«На первых тренировках в России я ощущала себя котенком с большими глазами». Интервью Тиффани Загорски для «Матч ТВ»

«На первых тренировках в России я ощущала себя котенком с большими глазами». Интервью Тиффани Загорски для «Матч ТВ»
Тиффани Загорски и Джонатан Гурейро / Фото: © РИА Новости
О долгом пути к Олимпиаде, любви к Москве и дружбе с Загитовой.

Тиффани Анастасия Загорски — самая необычная фигуристка в сборной России. У нее шотландские, ирландские, русские, польские и белорусские корни. Родилась она в Лондоне, одно время выступала за Францию, а шесть лет назад перешла под российский флаг. Она — первая иностранка в танцах на льду, которая представляет Россию (не считая уроженок советских республик).

По словам мамы Тиффани, она дала ей второе имя Анастасия из любви к русскому балету. Отец Тиффани любил знаменитый ювелирный бренд «Tiffany & Co» и каждый год в день рождения дочери покупал в этом магазине детали украшения. Он планировал собрать ожерелье к 18-летию Тиффани, но умер рано и не успел вручить подарок лично. Однако мама позаботилась о том, чтобы в положенный срок Тиффани получила одноименное украшение — уже как память об отце. 

«Матч ТВ» пообщался с колоритной фигуристкой об этих и других моментах ее жизни.

Читайте в интервью:

https://www.instagram.com/p/CACLd1Ep-AR/

«Пападакис — Сизерон бесконечно тренировались, и я трясла своего партнера, что нам надо так же»

— В вас намешано столько разных кровей — британские, польские, русские. Есть и французский след. Какая страна и культура вам сейчас ближе по духу?

— Прежде всего я англичанка. Там я родилась и провела первые 13 лет жизни, не зная ничего другого. Оба моих родителя — британцы, и мы всегда говорили дома по-английски. Но в последние годы я больше чувствую себя русской. Впервые приехала сюда в 2014 году, довольно быстро адаптировалась и поняла, что Москва — это мое. Я как будто попала в другой мир, такой огромный город! Помню, когда я окончательно поняла, что буду жить и работать в Москве, восприняла это как приключение. Хотелось как можно скорее все увидеть и узнать, больше гулять по новому городу. То время запомнилось абсолютным счастьем. Живя во Франции, я не ощущала себя на своем месте.

— Какие языки вы знаете и на каком уровне? Долго ли осваивали русский?

— Английский — мой родной язык, поэтому им владею свободно. По-французски говорю хорошо: я училась на этом языке в старших классах школы. Правда, сейчас редко практикую — только с парочкой друзей-французов. Поэтому многое забывается. Русский я начала изучать в 12 лет, потому что был интерес из-за моего происхождения (дедушка Тиффани Доминик Загорски родился в Москве. — «Матч ТВ»). Год я осваивала русский в школе, а потом переехала во Францию, и там уже не было такого предмета. В 19 лет, когда узнала, что буду жить и работать в Москве, стала освежать знания. На момент переезда я знала все приветственные слова на русском и думала, что у меня есть база. Но приехав в Москву, я поняла, что ничего не знаю. Помню, как летом 2014 года гуляла по городу и захотела купить бутылку воды. Даже не смогла попросить продавца: помог онлайн-переводчик в телефоне и картинки. И я стала активно практиковать русский: просто говорила с носителями языка и училась. Если что неясно — спрашивала, и так по сей день. Ни на какие курсы я не ходила. В итоге сейчас я хорошо понимаю и говорю по-русски, правда, с акцентом. Моя мама тоже учит этот язык уже второй год.

— Расскажите о ваших родителях.

— Мама раньше была программистом. Но в Лионе, куда мы переехали в 2007 году, мама устроилась учителем английского языка в местную школу, и ей понравилось. В итоге она уже много лет дает частные уроки английского в Лионе. Правда, сейчас из-за карантина ученики избегают личных встреч с педагогами, а дистанционный формат мама не любит. Но скоро все наладится. Папа был тренером по танцам на льду. Жаль, что он поздно пришел в этот вид спорта — только в 18 лет. Он успел поучаствовать в локальных турнирах в Англии, а потом быстро переквалифицировался в педагога.

https://www.instagram.com/p/B8IJJNAJldD/

— Вы начали заниматься фигурным катанием очень рано — в два года. Помните что-то из первых тренировок?

— Тогда я просто стояла на коньках и не каталась, так что это не считается (улыбается). Папа-тренер приводил меня на лед, часто брал на руки и кружил. Затем он работал, а я сидела у бортика и смотрела. Я немного каталась для удовольствия, а реально учиться начала в 5-6 лет. Через год поехала на свои первые соревнования.

— Как началась и складывалась ваша карьера во Франции?

— Все произошло случайно. Катаясь в Англии как одиночница, я очень хотела в танцы, но не могла найти партнера. Как-то моя подруга решила поехать на пробы в группу Мюриэль Зазуи (французская фигуристка и тренер, привела к победам олимпийских чемпионов Анисину — Пейзера, вице-чемпионов мира Дюбрей — Лозона, чемпионов мира Делобель — Шонфельдер и др. — «Матч ТВ») в Лион. Это очень сильная группа, был строгий отбор. Я захотела тоже попробовать. Тренер прислал Мюриэль запись моих выступлений, и ей понравилось. После личного просмотра меня пригласили в группу, и сначала я каталась одна. Затем встала в пару с Полем Фиретом, но мы успели выступить лишь на одном домашнем старте. Поль ушел из спорта из-за травмы. Моим новым партнером стал Алексис Миар. Хоть для него это был первый опыт в танцах, он быстро научился.

— Под руководством Зазуи начинал свою карьеру Роман Агенауэр, который сейчас блистает в группе Лозонов. Каким вам запомнился этот тренер?

— Он классный, я всегда его обожала! Роман — артист по натуре, и показывает это в своих учениках. Когда фигуристы Агенауэра катаются вдохновенно — знайте, что это его заслуга! Меня Роман тоже многому научил, поставил несколько программ.

— Вы ведь катались на одном льду с Габриэллой Пападакис и Гийомом Сизероном. Они тогда только начинали свой путь и не были известны миру. Какими были французские чемпионы 10 лет назад?

— Да, мы знакомы с 15 лет. Гийом мне запомнился очень артистичным, а Габи — нежной. Они бесконечно тренировались, и я трясла своего партнера, что нам надо так же. В те годы у этой пары были проблемы: они часто ошибались на прокатах. Помню, на одном юниорском турнире Гийом три раза упал в обязательном танце. Наверное, из-за стресса, ребята вообще были очень нестабильными. Мы с Миаром иногда обыгрывали их. Зато когда Габи и Гийом перешли в монреальскую группу, у них все стало получаться.

— Почему распалась ваша пара с Алексисом Миаром? Вы ведь как раз завоевали медаль на дебютном чемпионате Франции.

— У него не подходящий характер для спорта. Вскоре после той медали мы поехали на чемпионат Европы и не прошли квалификацию по итогам короткой программы (пара Загорски — Миар заняла 21-е место, а до произвольной программы допускают только первую 20-ку. — «Матч ТВ»). И вот после той неудачи Алекс сник. Он перестал серьезно относиться к тренировкам, увлекся тусовками. Понял, что не хочет кататься. Обидно, ведь у нас только-только начались успехи… Я очень переживала. Через полгода Алекс снова захотел в спорт, и я согласилась, так как другого партнера на горизонте не было. Но вскоре Алекс опять решил уйти — уже окончательно. Сейчас у него совсем другая жизнь, и я надеюсь, он счастлив.

Тиффани Загорски и Джонатан Гурейро / Фото: © РИА Новости/Владимир Песня

«За пару дней до отлета узнали, что все-таки участвуем в Олимпиаде»

— Зато в 2014 году вы нашли партнера, нацеленного на результат. Как образовалась ваша пара с Джонатаном Гурейро?

— Этой встрече предшествовал грустный период. Я два года была одна, стажировалась как тренер. Было несколько проб, но достойный партнер не находился. Я уже думала заканчивать со спортом, планировала уехать в родной Лондон. Вдруг от знакомых узнаю, что Джон ищет партнершу. Я его знала с юниорского периода и написала. Для себя я решила: если с Джоном не получится — все, бросаю фигурное катание. Нам организовали просмотр на московском катке, где тренирует мама Джона. Уже через три дня стало ясно, что мы подходим друг другу и по параметрам, и по энергетике. Чуть позже на тренировку пригласили Александра Жулина. Он смотрел на нашу пару один день и сказал, что берет в свою группу.

— Помните свои первые впечатления от тренировок в России?

— Сначала атмосфера удивляла. Я ведь привыкла быть главной в паре: всегда знала больше, чем партнер, вдохновляла трудиться, была двигателем. А тут я в роли человека, который ничего не знает, не может даже свободно общаться с тренерами. Ощущала себя котенком с большими глазами, который сидит и смотрит. Много всего сразу свалилось, и лишь через полтора года я адаптировалась.

https://www.instagram.com/p/B8qZhQkpk3B/

— Летом 2017 года ваша пара перешла к новым тренерам — Светлане Алексеевой и Елене Кустаровой. Не страшно было делать такой шаг перед олимпийским сезоном?

— Хочу отметить, что у нас всегда были хорошие отношения с Александром Жулиным, никаких ссор. Просто в определенный момент мы с Джоном поняли, что второстепенны для тренера, он делал ставку на другие две пары. А мы хотели больше внимания и веры в нас. Джон когда-то тренировался у Светланы Львовны, поэтому сразу предложил идти к ней. Как раз завершили совместную карьеру Елена Ильиных и Руслан Жиганшин, и в той группе не осталось ведущей пары. Мы очень быстро договорились с новыми тренерами и перешли к ним. Светлана Львовна и Елена Владимировна окружили нас заботой и сделали все, чтобы мы поехали на Олимпийские Игры.

— Участие в Олимпиаде и затем в чемпионате мира стало для вас в том году приятным сюрпризом, я так понимаю?

— Да, еще в начале сезона мы не предполагали этого. У нас ведь новые тренеры, ближайшими целями было набирать силу, показывать себя. Тем более есть две ведущие пары, а мы занимали классическое 5-е место на чемпионате России. Но в октябре 2017 года мы смогли обыграть Вику Синицину и Никиту Кацалапова на маленьком турнире в Минске, и это вдохновило. На чемпионате России тренеры настроили нас с Джоном на то, чтобы мы выиграли бронзу, это дало бы шанс поехать на чемпионат Европы. В короткой программе мы заняли третье место, а потом еще Вика и Никита снялись. Мы полностью использовали свой шанс. Выступив на Европе, мы думали, что сезон окончен. Уже размышляли насчет новых программ. Как вдруг… скандал с допингом, и нам говорят, чтобы мы как запасная были готовы ехать на Олимпиаду. Из-за неоднозначности ситуации мы долго не понимали, что в итоге будет. За пару дней до предполагаемого отлета на сборы в Японию узнали, что все-таки участвуем в Олимпийских играх. Это был шок, ведь люди обычно заранее готовятся к такому турниру. Но мы были счастливы этому шансу.

Тиффани Загорски и Джонатан Гурейро / Фото: © Wang Song / ZUMA Press / Global Look Press

— Каково это — выступать на Олимпиаде?

— Лично для меня — чистое удовольствие. На нас с Джонатаном не возлагали надежды по медалям, поэтому мы катались просто для себя и родных. Спокойно, умиротворенно. Я помню, как встаю в последнюю позу в произвольной программе, поднимаю голову, смотрю вверх и вижу олимпийские кольца. Счастливые были минуты.

— Как вы в марте восприняли отмену чемпионата мира, которого лишились в прошлом году?

— Жестко. Мы серьезно готовились и были в суперформе перед поездкой в Монреаль. Это нам дорого стоило. Осенью я травмировала колено во время репетиции одного элемента, из-за чего плохо выступила на Гран-при. Но я продолжала тренироваться через боль, и мы наконец дорвались до чемпионата мира по спортивному принципу. Раздражает, что все оказалось зря.

«За час до выступления Загитовой важно уединиться, размять ноги и ни с кем не говорить»

— С кем вы дружите из фигуристов?

— Со своим партнером, Лизой Туктамышевой, Алиной Загитовой и Луи Тауроном (французский танцор, тренируется в группе А. Крыловой. — «Матч ТВ»). Вообще я знаю много иностранных спортсменов, потому что выступала за разные страны. Поэтому международные старты — целое поле для общения. Помню, как после чемпионата Европы в Граце мы собрались компанией человек в 40 и поехали веселиться в центр города.

Тиффани Загорски и Джонатан Гурейро / Фото: © Ulrik Pedersen / ZUMA Press / Global Look Press

— Очень трогает ваша дружба с Алиной Загитовой, несмотря на разницу в возрасте. Расскажите, как вы познакомились?

— Это случилось на Гран-при в Китае в олимпийский сезон. Фигуристов сборной начали расселять по двое в отеле. У нас с Алиной фамилии шли друг за другом по алфавиту, и нас поселили вместе. Я не знала, кто эта малышка. Очень удивилась, когда мне сказали, что Алине всего 15 лет, а она уже участвует во взрослых соревнованиях. Зайдя в комнату, мы поздоровались и пожелали друг другу удачи. В следующих поездках уже сами везде селились вдвоем. Мы проводили вместе кучу времени, поддерживали друг друга.

— Как Алина расслабляется в перерывах между прокатами на соревнованиях?

— Она очень ценит время подготовки: за час до выступления ей важно уединиться, размять ноги и ни с кем не говорить. Вообще наше расписание редко пересекается, потому что мы в разных дисциплинах. Зато когда мы вместе, много смеемся и шутим, смотрим забавные видео.

— Прислали Алине подарок на недавний день рождения?

— Сейчас боюсь отправлять что-либо по почте из-за вируса. Но подарок я подготовила и обязательно вручу Алине лично, как только увидимся. Вообще у нескольких моих друзей дни рождения выпадают на апрель и май, в этом году они все отмечают их удаленно. Как только карантин закончится, хочу увидеть каждого и сходить вместе в ресторан.

https://www.instagram.com/p/B4hM2XMp-zD/

— Расскажите о своем карантине. Что нового для себя открыли за последние пару месяцев?

— Каждый день у нашей группы онлайн-занятия, ОФП. Также я сама занимаюсь йогой и пилатесом по скайпу. Много читаю, рисую, смотрю кино, плету браслеты и ухаживаю за домашними растениями.

— Какие ждать от вашей пары новые программы?

— В этом сезоне мы пока решили сохранить обе последние программы. Во-первых, в ритмическом танце остается тема мюзиклов, и я как раз люблю фильм «Величайший шоумен». Во-вторых, из-за большого перерыва нет времени ставить и обкатывать новые танцы. Думаю, многие для грядущего сезона оставят старые постановки. Я счастлива снова катать произвольный танец под песню «Survivor»: мы с Джоном показываем, что в любой ситуации можем быть сильными.

— А хотели бы поставить программу на тему родной Великобритании? Например, ирландские танцы?

— Мы как раз думали взять этот стиль в новом сезоне, когда заявили тему «Танцы народов мира». Но из-за известной ситуации ритмическую часть оставили прежней. Надеюсь, потом еще будут «Танцы народов мира», и я смогу продемонстрировать на льду культуру своей родины.

Читайте также: