Как работает пиар в шахматах? Отвечает менеджер Сергея Карякина

Как работает пиар в шахматах? Отвечает менеджер Сергея Карякина

Кирилл Зангалис в интервью «Матч ТВ» рассказывает о том, как пиар влияет на спортивные результаты, зачем гроссмейстерам необходимо иметь менеджера и почему Карякин болеет за «Спартак».

– Сколько запросов на интервью Сергея Карякина у вас было, когда вы прилетели с чемпионского матча?

– Сосчитать это невозможно. За сотню точно перевалило.

– Вы анализировали причины такой популярности?

– Конечно, анализировал. Для меня как менеджера это профессиональное счастье. В 2011 году мы умоляли издания рассказать о молодом и перспективном спортсмене. Никто это не хотел делать – никому не нужные шахматы, никому не нужный и непонятный гроссмейстер. Посмотрите, что произошло: о Владимире Крамнике – об одном из лучших шахматистов в истории, втором номере мирового рейтинга, к сожалению, почти не знают, а Сергей Карякин сыграл один матч и проиграл его, а о нем знают все. Здесь много факторов совпало. Сергей оказался в нужном месте, в нужное время. Он попал в струю. Российская шахматная федерация, лично ее президент Андрей Филатов и наш председатель попечительского совета Дмитрий Песков обеспечили суперосвещение матча в Нью-Йорке. Но самое главное, конечно, результаты Сергея: победа в Кубке мира, победа в турнире претендентов и ничья в основное время с Карлсеном. Мне трудно представить, что было бы, если бы Сергей выиграл.

https://www.instagram.com/p/BMuqpM3gGrn/

– Почему у Крамника, который сыграл четыре матча за шахматную корону и три из них выиграл, не было такой популярности?

– Мне трудно предположить. Я тогда еще не работал в шахматах. Мне кажется, что банально этим никто не занимался. Особо не парился на этот счет сам Владимир Борисович. Он не такой человек. Он просто играл в шахматы и хорошо делал свою работу. Может, федерация не была так заинтересована. Отсутствие менеджера тоже сказалось. Все это вместе совпало и прошло мимо.

– Как вы справлялись с ажиотажем СМИ, когда прилетели из Нью-Йорка?

– Сергей спал в такси, когда мы ехали после одного интервью на другое. Я спал тоже. Как-то справились. Сергей – большой молодец, что понял значимость этого всего. Он никому ни разу не отказал.

– Когда эта волна схлынула?

– Активно она схлынула через месяц, но до сих пор идут предложения принять участие во всяческих телевизионных проектах. Я уже молчу об интернет-ресурсах. Например, недавно мне вообще прислала запрос нижегородская газета под названием «Селедка». Я очень сильно смеялся. При всем уважении, но это уже перебор. Не знаю это издание, изучу. Но само по себе – это смешно, конечно.

https://www.instagram.com/p/BDojuZqurpK/

– После матча вы были везде – от шоу «Вечерний Ургант» до матчей «Спартака». Не думали, что перебарщиваете с пиаром?

– Нет. Во-первых, это супер для шахмат, для развития вида спорта. Во-вторых, у спортсмена век короткий и не факт, что все продолжится. Надо было максимально все успеть. Поэтому я не считаю, что много и перебор. Наоборот, мне кажется, что недобор.

– Насколько сильно такой пиар повлиял на Сергея?

– Пока мы видим плохие результаты – среднее выступление в Шамкире и в Вейк-Ан-Зее, впервые с момента нашей совместной работы он занял последнее место в Ставангере. Сейчас мы будем чуть-чуть закрываться от прессы и садиться на сборы. Не так много времени осталось до турнира претендентов. Пиар и спонсоры – это хорошо. Но если мы хотим дальше развиваться, то надо заниматься шахматами. Мы прекрасно понимаем, что если еще пару лет играть так, как в Ставангере, то все спонсоры от нас уйдут и останется только вспоминать о том, как было круто в Нью-Йорке. Долго на этом мы спекулировать не сможем. Нужен результат.

– То есть популярность шахматиста зависит только от результата?

– Ну, конечно. Кому Сергей будет нужен, если не будет выигрывать турниры? Звание чемпиона мира – оно вечно. На нем можно до конца жизни играть. Пока такого звания у Карякина нет.

– В некоторых видах спорта пиарщики искусственно создают образы для спортсменов. В шахматах такое есть?

– Сергей сам себе создал образ скромного парня близкого к народу. Он делает это не специально. Все идет само собой. В этом плане ничего не надо придумывать. У Карлсена, например, есть прозвище «шахматный Моцарт». Хотя мне Сергей рассказывал, что его в детстве так называли. Но у него прозвище не прижилось.

– Есть в шахматах примеры, когда спортсмен ничего серьезного не выиграл, но о нем знают все?

– Это тоже не раскрученная тема в шахматах. Например, мой хороший друг и отличный гроссмейстер Влад Ткачев стал известен тем, что в нетрезвом состоянии уснул на турнире в Индии. Его показали в программе «Прожекторперисхилтон». Потом эта слава быстро сошла на нет. Всех всегда интересовали чемпионы мира. Из претендентов, наверное, только Корчной стал популярный. Он уехал из Советского союза и создал себе имидж злодея.

https://www.instagram.com/p/BU4wBweFFMm/

– Сколько новых спонсоров у вас появилось после матча?

– До отъезда на последний сбор перед матчем нам удалось подписать самого крупного производителя титана в мире – компанию «ВСПМО-АВИСМА». Это была большая удача. В самом начале у нас была компания «Альпари», которая долго и преданно нам помогает. Затем появилась строительная компания «Мортон», которая переименовалась в ГК «Основу». После матча мы сразу заключили контракт с лабораторией Касперского. Затем к нам присоединился «Mercedes-Benz». Сергей сейчас ездит на очень представительной машине. Потом к нам присоединился банк «Открытие», который дал много рекламы – Сергея Карякина можно увидеть почти во всех бортовых журналах в самолетах. Последним к нам пришла букмекерская компания «Фонбет». Сейчас на очереди у нас восьмой спонсор – крупная нефтяная компания. Мы пока не можем оглашать имя.

Тут нет предела. У меня мечта довести количество спонсоров до крупной цифры 10. Но для этого нужно играть, играть и играть. Если Сергей будет привозить последние места из Норвегии, то, даже несмотря на колоссальный пиар в прессе, никакие спонсоры к нам не пойдут.

– Получается, в основном это российские компании.

– Конечно. Очень трудно заинтересовать зарубежную компанию. Тем более вы знаете про санкции, знаете про политику Сергея, который полностью поддерживает президента России. Это многим не нравится на Западе.

– Насколько Сергей узнаваем за рубежом?

– Настолько, насколько узнаваемы шахматы. Они популярны в Норвегии, в Китае, в Индии, где-то в США. Это же не «Формула-1» или бокс. Трудно раскрутить этот вид спорта. Хотя думаю, что после Нью-Йорка он стал очень узнаваем и на Западе.

https://www.instagram.com/p/BQ73wf6FFaa/

– Какое самое необычное коммерческое предложение вы получали?

– Ко мне однажды подошел человек и говорит: «У меня очень дорогая комиссионка, продаю дорогие вещи. Не мог бы Сергей Карякин выступить у нас?». К комиссионке, конечно, мы пока не готовы. Хотя вопрос в деньгах. Если бы нам предложили достойные условия, то, может, и согласились бы. Надо цепляться за все. Не важно, что рекламировать – туалетную бумагу, средства для защиты или Mercedes. Если это приносит деньги, если вещь действительно полезная, но о ней не так прилично говорить в обществе, то нет разницы.

Эти деньги можно использовать на оплату тренеров, например. Сейчас, чтобы хорошо выступать, надо иметь тренерский штаб из пяти-шести серьезных тренеров. Их оплата по контракту – от 5 до 20 тысяч долларов в месяц. В шахматах, как и в музыке: если постоянно не изучать новые композиции, то ты просто перестанешь играть на должном уровне. Поэтому Сергею сейчас тяжело разрываться между светскими приемами и тренировками.

– За время матча вы тоже стали звездой.

– Я бы так не сказал. Конечно, я отправляю свои интервью маме и близким друзья. Это приятно. Но я понимаю, насколько это все мимолетно. При этом надо обязательно сохранять контроль. У меня было много примеров, когда люди начинали задирать нос и очень высокомерно разговаривать с людьми. Все это заканчивается не очень красиво. Поэтому я себя звездой не считаю. Просто так сложились обстоятельства. Никогда не говорил, что это я слепил Карякина. Он – основная звезда. Без него весь пиар был бы не нужен.

https://www.instagram.com/p/BNTJOjBgUKv/

– Но в Норвегии вы очень популярны.

– Это тоже пройдет когда-то. Да, меня пригласили на церемонию вручению спортивного Оскара. Было пять тысяч зрителей в зале, церемонию смотрели более миллиона человек. Я очень сильно волновался. К тебе подходит знакомиться премьер-министр или футболист Сульшер говорит: «Чувак, я тебя знаю. Это круто, но Карлсен все равно сильней». Ты находишься в шоке, потому что болеешь за «Манчестер Юнайтед» и смотрел финал в 99-м, когда он забил решающий гол. На секунду ты попадаешь в сказку.

Одни ребята сделали коллаж с моей фотографией на автобусы, путешествуют на них по Норвегии. Они постоянно мне что-то пишут. Стараюсь всем отвечать. Это здорово, прикольно. Я до сих пор не понимаю этого феномена. Наши люди бы так никогда не сделали. Представляете, у нас бы появились фанаты менеджера Карлсена?

– Насколько рассчитан ваш контракт с Сергеем?

– Мы каждый год продлеваем соглашение. У нас никаких проблем. Думаю он будет действовать до того момента, пока кто-то будет хорошо играть в шахматы, а кто-то пиарить. Надеюсь, у нас контракт на долгие десятилетия.

– В контракте прописываются ваши обязанности?

– Нет. У нас все очень демократично. Мы полностью друг другу доверяем. Сергей спокоен и, надеюсь, уверен, что за мной как за каменной стеной. Поэтому никаких обязанностей нет. У нас не принято денежные отношения разглашать. Существует своя схема, по которой мы рассчитываемся. Все всех устраивает.

– После чемпионского матча ваша зарплата сильно изменилась?

– Конечно, повысилась. Если бы Карякин выиграл этот матч, то вообще все было бы замечательно. Честно сказать, не жалуюсь и очень доволен.

– Вы как пиарщик получаете процент от спонсорских соглашений?

– Естественно. Я не могу озвучивать суммы. В каждом контракте все обсуждается индивидуально. Зависит от суммы контракта, зависит от того, кто его принес. Там много нюансов, которые я не имею права разглашать.

– Вы говорили, что вашим эталоном в пиаре является Эспен Агдейстейн, менеджер Магнуса Карлсена.

– Я бы не сказал, что эталоном. Они большие молодцы, что сумели раскрутить шахматы. Они могли, как Ананд, ничего не делать, но почувствовали жилку. У меня есть три конкретных примера, когда их пиар приводил к миллионам просмотров: партия с Биллом Гейтсом, уроки шахмат основателю Facebook Цукербергу и символический удар по мячу в матче мадридского «Реала».

Мы тоже били по мячу. «Спартак», конечно, не «Реал», но все же. Сергей, кстати, в твиттере недавно выложил доску, которую дарил спартаковской академии в 2012 году. Это был самый первый сеанс. Тогда произошло знакомство с Карпиным, Паршивлюком, Радионовым, Пятницким, Гавриловым, Михайловым. Изначально мы выбирали команду, за которую болеть. Через футбол я хотел повысить популярность шахмат. Так как я болею за «Спартак», то решили выбрать его. Но если Сергей сначала делал это, потому что надо, то теперь он болеет искренне и со всей душой. Мы никогда не врали, что он был спартаковцем с детства. Все это пришло постепенно. Теперь я вижу как он интересуется, следит. Надеюсь, он скоро встретится с Глушаковым – звонил его агент и изъявил желание познакомиться лично.

– Как обстоят дела с пиаром у других российских шахматистов?

– У нас сейчас большим примером является экс-чемпион Европы Эрнесто Инаркиев. Он очень сильно поднимет шахматы на Кавказе. У него появился менеджер. Единственное, пока нет супер-результатов. Я всячески даю ему советы, помогаю. Он молодец. Пошел по нашим стопам. Выбрал для себя футбольный клуб «Локомотив», дал болельщикам сеанс игры в слепую, в Ингушетии его признали спортсменом года. В Питере сейчас популярен Володя Федосеев, который попал в сборную России. Я сейчас наблюдаю за ним на командном чемпионате мира в Ханты-Мансийске. Вижу у него большие перспективы как в плане пиара, так и в плане результатов.

Советую всем: если есть желание продвигать шахматы и себя монетизировать, то обзаведитесь менеджерами, помощниками. Попытайтесь больше выступать в прессе. Сейчас для шахматистов – золотой век. Сейчас многие не знают, даже мои друзья спортивные журналисты, про ничью Крамника и Леко в 2004 году в чемпионском матче. А ведь там был закрученный сюжет. Крамник выиграл последнюю партию на заказ и сравнял счет. Тогда при ничьей действующий чемпион мира сохранял свое звание. Поэтому, чтобы такого не повторялось, пока идет шахматный бум – этим надо пользоваться.

– Вы говорите Сергею как себя вести на публике?

– Мы что-то проговариваем. В основном он все делает естественно. Особенно давал советы в начале. Например, он не понимал значимость соцсетей, всячески отбрыкивался от этого. Сейчас все по-другому.

– Сколько запросов на интервью у вас сейчас?

– Думаю, десять точно лежит, которые надо разрулить. Мы их раздадим и возьмем паузу. Я очень сильно расстроен его результатами. После турнира в Ставангере я две ночи не спал, хотя это всего лишь коммерческий турнир. Надо сейчас собираться, отказаться от интервью и поработать над шахматами. Ближайшее время будем усиливать тренерский штаб. Позже объявим, кто в него вошел.

– Когда будет следующий подобный шахматный бум?

– Он продолжается. Сейчас идет командный чемпионат мира. Раньше «командники» вообще никогда не освещались, даже когда выигрывали. Сейчас мы получили 20 сюжетов по федеральным каналам. Зайдите на сайт российской шахматной федерации и посмотрите раздел «СМИ о нас». Увидите сколько пишут о командном чемпионате мира. Подозреваю, что предыдущие лет пять о нем просто не знали.

Но самый бум придется на турнир претендентов в марте 2018 года. Поверьте мне, выиграть этот турнир труднее, чем матч за шахматную корону. И там будут ждать победы Карякина, хотя у всех равные шансы. Если Сергей выиграет, то это будет даже круче, чем победить Карлсена. 

Текст: Михаил Кузнецов

Фото: РИА Новости/Владимир Федоренко

Еще больше о шахматах на «Матч ТВ»

Сергей Карякин: «Карточку с призовыми 400 тысячами евро отдал жене»

Галицкий, Шварценеггер, Гай Ричи и другие знаменитые фанаты шахмат

На что способны шахматисты ради победы

Человек, за которого болел каждый из нас. История Сергея Карякина

Поделиться в соцсетях: