«В Техасе шла на бой и слышала свист. Сейчас я непробиваемая». Интервью Анастасии Яньковой

Перед третьим боем в Bellator Анастасия Янькова рассказывает, как хрустит нос, зачем летать в Киев, когда живешь на Пхукете, и почему ей все равно, что говорят про ее соперниц.

– Раз уж так получилось, что мы говорим вечером примерно за 40 часов до взвешивания – что вы сегодня ели?

– У меня было два приема пищи, утром и вечером. Оба раза это была вареная белая рыба с лимоном и все. Гарнир остается до других времен.

– Говорят, в такие моменты пищу принимаешь как лекарство, потому что надо, но она не вкусная и не приносит удовольствия.

– Нет, тебе хочется есть поэтому даже отварная рыба без соли и без приправ кажется даром богов. Мы живем в большом отеле и в ресторане при нем ее готовят. Было очень сложно объяснять, что тебе надо ее сделать без соли, без приправ, без моркови, без всего. Но, с другой стороны, один раз объяснил, потом уже проще, все понимают.

– Приходится взвешивать порции?

– Да нет, это же белая рыба, поэтому от каких-то граммов ничего не изменится. Если бы это был жирный лосось или порция орехов, то другой вопрос. К предыдущему бою я работала с диетологом, но сейчас сама гоняю вес. Хотя думаю, что на следующий бой снова вернусь к работе с диетологом. Все-таки проще, когда кто-то продумывает стратегию за тебя и расписывает приемы пищи, отвечает на твои вопросы.

– Воду тоже надо пить по расписанию?

– Ну пока водой скорее надо загружаться, так что жажды нет. В этот раз я решила поэкспериментировать с водой и надо посмотреть, как отреагирует организм.

– Сейчас уже тот этап весогонки, когда все вокруг раздражает?

– Нет, сейчас я себя нормально чувствую, завтра будет чуть сложнее, потому что начнется сгонка воды, сауна. Пока не бросаюсь на людей и в нормальном настроении, хотя проходила через такие подготовки, когда во время взвешивания просто с ума сходишь, становишься раздражительным, срываешься. Тогда просто просишь всех не подходить к тебе и стараешься отстраниться. Сейчас такого нет, есть только усталость.

https://www.instagram.com/p/BSYfENUgL0w/

– Мэтт Митрион и Хабиб Нурмагомедов не вышли на бой, отправившись в больницу до и после взвешивания. Теперь этим процессом пугают больше, чем нокаутами и рассечениями, не стало сложнее гонять вес после этого?

– Мне кажется, со стороны это все страшнее выглядит. Если ты сам в этом живешь, если твои друзья через это проходят, тебя не так это шокирует. Ты знаешь, до чего себя можно довести и в сауне, и что такое обезвоживание, и как легко посадить себе почки. Я про себя знаю, что мне есть, что сушить, что моя сгонка проходит не на пределе человеческих возможностей. Да, есть пример Крис Сайборг, которая умирает во время подготовки к взвешиванию, но она и весит под 80 кг между боями.

Виноват не процесс весогонки в принципе, а подход к нему. Если это делать грамотно и знать свои физиологические границы, можно гонять без проблем. Но почти у всех спортсменов в прошлом есть неправильные сгонки, если через такие проходить, то проблемы будут отражаться еще долгое время. Это приходит не сразу, но через какое-то время эти проблемы возвращаются и приходится годами восстанавливать какие-то системы своего организма и гормональные в том числе. Поэтому проблема только в неправильном подходе к этому.

– Вы не говорили свой вес, но говорили, что максимум был больше 61 кг. Что если пойти по примеру Валентины Шевченко и выступать в категории 61.2 кг, не гоняя вообще?

– У всех разный организм, но я замечаю, что чем больше ты гоняешь, тем больше набираешь потом. У меня был период, когда я укладывалась в 51 кг, и это не очень хорошо сказалось впоследствии. Тогда я гоняла много, неразумно, укладывалась в вес, узнавая за две недели до боя, но потом организм запасал еще больше. Сейчас между боями мне сложно держаться в пределах своей весовой, а переходить в 61 кг неправильно. Там девушки намного крупнее и антропометрически больше. Со своим ростом и мышечной массой мне нужно драться в 57 кг, максимум – 60 кг.

– Сколько нужно вам сделать за сутки до боя?

– Поскольку этот бой не титульный, мы деремся в 130 фунтов (59 кг), на два килограмма больше, чем официально заявлено в категории. Это устраивает и меня, и мою соперницу, которая в принципе обычно дралась в весе до 62 кг.

***

https://www.instagram.com/p/BSf-nHxgsDe/

– Что вы знаете про Элину Каллиониду, с которой вам драться?

– Предложили подраться в Италии с этой соперницей. Меня устроило и то, и другое. С одной стороны, она молодая, ей 18 лет. Кто-то сразу за это зацепился. Мне кажется, если у девушки есть пять побед, три из которых ТКО, с ней интересно подраться, несмотря на ее возраст.

– Главная претензия к вам – слабый уровень оппозиции. Она обоснована?

– Я принимаю тех, кого мне дают и провожу поединки. Скоро в этом дивизионе будет титул, и мне тоже хотелось бы за него подраться. Пока для меня это скорее этапы подготовки, у меня нет десятилетнего опыта в ММА, даже пятилетнего нет. У меня есть период, когда я просто учу какие-то новые техники, потом есть тренировочный лагерь, и бой как его логичное завершение. Мне кажется, именно так и возможно расти как бойцу и идти за поясом. Мне все равно, с кем эти бои будут, у нас в принципе в дивизионе нет каких-то звездных бойцов, с которыми мне надо желать боя или наоборот, как мне говорят, избегать их. Я просто стараюсь прогрессировать от боя к бою и выходить на титульный поединок.

– Вторая претензия после последнего поединка: Анастасия Янькова, конечно, проявила характер, но оказалась медленной и с пробелами в боксерской технике.

– Это был бой, когда я боксировала в Техасе против девушки из Техаса. Я шла в клетку и слышала свист. Каким бы я ни была бойцом, все равно чувствуешь, что болеют против тебя и удивляешься. Думаешь: «Ну почему эти люди так настроены против». Признаю – отвлечься на это было моей ошибкой, я расфокусировалась. Это был хороший урок.

Что касается боя – я действительно тяжеловато двигалась. Думаю, это было из-за воды, я довольно много выгнала перед взвешиванием и, наверное, не до конца восстановила ее. Ноги тяжеловато ходили - это, да, признаю.

– От Веты Артеги были самые тяжелые удары в карьере?

– В тренировочном лагере в спаррингах можно пропускать и тяжелее, но там шлем и большие перчатки. Вот в этом разница.

– Вам сломали нос в том бою. Это вообще больно, заметно, когда дерешься?

– Чувствуешь, что там что-то происходит, что-то ломается хрустит, но надо быть готовым к такому. Ты выходишь боксировать, понимаешь, что такое может быть, и это не сюрприз. Главное сосредоточиться на том, что соперник будет туда целиться и надо внимательнее защищать лицо.

Не могу сказать, что это такая боль, которая тебе причиняет страдание или отвлекает. Наверное, адреналин помогает. Потом – больно, когда начинают вправлять, оперировать. Мне по страховке после боя делали операции, было два перелома со смещением, я жила какое-то время в Америке из-за этого, в нос вставляли специальные пластины, две недели нужно было ходить с ними, потом их убирали. Вот во время этого всего было неприятно, там приходилось пить обезболивающие, и просыпаться из-за боли.

https://www.instagram.com/p/BKe2NamhFod/

– После боя вы думали, что вам поднимут руку?

– К сожалению, я обращаю внимание на реакцию публики. Когда слышала, что на меня реагируют как на проигравшую, ушла уверенность, что я выиграла этот бой. Даже когда мне подняли руку, я снова услышала свист, и это отняло какую-то радость от победы. То есть появилось такое, будто я украла эту победу, но послушайте, мне, девочке из России, эту победу отдала атлетическая комиссия штата Техас, не имеющая никакого отношения ни ко мне, ни даже к Bellator.

В России обычно за меня болели люди, в Италии в прошлый раз я тоже чувствовала поддержку. Может быть, это меня разбаловало. Я сделала выводы. Думаю, теперь я непробиваемая, и люди могут кричать что угодно, этим они мою победу не заберут.

– Что-то изменилось в тренировках?

– Глобально – нет, я по-прежнему тренируюсь в АКА Таиланд, моим тренером остается Майк Свик, но, конечно, мы корректируем какие-то вещи. Стало меньше длинных тренировок по джиу-джитсу, добавилось больше работы на лапах, работы на скорость.

– Кольцо в носу, которые мы увидели в наряде на Хэллоуин, это для заживления?

– Я поигралась. Иногда мне нравится выглядеть так: быть с синими или фиолетовыми волосами, нравится, как люди на это реагируют. Может как-нибудь еще поиграюсь.

https://www.instagram.com/p/BNB_eDvBM9b/

***

– Сколько вы прожили на Пхукете перед тем, как уехать в Италию на бой?

– Думаю, месяца четыре. Я уезжала в Киев на несколько дней, но мне очень хорошо в Таиланде. Сейчас в Италии я мерзну, и кажется, что очень холодно. На Пхукет постоянно приезжают-уезжают новые люди, постоянно с кем-то общаешься, мне интересно.

– В Киев на фотосессию?

– Да, это было предложение от Nike у них был очень интересный проект, они фотографировали нескольких спортсменок, арендовали помещение театра, позвали около 200-400 человек, которые были задействованы в съемках, было очень здорово.

– Вы заработали на этом?

– Это оплачивалось, но мой доход – это гонорары и спонсорская поддержка. В случае с фотосессией – да, отлично, что за это платят, но мне нравилась сама идея и было приятно, что компания такого уровня сотрудничает со мной.

– В Таиланде много русских, вас узнают там?

– На самом деле часто. Честно, это приятно. Значит, люди следят за единоборствами. Значит, твой спорт интересен. Здорово, когда видишь, что в Таиланд приезжают не только напиваться и тусоваться с трансами, но и приходят на тренировки. Кто-то может придти в зал, ждать пока закончится моя тренировка и попросить сфотографироваться. Это очень здорово.

– Самые запомнившиеся спарринг-партнеры за это время?

– Совсем недавно приезжали Зойла Фраусто и Сара Де Алелио. Первая была чемпионкой Bellator в легчайшем весе, вторая побеждала Аманду Нуньес, которая сейчас чемпионка UFC. У Зойлы очень хорошая стойка, у Сары коричневый пояс по бразильскому джиу-джитсу, с ними было очень интересно.

– Сколько у вас спаррингов в неделю?

– Три раза в неделю у нас тренировки, которые включают в себя спарринги.

– UFC ведет плотное сотрудничество с USADA, что происходит в Bellator?

– У нас берут тесты до и после боя, плюс все спортсмены предупреждены, что могут протестировать внепланово. Меня пока не тестировали, но все бойцы знают, что такое может произойти.

– Как выглядит багаж девушки, которая летит с Пхукета в Турин, чтобы драться на ММА-турнире?

– В этот раз что-то получилось оставить в съемной квартире в Таиланде, потому что я потом туда вернусь. У меня все уместилось в два чемодана, хотя опять был перевес, опять пришлось доплачивать, но с другой стороны, я потом хочу провести некоторое время в Италии и нужно было взять с собой какое-то количество «девочковых» вещей: не спортивных, красивых.

– Понятно, что впереди бой в Турине, но независимо от него 24-го июня произойдет первый турнир Bellator в Нью-Йорке с Федором Емельяненко и Челом Сонненом в главных боях.

– Мы не говорили с руководством Bellator. На самом деле у нас был опыт, когда мы обсуждали мои планы после боя с Ветой Артегой перед боем с ней. Я могла еще подраться до конца 2016 года, но эти планы пришлось скорректировать, поэтому мы сейчас не ведем никаких переговоров.

Конечно, я понимаю, что через три месяца у Bellator будет, наверное, самый крутой кард, я была бы очень рада выступить на одном шоу с Федором, но мы это не обсуждали и загадывать не хочется.

https://www.instagram.com/p/BJl9lvCBMcK/

– Bellator критикуют за шоу-бои, в которых не так много спортивной ценности, а известность спортсменов важнее их уровня. Это не беспокоит?

– Когда их критикуют за то, что они создают бои с громкими афишами, мне кажется, это смешно. Они зарабатывают деньги боями, конкурируют с UFC и проводят турниры. Мне как бойцу с Bellator очень комфортно работать. Здесь есть ощущение, что ты не внутри огромного механизма, а скорее внутри очень компактной организации, где все всех знают, где руководство помнит о каждом спортсмене. Мне это нравится.

– Бой МакГрегор – Мейвезер вам интересен?

– Думаю, куплю платную трансляцию, и немного помогу им заработать еще больше денег. Если честно, когда два человека могут быть настолько интересными для людей, это здорово. Если твой тяжелый труд тебе приносит деньги – это хорошо. Мне нравится их позиция по тому, как надо зарабатывать. Если они смогли, пусть каждый на своем уровне, но заработать большие деньги своим трудом, почему нет.

– Мне как зрителю кажется очень скучным говорить, что у Конора нет шансов и интереснее увидеть хотя бы какие-то в его молодости, габаритах и, возможно, в каком-то скрытом от нас природном таланте?

– Ну, и еще он абсолютно непредсказуемый. На фоне Флойда, который абсолютно безукоризненный технарь, быть сумасшедшим – это как минимум весело.

Текст: Вадим Тихомиров

Фото: Getty Images

Еще больше сильных девушек на «Матч ТВ»

Анастасия Янькова готовится к бою с Каллиониду

Лица женских ММА: Роузи, Янькова, Тейт, Ван Зант

«Мне по-прежнему пишут: она не тренируется, а выкладывает фото». Как Анастасия Янькова готовилась к первому бою в США

Анастасия Янькова: «Видела, как Дос Аньос вкалывал в зале, он не мог «испугаться» МакГрегора»

Подпишитесь на новые тексты про ММА и бокс на «Матч ТВ»

  • sportbox.ru
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях