, а он ответил, что в аэропорту есть дорого. За нами приехала машина, мы поехали на стадион «Мики», чтобы подписать контракты. Двух парней оставили там, а нас троих отвезли на базу. Ну как на базу – что-то похожее на офис одного из акционеров клуба. На втором этаже были два гостиничных номера, туда нас и заселили. Это оказалось люксом по сравнению с тем, где жили другие ребята – у них не работал ни холодильник, ни телевизор, мухи летают, какой-то ужас вообще. На улице еще адская жара.

По сравнению с любительским футболом было непривычно, что есть два массажиста, есть доктор постоянно. Он, правда, лечил по одному методу: говорил приложить лед и ждать три года, пока пройдет. В «Мике» у нас было только два комплекта формы и одна тренировочная майка. Тренировались кто в чем, на команду мало были похожи. Сами брали абонементы и ходили в обычную тренажерку в городе, потому что за клубную на стадионе руководство пожалело 300 долларов. Как и два месяца жалело на натуральное поле: за тренировку на нем надо было платить 100 долларов. Мы тренировались на искусственном, где вместо разметки были ямы, на которых ноги легко можно было сломать. А когда выходили на натуральное поле просто побегать, нам говорили ни в коем случае не наступать на газон: если наступить, придется за него платить 100 долларов.

Тренеры

– С нами приехали два тренера из «Квазара», один из них был главным. Официально тренером числился Армен Адамян с лицензией, но он сначала просто наблюдал и не вмешивался. Только за спиной шептался и вел свои закулисные игры. Я первый матч провел в основе. Ноги тряслись, сердце билось. Отыграл хорошо, матч закончился вничью – 1:1. После игры Адамян звонит Артему Хачатуряну в Москву: «Как такой парень столько в КФК был, как его никуда не забирали? Не понимаю!» Я думаю: «Классно, сейчас заиграю, тренер верит». Адамян вел себя как профессор, как босс: когда ему жали руку, он держал локоть около туловища – надо было дотянуться. На тренировках он сидел на трибуне. Однажды кто-то заметил, что Адамян заснул: просто отрубился посреди тренировки. А один из игроков говорит: «Смотрите, Адамяна снайпер снял!»

«Если мне ответил Шумахер, почему не попроситься в «Баварию»?» Главная звезда ФНЛ

Второй матч я провел средне, а в третьем жутко обрезал и привез гол. Меня посадили в запас и долго не выпускали. Пока сидел в запасе, нашего тренера из «Квазара» убрали. Причем после победы! Мы обыграли «Улисс», но после игры к нам пришел акционер. Говорит: «Есть две новости. Одна хорошая и одна плохая. Плохая – вашего тренера мы убираем. Но есть и хорошая новость! Какой сегодня день? Суббота! Мы вам обещали зарплату в субботу? Кому очень надо, может получить ее завтра. Кому не очень надо, потерпите до следующей недели. Мы свое слово держим!» Адамян сразу пришел в парадном костюме, со свистком и с тренировочным конспектом. Делал вид, что для него все неожиданно, но это вряд ли. Он же 4 раза приходил в «Мику» главным тренером и 4 раза уходил.

Армен Адамян

– Я какое-то время вообще в заявку не попадал. Адамян подошел ко мне и говорит: «Не хочешь уехать?» Я смотрю на него: «Дайте мне хоть шанс, я здесь пашу, как черт, а вы меня даже в заявку не вносите». Самое интересное было дальше, когда меня вызвали на разговор спонсоры. Сказали: «Если ты остаешься, то мы тебе снижаем зарплату в два раза». Я согласился, а что делать? Сначала на мою позицию ставили серба с самой высокой зарплатой в команде: он отличный парень, но играл отвратительно. С ним в итоге контракт расторгли, поставили на мое место армянского защитника: он не шел в борьбу, а при любом контакте падал и просил штрафной поставить.

Когда Адамян и его не смог терпеть, все-таки поставил меня. Мы играли с «Алашкертом», проиграли 0:1, а меня признали лучшим игроком матча. По статистике InStat, у меня были лучшие цифры: 85% точных передач, 100% выигранных верховых единоборств. Я был уверен, что на следующую игру с «Пюником» меня точно выпустят в основе. Матч транслировали, я сказал родителям и друзьям, чтобы обязательно посмотрели. Говорил им: «100% сыграю, включайте!» Но Адамян опять не поставил, у меня почти слезы текли. Подходит он ко мне, обнимает: «Ты что, обиделся?» А у меня ком в горле, говорить не могу. Правда, маме все равно понравилось: «Звонит и говорит: я тебя на лавке видела, классно!» Адамян объяснил так: «Ты не играл, потому что победный состав не меняют». Он поставил победный состав из игры двухмесячной давности, когда мы этот «Пюник» со счетом 1:0 обыграли.

Адамян вроде бы разбирал соперников, все как надо делал. Но не понимал одного: мы не умеем закрываться и удерживать счет. Был кубковый матч, он говорит: «90 минут обороняемся, на 91-й забиваем и побеждаем». Мы забили на второй минуте – его план рухнул. Все игроки обрадовались, а он сидит недовольный. Будто сейчас крикнет: «Рано забили!» Таких матчей было много, когда мы вели в один мяч, он кричал, чтобы все бежали назад. Вешали на штрафную колючую проволоку, из окопа отстреливались и мяч в реку выбивали. Мы не умели так обороняться – нам надо было в открытый футбол играть, тогда все было бы хорошо.

Конспекты «Реала»

Как-то Адамян ко мне подходит: «Что-то ты не в форме, какое-то состояние странное у тебя». Я ему отвечаю: «А какое должно быть состояние, если вы меня гнобите постоянно?» Он мне: «Следующая игра с «Ганзасаром». Ты как в опоре сейчас чувствуешь?» Что мне ответить? Конечно, скажу, что хорошо себя чувствую, играть-то хочу. В итоге он мне одному дает кросс: надо было бежать круг на максимуме, потом пауза. Я бегал, он там что-то засекал. Смотрит на меня: «Наконец-то ты продышался». Приезжаем в горы к «Ганзасару» – ни в опору, ни в защиту он меня не ставит. А ехать туда было страшно – узкий серпантин, водители гонят, идут на обгон. Смотришь в окно: там пропасть, машины валяются. Тоже, наверное, на обгон шли. Мы жили в гостинице, ночью слышу, что кто-то копошится: а около туалета огромный таракан, я бился с ним час, еле убил его.

«Поехать в джунгли одному – самоубийство. Зачем – чтобы меня съели?» Играть в футбол в Индонезии и быть счастливым

В Ереване в торговом центре как-то встретился с Адамяном. Его тогда могли убрать, но у него было предложение из «Зенита» Пензы. Адамян спрашивает: «Что, в Пензу со мной поедешь?» Я еще так никогда в жизни не удивлялся. Думаю: «Приеду, а ты там надо мной издеваться будешь?» Я сказал, что спасибо за предложение, но мне с вами не по пути. Мы вот выходили дополнительно тренироваться, а Адамян говорил: «Чего вы тут тренируетесь? Все равно ничему не научитесь». Кто-то тянется, он смотрит на него: «Куда ты тянешься, все равно не растянешься». Еще Адамян утверждал, что мы тренируемся по конспектам «Реала». Каким еще конспектам «Реала»? Кстати, в итоге возглавил «Зенит» из Пензы, но уже оттуда ушел.

Как все закончилось

– Доиграли до зимы, пришли подписать документы на отпуск. Мы не глядя подписали, как стадо баранов, а после отпуска нас там уже никто не ждал. Получилось, что я ехал в «Мику», чтобы попасть в еврокубки, а приехал с нулем денег в Москву и без какого-либо желания все это продолжать. Сказал невесте, точнее, уже жене, что с профессиональным футболом покончено. За полгода я понял, что все это полная безнадега и что невозможно профессионально играть в футбол на одном желании.

С опытом игры в армянской премьер-лиге найти клуб не стало легче. Были варианты со второй лигой – «Торпедо», например. Человек, с которым в ЛФЛ играл, предлагал что-то, у него были какие-то завязки. В общем, надо было уговаривать кого-то, чтобы за тебя попросили, только тогда куда-то попадешь. Могли меня пристроить в «Волгу-Олимпиец» во второй лиге, но все закончилось на отправке резюме. Потом трансферное окно закрылось, стало понятно, что мучиться дальше бесполезно. Того, что у меня есть, недостаточно, чтобы заиграть в футбол.

Мы сейчас с другом организовали детскую школу, прошли обучение и получили лицензию. В школе у нас около 50-60 человек, мы занимаемся с группами. Дети – от 3 до 7 лет. Зарабатываю уже больше, чем в «Мике». Мне хочется верить в сказки, но здравый смысл говорит, что верить не надо. Если только за плечами кто-то есть, кто-то может помочь, тогда можно попробовать. Не надо стыдиться и надо пользоваться этим. Был, конечно, у меня такой шанс: друг моей семьи много лет работает в «Тереке». Мама не раз говорила папе: поговори с ним, может, поможет. Но мы почему-то не напрашивались. Если сейчас вернуть все назад, возможно, обратился бы. Но время назад не вернешь, а пытаться дальше куда пробиться в футбол самому – больше никогда.

Ответ Армена Адамяна

– Косачев оставил приятное впечатление, – говорит Армен Адамян в разговоре с «Матч ТВ». – Он в принципе был еще молодой, не такой возрастной. Умная голова, если бы была возможность, работал бы с ним и дальше. Я видел в нем перспективу. Я думал, Витя сейчас в хорошей команде играет, раз дает интервью. А он, оказывается, закончил карьеру. Очень жаль.

«Галицкий засучил рукава и толкал милицейскую девятку». 10 историй, которые агенты никому не рассказывают

При мне Косачев как раз стал играть. Матчи тогда пошли через три дня, поэтому я чередовал Косачева с другим армянским защитником. Они оба тяжелые, не быстрые, восстанавливались долго. Через игру было их правильно выпускать. Я возглавил команду, когда оставалось где-то 9 игр, из них Косачев сыграл 4-5 раз в основном составе (точная статистика: 3 игры – чемпионат, 1 игра – Суперкубок – «Матч ТВ»). Разве после такого можно говорить, что я его не ставил? В конце, когда я их провожал, сказал ему: если будет возможность куда-то взять, то обязательно возьму. А когда я ему предложил вариант с Пензой, он ответил, что с большим удовольствием бы поехал. Как я могу пригласить человека в Пензу, если я на него не рассчитывал в Армении?

Правда ли, что я тренировал команду по конспектам «Реала»? Я только говорил, что в 2010 году мне помогал испанский врач, который работал в мадридском «Реале». Или, возможно, он перепутал с «Реал Сосьедадом» – я туда ездил на стажировку, рассказывал им про нее. Так что про конспекты «Реала» – полнейший бред. У меня своя подготовка, которая мной сделана, опробована и работает.

Текст: Глеб Чернявский

Фото: личный архив Виктора Косачева

Больше историй на «Матч ТВ»

«Когда меня били в тюрьме, было не так тяжело, как в чемпионском бою». Отсидеть 10 лет и взять титул в 40

«Когда Широков уходил из «Спартака», он бегал кроссы наравне с Промесом». Врач, которого уволил Аленичев

«В Лиге чемпионов вижу то, чему учил Аленичев». Пройти все лиги с «Арсеналом»

  • sportbox.ru
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях