Как создаются киберспортивные трансляции. Интервью с генеральным продюсером RuHub

Представитель российской киберспортивной студии комментирования и аналитики RuHub Антон Олейник рассказал о тонкостях работы.

Из интервью вы узнаете:

  • Как делается картинка с киберспортивных матчей
  • Сколько людей работает над трансляциями
  • О делении трансляции на блоки
  • И о сложностях при создании трансляций

— Как вы готовитесь к трансляциям?

— Если говорить о турнире, который мы освещаем из собственной студии, где нам все просто, понятно и знакомо, нужен всего день для технической подготовки, а дальше — уже непосредственно эфир. Конечно, я не беру сейчас в расчет творческую часть (разработка конкурсов и прочих развлечений для зрителей). А при подготовке к офлайн-мероприятию меняется разве что только технический аспект — на все требуется чуть больше времени.

Мы, конечно, участвуем в разработке сценария мероприятия, но главное — четко понимать деление ивентов. Есть те, которые проводятся турнирными операторами за рубежом, — такие эфиры для нас ничем не отличаются от студийных. По факту оператор создает картинку и отправляет ее нам, а мы уже добавляем своих комментаторов и периодически переключаемся на студию аналитики.

Если же мы говорим о мероприятии собственного производства, это немного другая история. Здесь мы работаем совместно с его организатором, который придумывает сцену, различные фишки. Мы, в свою очередь, помогаем: где-то снимая дополнительный контент, где-то объясняя, что не все задумки можно воплотить в трансляции. В таком мероприятии задействовано гораздо больше людей и техники.

— А сколько людей входит в съемочную группу? Вы нанимаете сторонних специалистов?

— RuHub — довольно большая организация, у нас в штате есть весь необходимый персонал. Продюсер, режиссер, звукорежиссер, оператор-постановщик, режиссер повторов, режиссер графики и титров, инженер, специалист по стримам, редактор, два обсервера… Кого-то мог упустить, но так — от 10 человек. Это если не считать талантов студии — аналитиков и комментаторов. Как видите, у нас нет необходимости нанимать отдельную группу под каждую трансляцию. Люди просто приходят и выполняют свои должностные обязанности.

— Какие трансляции вам нравится проводить больше?

— Вряд ли удивлю, если скажу, что трансляции онлайн-турниров делать намного легче, чем офлайн. Особенно если речь идет о совсем простеньких — с одним комментатором, минимальным составом персонала и оборудования.

Но легче — не значит интереснее.

Мы уже давно на рынке, сделали не один выездной ивент: проводили EPICENTER, транслировали мейджор из парижского «Диснейленда», куда мы всей командой выезжали и везли свое оборудование. Не хочу говорить, что мы можем все, но многое — это точно. Нам интересно работать на крутых выездных мероприятиях — чувствуешь себя частью чего-то очень большого. Если меня поставят перед выбором: сделать 10 простых трансляций из студии или 10 выездных, я выберу второй вариант. Думаю, большинство ребят из команды будут со мной согласны.

— А как вообще строится трансляция матча? Например, условного поединка в рамках турнира по Dota 2.

— Есть два блока: первый — администраторов, организаторов турнира, второй уже касается самой трансляции. Администраторы берут на себя обязанность собрать все команды вовремя, привести их в лобби в игре, чтобы не сбилось расписание, серверы были защищены и т. д.

Что касается трансляции, два наших обсервера заходят в то же лобби, что и игроки команд, но на специальные слоты. Именно они занимаются показом игры. По-другому их называют операторами внутриигровой камеры. Их задача — попытаться максимально показать зрителям происходящее, не пропускать важные события в игре, вовремя переключаться на необходимых персонажей или нужные участки карты. Наши обсерверы всегда работают в паре: один следит за игрой, переключается между персонажами, а второй, по сути, занимается тем же, но еще и совершает красивые пролеты по карте, если там ничего интересного не происходит. Также он выводит дополнительную внутриигровую статистику на экран, внимательно слушает комментаторов и демонстрирует то, о чем они ведут речь. Вот на этом и держится трансляция. Без показа самой игры мы не можем говорить, что это была киберспортивная трансляция.

— В то же время работа студии аналитики и комментаторов тоже является важной частью действия.

— Безусловно! Не все зрители на 100 процентов разбираются в тонкостях той же «Доты». А комментаторы как раз и помогают понять фишки, объясняют разные моменты.

Никуда и без студии аналитики. Ребята тщательно готовятся к эфирам: читают интересные факты о командах, составляют темы для разговора, чтобы разбор игры не был зациклен исключительно на статистике. Аналитика — это все-таки история, разделенная на блоки со своим таймингом, потому что пауза между играми не такая уж большая — 10-15 минут.

Блок повторов, где мы показываем ключевые моменты матча, блок статистики игры, разбора игры, партнерских интеграций и короткая пауза, во время которой аналитики отдыхают и готовятся к следующему матчу.

— Насколько важно умение ведущего правильно выстроить линию повествования?

— Он выступает в роли такого драйвера, который обеспечивает движуху в кадре. У ведущего студии аналитики всегда должны быть в запасе интересные темы на случай, если игра пойдет вяло. Из всей студии непосредственную связь во время трансляции мы поддерживаем именно с ним, передаем информацию при необходимости. Он должен обладать умением не зависать в кадре на минуту, пока получает указания в наушник, быстро принимать информацию и ретранслировать ее в эфир, если это нужно. Не у всех это сразу получается хорошо, но это исключительно вопрос практики.

— Иногда в студию аналитики вы приглашаете действующих игроков. Для чего?

— Есть супермедийные персоны, которые привлекают аудиторию. Они поднимают просмотры просто своим появлением. Но и нельзя забывать, что все действующие про-геймеры отлично разбираются в игре. Они в мете и могут лучше понимать действия киберспортсменов, за матчем которых следят. Зритель может не увидеть всех тонкостей, а что-то ему и вовсе способно показаться странным. А игрок смотрит и говорит: «Я знаю, на самом деле он хотел сделать вот это, но у него просто не получилось».

— На ваш взгляд, в трансляциях есть место юмору? Или все должно проходить «на серьезных щах»?

— Я, как человек, который работал в большом спорте, одно время считал, что студия аналитики — это очень серьезное место, где не должно быть шуток. Но сейчас мне кажется, что юмор в умеренных дозах во время трансляций вполне допустим. Потому что Twitch — не та платформа, на которую приходят, чтобы посмотреть на чуваков «на серьезных щах». Люди идут в основном за развлекательным контентом.

— Назовите самые большие сложности, с которыми вам приходилось сталкиваться во время организации трансляции?

— Не могу припомнить происшествий, с какими мы бы не справились. Было много всего, но никогда не возникало ситуаций, когда мы опускали руки и говорили: «Это капец, как сложно». Когда только начиналась история с Telegram и Роскомнадзор блокировал IP-адреса пачками, у нас падали серваки, используемые для разных сервисов. Но даже с этим мы тоже быстро  научились работать.

— Может, случались проблемы с перевозкой оборудования за границу или на вас совершались DDoS-атаки?

— Часть нашей команды — бывшие телевизионщики. И все привыкли заблаговременно готовиться к съемкам: все должно быть зарезервировано, предусмотрено и обсуждено еще на этапе проектирования. Если ты подозреваешь, что тебя могут DDoS-ить, просто нужно подготовить резервный канал, по которому получится отдавать сигнал во время атаки. Конечно, без сбоев никуда, поскольку это прямой эфир, главное быть к этому готовым.

У нас есть менеджер по техническому сопровождению, который заранее читает и изучает таможенные правила стран, куда нам предстоит лететь с оборудованием. Например, когда мы летели в Париж на турнир с тонной техники, у нас не возникло никаких проблем, потому что ключевая работа была проведена еще до отъезда.

Читайте также: