Андрей Лунев: «Первое время в «Уфе» отдавал кредиты. На жизнь оставалось 10 тысяч рублей в месяц»

Новый вратарь «Зенита» Андрей Лунев в эксклюзивном интервью «Матч ТВ» рассказывает, почему его не будет критиковать Геннадий Орлов, как на первую серьезную зарплату заказывал всему бару шампанское и сколько задолжал банкам полтора года назад.

Открыть видео

– Вместе с контрактом с «Зенитом» вы подписались на огромное внимание и давление. Готовы?

– Честно говоря, опасаюсь всего этого. Не совсем понимаю, чего ждать. Никогда такого не было, мне сейчас хотелось бы просто спокойно работать и тренироваться. Гончаренко, например, после моего первого матча с «Краснодаром» категорически запретил давать интервью. Сказал, если узнает, то мне … [конец].

– Жулиано после яркого дебюта чуть сбавил, а Геннадий Орлов тут же сказал, что у него началась звездная болезнь. Как будете реагировать, если Орлов начнет вас жестко критиковать?

– Надеюсь, до жесткой критики не дойдет. Постараюсь сделать так, чтобы слышать от Геннадия Сергеевича только комплименты. А Жулиано же мне забил на «Петровском». Я должен был выручать, но не получилось. Очень расстроился тогда, результат был совершенно не по игре.

От «Петровского» после стадионов «Локомотива» и «Спартака» уже не было каких-то невероятных эмоций, но «Вираж» запомнился – болельщики в Санкт-Петербурге крутые. Еще никогда не забуду заснеженное поле в той игре, по которому мяч ускорялся в три раза быстрее. Круче было в «Истре», когда проходил просмотр. На улице почти минус 30, а я забыл болоньку дома.

– На поле «Петровского» вы уже знали, что окажетесь в «Зените»?

– Про интерес «Зенита» еще не слышал, но знал, что меня просматривают: другой клуб российской премьер-лиги мной интересовался. Гончаренко нас очень серьезно настраивал. Говорил, что мы играем не против маек с номерами и фамилиями, а с такими же людьми. Так и было: мы тоже создали моменты, но не реализовали их.

– Раньше часто бывали в Петербурге?

– Только проездом, когда играл против «Динамо» из Питера и против «Петротреста». Но чтобы долго гулять по Невскому – такого не было. Думаю, все впереди. Моя жена, кстати, пока остается в Уфе: у нее ординатура, не может сорваться. Но, думаю, как-нибудь решим вопрос.

Впереди еще традиционный тоннель «Зенита». Ваш друг Иван Новосельцев уже дал инструкцию, как в нем не сильно пострадать от Дзюбы?

– А что, Дзюба больнее всех бьет? Я в целом медленно бегаю, но стартовая скорость вроде неплохая. Так что попробую как можно быстрее проскочить. Спрошу обязательно Новосельцева, как лучше действовать.

– Может быть, вы объясните: почему Новосельцев вместо отпуска тренируется во Франции?

– А он всегда много тренировался. Парень работает для себя, что в этом плохого? Может, для него тренировки – это и есть отдых.

https://www.instagram.com/p/BOSkZ52lsEa/

– Кого еще знаете в «Зените», кроме Новосельцева?

– Только Ваньку. По 1991 году в школе играл против Кокорина, но он вряд ли меня помнит. Саша был за «Локомотив», я – за ФШМ: они закидывали нам всегда нормально. У нас была неплохая команда, а в «Локо» просто очень хороший состав собрался: Кокорин, Гатагов, Чочиев – вместе они очень выделялись.

* * *

– Переход из низших лиг в «Уфу» – примерно то же самое, что и переход из «Уфы» в «Зенит». Как тогда все прошло?

– Просто увидел другие скорости, к которым надо было привыкнуть. На первой тренировке не особо волновался, потому что мы там только бегали. Это был первый сбор, делали физическую работу. Бег, прыжки – 30 минут плелся в конце.

Немного волновался, когда проходил просмотр в «Уфе». Меня позвали в Кратово, но я никому из друзей об этом не сказал – только семье. Ко мне как раз друг приехал, они всей нашей компанией не могли меня найти. Звонят: «Ты где, ты чего?» Я наврал, что в пробке в городе, не могу никак выехать.

На первом сборе в «Уфе» мы делились на три команды по семь человек и играли в дыр-дыр. Я не могу сказать, что жестко плавил своих, но почему-то моя команда все время проигрывала. Было неприятно! Я психовал, бесился, но под конец сборов мои команды стали кого-то побеждать.

– После контрольного матча на сборах Виктор Васин думал о вас так: «Не дай бог с Шелией что-то случится, а то этого – то есть вас – в чемпионате поставят».

Виктор Васин: «На установке у игрока сработал будильник. Гончаренко чуть не разнес комнату»

– Да там был моментик, когда надо было попроще сыграть, а я попытался сохранить мяч. Хотел по-футбольному действовать, а не бабахать просто так. В итоге всех обрезал, соперник забил, мне жестко напихали. Перед этим матчем было еще не очевидно, кто будет основным в сезоне – Шелия или я. А после него стало все понятно, к тому же я еще заболел. Не представляете, как тогда расстроился: это был шанс, а я его упустил!

– Вы взяли очень сложный удар Пейчиновича с пенальти. Как?

Открыть видео

– Чуйка. У меня однажды вообще мистический случай был, когда за «Торпедо» играл. Перед матчем с «Шинником» приснилось, что будет пенальти. Этот пенальти пробили в правый угол. День матча, судья ставит точку. Я вспоминаю сон, но почему-то иду гадать в левый угол. А чудак бьет в правый, как во сне было. После этого делаю во время пенальти всегда то, что первое приходит в голову.

– Александр Зинченко говорил, что это он вас натренировал. Причем его пенальти вы отбить не могли.

– Он мне тоже нормально шоколадок проигрывал. Ему надо было забить пять из пяти. Одну серию играем, вторую, третью. За каждую серию – шоколадка. В итоге доходили до 10-й серии: я ему проиграл и отдал все шоколадки. Надо было вовремя забирать несгораемую сумму, а не идти до конца. Так что пусть не рассказывает, что я его удары отбить не мог.

– В «Уфе» очень веселый коллектив. Момент, когда над вами сильнее всего пошутили?

– За все это спасибо нашему пресс-атташе Сергею Тыртышному, он создает такое настроение. Когда я был в дубле, он мне говорил, что я буду играть в сборной России. А что касается розыгрышей и приколов…. С Юрченко и Нарубиным держали мяч в воздухе, а кто ошибался – исполнял желание. Самое странное – пойти и ни с того ни с сего поцеловать Гузель Мухамедьянову (пиар-менеджер «Уфы», которая в инстаграме призывала идти на стадион в мороз и не перегревать мужские органы – «Матч ТВ»). Или кто-то дает интервью, нужно было подбежать и в камеру залезть. Или подойти к работнику клуба, взять его телефон и сделать селфи. Я часто мяч ронял, поэтому мне все это приходилось делать. Но самое неловкое, конечно, было с Гузель.

– Эпизод общения с Виктором Гончаренко, который вы никогда не забудете?

– Был момент, когда после игры с ЦСКА комментаторы сказали, что меня брали в «Уфу» четвертым вратарем. По «Матч ТВ» показывали, на всю Россию показали. Я тогда что-то воспринял близко к сердцу, вскипел. Виктор Михайлович подошел: «Андрей, ты нашел, из-за чего переживать. Пусть говорят, что хотят. Если бы я на все реагировал, с ума бы давно сошел. Тренируйся и все». После этого я получил травму и как-то случайно встретился Гончаренко в лифте. Я сразу понял, что он сейчас скажет. «Виктор Михалыч, даже не начинайте!» – говорю ему. А он мне: «Знаешь, из-за чего травмы? Все идет от головы, не надо думать о чем-то постороннем». Он меня всегда успокаивал, не накручивал. Уверенность в игре шла во многом и от его установок.

Я вообще считаю Гончаренко лучшим тренером в России. Из тех, с кем я работал, точно лучший. Он расположил к себе команду, сделал микроклимат еще лучше. У тех, кто не играл, не было никаких обид. Гончаренко мог пошутить, напихать и тут же опять пошутить. Хотя Кротов однажды написал, что эти шутки не дотягивают. В фильме про Гончаренко показали, как выгоняли Марсиу, но он выгонял с тренировки и других футболистов. Потому что он очень требовательный тренер, если его установки не выполняют, он не терпит.

Открыть видео

* * *

– Вы застали Фримпонга?

– Это гений, причем гений абсолютно во всем. Он на самом деле и футболист классный, просто вокруг него надо было условия создавать. Душа команды, Фримпонг шутил круглосуточно. Когда его спрашивали про любимое насекомое, он называл антилопу.

– Однажды в интервью он сказал, что заплатил бывшей за силиконовую грудь, а потом жалел.

– Ну, первое время-то не жалел! Он постоянно показывал, что ему в инстаграм русские девчонки пишут – ой, чего там только не писали.

– Когда вы все тащили в первом матче с «Краснодаром», верили, что это вообще с вами происходит?

Открыть видео

– Я так устал, так накричался, что с финальным свистком где-то в тумане был. Пришел в раздевалку, все меня поздравляют, а сил не было даже улыбнуться.

– Но ведь еще за полтора года до этого вы играли в ЛФЛ.

– Я же там поддерживал форму, хорошая практика была. Просто в отпуске пришел поиграть, а потом затянуло. Играл там раз в неделю, не чаще.

– В то же время вам звонили из банков и угрожали штрафом. Какую сумму были должны?

– Мне в «Сатурне» полгода не платили зарплату, приходилось брать кредиты. Общий долг перед банками был около миллиона рублей. Сначала присылали смски, потом звонил робот – с 7 утра начинались звонки. Потом звонили уже живые люди, говорили: «Мы на тебя в суд подадим». Я говорю: «Подавайте. У меня нет денег, отдать нечем. Жду зарплаты, которую не платят». Они настаивают: «А вы займите!» А у кого мне занять?

– Не думали пойти поработать куда-то на сторону, раз такая ситуация?

– Нам каждую неделю обещали, что все будет в понедельник, но это тянулось бесконечно. До сих пор ничего не отдали. Первое время в «Уфе» как раз отдавал кредиты. На жизнь нам с девушкой оставалось десять тысяч рублей в месяц, остальное отдавали в банки. Спасали только премиальные, потому что третьему вратарю за победы тоже что-то полагалось. Чтобы хоть куда-то выйти, в кино сходить. Мы не голодали, родители помогали, но жилось тогда тяжело. Через год поженились, а кредиты, кстати, до сих пор не все закрыл. До Нового года надеюсь все закрыть.

Вратарские перчатки мне Дава Юрченко отдавал: у него контракт был, ему постоянно новые подгоняли. Если ему не нравились, он спрашивал: «Че, нужны?» Я говорил, что давай, конечно. Я недавно вообще играл в бутсах Безденежных. У него тоже контракт, а у нас один размер. Удобно, отдавал уже разношенные, разбивать не надо. А в «Зените»-то теперь придется новые разбивать.

– Вы рассказывали, что в «Торпедо» деньги однажды снесли вам голову. В «Уфе» такого не было?

– Я к тому моменту уже сделал выводы. В «Торпедо» все это случилось еще во второй лиге, когда мне было лет 18-19. Сделали зарплату 40 тысяч рублей, а я чуть с ума не сошел – раньше таких денег не видел. Мы еще две игры выиграли, за каждую победу – по 30 тысяч еще. В итоге мне пришло на карточку 100 тысяч рублей. Я пошел в стриптиз-бар и сказал там: «Всем шампанское!» Так деньги и закончились. Тот вечер меня многому научил: больше такого не было и не будет.

Текст: Глеб Чернявский, Иван Карпов

Фото: РИА Новости/Владимир Песня

  • sportbox.ru
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях