«Сергей бьет сильнее всех, с кем я тренировался». Интервью спарринг-партнера Ковалева и Уорда

«Сергей бьет сильнее всех, с кем я тренировался». Интервью спарринг-партнера Ковалева и Уорда

Российский боксер Евгений Шведенко рассказывает, как спарринговал с Андре Уордом, чтобы улететь из США в Россию, и как вернулся в Америку, чтобы помочь Сергею Ковалеву победить Уорда.

В ноябре 2016 года Сергей Ковалев считался некоторыми изданиями вторым в мире боксером в рейтинге р4р (место, где сравнивают лучших боксеров, не обращая внимания на весовые категории, сопоставляя субъективные впечатления от каждого). У Ковалева было три чемпионских пояса и почти не было интересных соперников в категории до 79 кг. Непобежденный американец Андре Уорд пошел на риск, поднялся в весе и стал претендентом на пояса Ковалева. Это был идеальный бой. Ковалев и Уорд были похожи и не похожи ровно там, где это требовалось. У обоих сложный путь из тяжелого детства к чемпионским поясам, у обоих 0 поражений при 30 победах. Они даже родились в соседние годы и выросли оба до 183 см.

Но Уорд выиграл Олимпиаду в 2004-м, Ковалев ни разу не был на Играх. Андре боксировал дома и был для зрителей воплощением истории об американской мечте, парнем, которого финансирует рэпер Джей Зи. Ковалеву достался образ грубоватого русского, который приехал и завоевал, в которого поверили менеджер из Прибалтики Эгис Климас и промоутер из США Кэти Дува. Уорд выиграл бой решением судей и даже американские СМИ называли это решение странным. Для судей, вероятно, оказалось впечатляющим зрелище, когда, побывав в нокдауне, боксер сумел восстановиться и навязать равный бой. Скоро они проведут реванш, и станет понятно, кто сильнее по-настоящему. Россиянин Евгений Шведенко во время спаррингов боксировал и с Ковалевым, и с Уордом и о силе каждого может говорить еще до начала боя.

– У вас рекорд 3-0 в профессионалах, и мало информации о карьере в любителях. Как с таким багажом можно попасть в спарринг-партнеры к двум топовым боксерам?

– А у вас есть время? Это длинная история.

– Да.

– В любителях я выполнил норматив мастера спорта, был призером России по молодёжи. До того, как перейти в профессионалы, был в основном составе сборной России, но в моем весе была большая конкуренция, и в какой-то момент я решил попробовать выступать в профи.

После того как я провел свой первый профессиональный бой в Москве, понял, что этот бой не дал мне ни спонсора, ни менеджера, никого, кто заинтересовался бы в том, чтобы продвигать меня как боксера. Я взял паузу, вернулся домой в Красноярск, задумался о том, чтобы завязать с боксом и пойти на обычную работу. Три-четыре месяца ничем не занимался, а потом позвонили из Санкт-Петербурга и сказали, что для Феликса Штурма перед боем с Федором Чудиновым ищут спарринг-партнера с советской школой бокса. Подумал, Феликс штурм именитый боксёр, боксировал с Оскаром Де Ла Хойей. Стало интересно, смогу ли я что-нибудь противопоставить ему.

– Быть спарринг-партнером Штурма было выгоднее, чем устроиться на работу в Красноярске?

– И это тоже. Я тогда, если пересчитать по курсу, заработал 300 тысяч рублей за пять недель. Что нужно сделать в Красноярске, чтобы получить такие деньги? Хотя тут была тяжелая работа: мы и боксировали, и дрались. Потом предложили выступить на том же вечере бокса, бесплатно. Согласился, выиграл, а на те деньги, что заработал на спаррингах, решил сделать себе визу в США, купить билет и полететь туда.

– Кто вас там ждал?

– Говорил с Романом Карамзиным (экс-чемпион IBF, тренер, – «Матч ТВ»). Когда переехал, какое-то время тренировался и жил у него, ходил тренироваться в зал Фредди Роуча (тренер Мэнни Пакьяо, Мигеля Котто, Руслана Проводникова, – «Матч ТВ»). Потом Романа пригласили в Сан-Франциско поработать, я поехал с ним. Романа позвал Эдди Крофт, это второй тренер Андре Уорда. Когда приехали, он очень серьезно поговорил со мной, спросил зачем я приехал в Америку, почему я хочу именно в Америке тренироваться. И предложил поработать. Это были очень тяжелые тренировки.

– Была такая, после которой вас рвало?

– Да. Мне кажется, на этой тренировке им важно посмотреть не столько твою силу, сколько характер, готовность сдаться. Я ее на всю жизнь запомню: заходишь в ринг, первые пять раундов на тебя несутся два человека с набивными подушками, и ты их должен постоянно встречать ударами без остановки. После этого четыре раунда спарринга с тяжеловесом, за 100 кг, и сразу после – четыре раунда с легковесом, который весит 60 кг. Выходишь из ринга. Шесть раундов работаешь на тяжелом снаряде и шесть на пневмогруше. А потом идешь на беговую дорожку и начинаешь бежать, и тебе не говорят, когда это закончится. Тебе только прибавляют скорость и увеличивают угол наклона. Дорожку мне выключили через 40 минут. Честно, ещё чуть-чуть, и я был бы готов остановиться. За эту тренировку я потерял три с половиной килограмма, и вот тогда меня действительно рвало от усталости.

При этом на следующий день надо было тренироваться опять, никто не говорит, что ты можешь отдыхать и восстанавливаться, у них такого нет в принципе. Кто-то осуждает такой подход, но мне было интересно посмотреть, на что я сам способен, почувствовать уверенность.

– На что вы жили все это время?

– Было непросто, я готовился к четырем боям, и все четыре боя отменили. Жил либо в столярном цехе, либо в зале, где тренировался. Сначала собирал мебель, потом работал педагогом: вел уроки специальной физкультуры для людей, у которых болезнь Паркинсона.

Поскольку у меня два педагогических образования, меня взяли, тем более там надо было преподавать основы бокса. Может быть, вы удивитесь, но для людей, больных болезнью Паркинсона, бокс является очень хорошим способом для лечения. Тренировались люди, которым было по 50-60 лет, 65 самому старшему. Глядя на них ты сам вдохновляешься. Смотришь, шестидесятилетний человек надевает бинты, перчатки и начинает тренироваться. И ты видишь, как этот человек преображается. Я был в роли помощника тренера. Конечно, не очень хорошо знал язык, но я умел проводить боксерские тренировки, держать лапы, мог что-то подсказывать. Там не было никаких спаррингов, просто легкая физическая нагрузка, отработка на снарядах, задания на технику.

– Что такое жизнь в столярном цехе?

– В Сан-Франциско познакомился с человеком, звали Александр. Сам он снимал небольшую двухкомнатную квартиру и жил там с двумя детьми, я понимал, что будет неправильно напрашиваться к нему. Но у него был бизнес, и он сказал, что я могу ночевать у него на работе. В принципе условия для жизни там были нормальные: душа не было, но разогреть еду – реально. Принесли раскладушку, удобно: проснулся и сразу на работе.

– После этого попасть в спарринг-партнеры Уорда – хорошая карьера.

– Бои отменялись, хотел лететь домой, но нужны были деньги на билет. И тут предложение – спарринговать с Уордом, 500 долларов за неделю. Он тогда готовился к бою с Александром Брэндом, но бой с Ковалевым уже обсуждали, и в команде Уорда искали боксера с российской школой. Пять недель тяжелой работы: даже после Феликса Штурма с Уордом было тяжело стоять.

Ну и плюс первое время он вел себя странно.

– А что такое?

– Отношение к спарринг-партнеру как к материалу. Мы приехали на спарринг, я переоделся, вижу, что Уорд уже разминается, спрашиваю, начинать ли мне. В ответ: «Он сегодня не будет с тобой спарринговать. У него другая работа». Приезжем во второй раз – то же самое. Думал не сдержусь – что за отношение?! Но тут мой тренер вмешался, подошел: «Пусть он покапризничает, дадим ему время, всё будет нормально». И действительно в остальные дни я приезжал, и мы тренировались, боксировали.

Еще был момент – я подвернул ногу, и он, зная, что это больная нога, видя, как я ее тейпирую перед работой, несколько раз за спарринг наступил на неё. Для чего?! Мы же просто в спарринге стоим. Олимпийский чемпион, прозвище сын бокса, и такие детские поступки.

– Если боксер решает делать раунды больше, чем три минуты, вы как спарринг-партнер тоже должны переключаться?

– Это нормальная практика, я в тот момент стоял с ним больше всех из тех, кто там был, мы боксировали по 6-8 раундов, и на некоторых тренировках он действительно делал раунды по четыре минуты.

– Есть мнение, что Уорд бьет не очень сильно, что вы скажете?

– В боксе важно не то, с какой силой ты ударишь, а насколько точно и вовремя. Тем более у Уорда 15 боёв завершилось досрочно, и там были люди, кого не так просто нокаутировать, так что он нормально бьет.

Просто Сергей Ковалев, когда с ним дрался, смог навязать свой бокс в первой половине боя. В такой момент соперник не может ничего противопоставить. Когда мы начинали с Уордом работать, я просто не мог ничего навязать ему, поэтому пропускал удары, хотя и в нокдауне не был, но, да, в каких-то моментах было больно.

– Была ситуация, что вы жестко попадали по Уорду?

– Да. Его можно ловить на контратаках, у меня получалось хорошо попадать навстречу, но не хватало опыта развить успех.

– Говорят, в лагере Кличко просят всех спарринг-партнеров работать в шлеме без бампера, тут были какие-то необычные пожелания?

– Шлем у Уорда кстати с бампером был. У меня без. Зал закрыт, посторонних никого не пускали, а так ничего особенного я не заметил.

– Что-то выдает в нем богатого человека?

– Он довольно скромный: скромно одевается, ездит на самой обычной машине, даже марку не запомнил.

– Как получилось, что через некоторое время вы стали спарринг-партнером Ковалева уже перед первым боем с Уордом?

– Я отработал с Уордом, вернулся в Россию. Уорд провел бой с Брэндом, и мне позвонили из его команды, предложили приехать на подготовку к Ковалеву, но меня сильно не устраивали условия. Отказался и сам вышел на Эгиса Климаса, менеджера Ковалева, через общих знакомых. У Сергея в лагере отлично встретили.

– Условия команды Ковалева финансово были лучше, чем у Уорда?

– Ага. Как и в целом отношение, не было никаких проблем.

– Кроме спаррингов?

– В тот момент было тяжело, но я еще не предполагал, каким будет Сергей во время подготовки к реваншу. Тогда мы спарринговали три раза в неделю: где-то от четырех до восьми раундов. Чувствовалось ли, что Сергей устал после сборов в горах? Наверное, да, просто я тогда не понимал этого, не с чем было сравнить. Сейчас когда я опять приехал к нему на подготовку, это будто бы два разных человека.Было видно, что он чувствовал какое-то недомогание, но со мной это не обсуждал. Хотя он и тогда мне создавал большие проблемы.

– Говорили про сломанный нос?

– Это был самый последний спарринг. Наверное я подрасслабился и действительно пропустил, но сломанный нос для боксёра это нормально. Я уже только когда вернулся в Россию понял, что это перелом.

– Ощущалось, что Ковалев тяжелее вас?

– Сергей был после сбора в горах, и в тот момент весил где-то 83-84 кг, я был не меньше.

– Отправлял вас в нокдауны?

– Стоячие, но я не падал, хотя пропускал тяжело. Точно могу сказать, что Сергей бьет сильнее, чем кто-либо из тех, с кем я тренировался. Но это не значит, что у него есть только сильный удар, он хорошо думает, куда и как его нанести.

– Вас удивил ход первого поединка?

– Меня разочаровал Уорд, ожидал большего от него. У него очень хорошая работа в инсайде и очень хорошая защита, но в бою с Ковалевым мы не увидели именно работы на ближней дистанции, были просто клинчи, чтобы завязать Ковалева.

В первых пяти-шести раундах я ждал более жесткого противостояния, но первую половину боя Сергей выиграл в одну калитку, а вторую вырвал на зубах. Думаю он и вторую половину боя забрал, хотя было видно, что его оставляют силы.

– Почему Сергей Ковалев выиграет во втором бою?

– Сейчас тренировочный лагерь запомнился мне еще сильнее. В этот раз каждая тренировка начиналась с того, что все приходили в отличном настроении, всегда смеялись, шутили, обедали вместе, то есть была как одна дружная семья и была потрясающая атмосфера. Потом – я могу сравнить спарринги тогда и сейчас и очевидно сейчас Ковалев наносил больше ударов, больше точных ударов, мне ему было очень сложно что-то противопоставить на фоне предыдущих сборов. Мы проводили несколько спаррингов, которые были длиннее, чем 12 раундов, мы делали раунды по четыре и три с половиной минуты.

– Он при вас не пересматривал бой?

– Нет. Он сказал: «Мне хватило того, что я увидел в ринге».

Прямая трансляция боя Ковалев - Уорд в воскресенье в 04:00 на «Матч ТВ»

Подпишитесь на новые тексты про ММА и бокс на «Матч ТВ»

«Мы жили в коммуналке. Я собирал бутылки, продавал газеты». Истории от Сергея Ковалева

«Рассчитывал, что Валуев выиграет у Кличко». Большое интервью с тренером Поветкина и Валуева

Допинг-тесты, тренер Кличко и титул WBO. Что нужно знать о бое Поветкин - Руденко

«Говорили с Кингом восемь часов. Все это время на меня был наведен винчестер». История Владимира Хрюнова

Текст: Вадим Тихомиров

Фото:  Getty Images, социальные сети Евгения Шведенко 

Поделиться в соцсетях: