Бокс/MMA

«Мне не хватило нескольких секунд, чтобы добить его». Александр Волков отвечает на злые комментарии из инстаграма

31-летний Александр Волков показывает чистое лицо после 25 минут боя с соперником по прозвищу Бритва.

  • Александр Волков — лучший тяжеловес из России по всем рейтингам. В это воскресенье в главном бою турнира UFC Волков решением судей проиграл американцу Кертису Блэйдсу. 
  • Отдав сопернику первые три раунда, Волков забрал четвертый и пятый, но дожать соперника не получилось. 
  • Имена следующих соперников, ответ на оскорбления в инстаграме и сложный маршрут возвращения из США в Россию — в интервью Волкова корреспонденту «Матч ТВ» Александру Лютикову. 

— Вы очень сильно рискнули, приняв этот бой в неидеальных условиях. Нет ощущения, что при этом вы не рискнули в бою, когда это было нужно? Не дожали в четвертом и пятом раундах, не обострили, не попробовали добить.

— Может быть. Я искал момент, чтобы нокаутировать. В конце четвертого раунда была ситуация: я попал коленом, руками, перевел в партер, начал добивать — и, по сути, еще пять секунд, и бой бы остановили. Я наносил безответные удары по его голове. Честно, в тот момент я не услышал сигнал о том, что осталось всего десять секунд. Если бы услышал, то, может, еще больше включился бы. Мне не хватило пяти… ну, может, десяти секунд, чтобы его добить. И жаль, что это случилось в четвертом, а не в третьем раунде. Потому что тогда я бы забрал три раунда и победил.

— То есть, по-вашему, тот один перевод в партер, который сделали вы, был опаснее, чем двадцать тейкдаунов Блэйдса?

— Там было чуть меньше, чем двадцать (Блэйдс установил рекорд тяжелого веса UFC, совершив четырнадцать переводов в партер. — «Матч ТВ»). Но в целом — получилось, что так. Я перевел соперника в неудобное для него положение, занял позицию бокового контроля и в открытую бил ему по голове.

Кертис Блэйдс выиграл первые три раунда. Александр Волков забрал два последних. Фото: © Chris Unger / Contributor / UFC / Gettyimages.ru

— Как я понял, замысел у вас был такой: чтобы борец устал бороться.

— А-ха-ха-ха-ха, ну это вообще мой замысел на каждый бой с борцом. У меня просто не было возможности нормально побороться перед этим боем. Конечно, нужны были хорошие сборы с борцами. Но ситуация сложилась так, что в нашем зале был обнаружен больной коронавирусом. Больше того — в общежитии, которое находится в одном здании с нашим залом, тоже было несколько заболевших. И здание оказалось полностью оцепленным. Так что у меня не было возможностей даже тайком тренироваться в своем зале. И вообще — я старался меньше выходить из дома, чтобы не принести домой болезнь. Поэтому тренировался дома и на даче. Ну да — обидно, что проиграл бой. Но я нанес Блэйдсу намного больше урона. Я вышел из боя без царапин и без ощущения, что я чего-то пропустил. А он пропустил очень много. С него капала кровь после первого же моего удара. Так что по урону выиграл я. А по раундам со счетом 3-2 выиграл он.

Ну, и еще такой момент, который мне непонятен. Перед боем к нам в раздевалку зашел рефери Херб Дин. Он сказал, что если не будет активности в партере, то он сначала предупредит, а потом поднимет в стойку.

— И он сделал это ровно один раз.

— Да. Но было много ситуаций, когда Кертис ничего не мог сделать, потому что я его заблокировал, а рефери не поднимал. Он продолжал смотреть. Видимо, ему нравилось, ха-ха. Если по моему лицу смотреть, то вы никакого урона не заметите после 25 минут боя. Вот встать из-под Блэйдса было тяжело, тут я ничего не говорю.

— Он вам три раза подряд сильно пробил локтем в голову. Такая серия год назад выключила Алистара Оверима.

— Я эти удары вообще не почувствовал!

— Ходите нормально?

— А почему должен ходить плохо?

— Он вам в первом раунде раз десять пробил коленом в ягодицу.

— А, да эти удары я вообще не чувствовал. У него не получалось бить. Меня вообще удивило, что у него ударной силы нет никакой. И я по этому поводу перестал переживать. А я ему хорошо попадал.

— Не считаете, что ошиблись, приняв этот бой?

— Нет. Я не вижу смысла оправдываться тем, был у меня тренировочный лагерь или не было. Я профессиональный боец компании UFC. И я вижу, какого труда стоит UFC организовывать турниры в это время. Наверное, в три раза сложнее, чем обычно. Даже на простом примере: для нас сняли весь отель целиком, чтобы не было других постояльцев, — только бойцы и их команды. 

— Вы были такой свежий после боя, что я даже пожалел, что бой не продолжался восемь раундов.

— А-ха-ха-ха-ха! Если честно, я тоже! А лучше бы десять! Даже на домашних тренировках очень хорошо поработал над функционалкой. Не хватило силовой подготовки — это тот этап, который я пропустил, в домашних условиях его пройти было нельзя. Плюс не было достаточной спарринговой работы с борцами. Да, пропустил проходы. Но у меня не было мысли, что я не пропущу ни одного прохода. Я понимал, что это случится. Вообще у нас изначально план был какой: привезти в Москву Кенни Джонсона (тренер по борьбе из США. — «Матч ТВ») с американскими борцами — и каждый вечер с ними бороться, а утром делать свою работу. И все. Но даже без этого, дома подтягиваясь и отжимаясь, у меня получилось выступить хорошо по крайней мере с точки зрения функциональной готовности.

— Заходили в свой инстаграм сейчас? Читали какие-то комментарии?

— В директ зашел. Прочел слова поддержки от своих знакомых. Комментарии пока не читал. Но я представляю, что там написано.

— А как думаете — что?

— Я думаю, многие написали, что рады тому, что Кертис меня переехал. Но «переехал»-то в кавычках, потому что нифига он меня не переехал. Понятно, что навыки борьбы у него выше. Понятно, что я пропустил эти проходы. Но никакого урона он мне не нанес. По большому счету он сделал эти четырнадцать бросков — и за это ему дали победу. А не за то, что он меня избил или поставил в какое-то положение, в котором он мог закончить бой досрочно. А я его в такое положение поставил.

— «Да ты нулевой пациент! Ни в стойке, ни в борьбе! Щерься дальше своей улыбкой — может, напугает кого!» — это один типичный комментарий. Вот другой: «Чисто шпала беспонтовая. Все пять раундов как дура валялась. Даже зарубиться не мог нормально! А ноги где твои были? База твоя? Короче, Саша, ну его нафиг! Иди к семье, тренируй детей, а то убьют так, лобочес ты трехметровый». Реально — столько злых комментариев от людей после такого боя!

— Я окей с этим, меня это никак не задевает. Я понимаю, что люди, которые это пишут, зачастую мало что из себя представляют хотя бы даже в той работе, которой сами занимаются. Поэтому их радуют неудачи других людей. На эту тему есть такая у Нойза Эмси песня: «Чужая слабость не делает тебя сильнее». Но вообще их комментарии в моем инстаграме — это тоже активность, так что пусть пишут. 

Волков едва не дожал самого сложного соперника в карьере. Фото: © Chris Unger / Contributor / UFC / Gettyimages.ru

— Как вы намерены теперь добираться домой? 28 июня будет прямой вывозной рейс из Нью-Йорка в Москву.

— 28-го это слишком далеко. Неделю здесь делать нечего. Мы хотим улететь 22-го. И если все будет окей с пересадками в Европе (у нас не у всех есть шенгенские визы), то мы с несколькими пересадками прилетим в Минск. А из Минска будем добираться до Москвы уже своим ходом.

— Какой бой вам теперь интересен и когда вы хотели бы вернуться?

— Кто сейчас свободен? Алистар Оверим и Уолт Харрис. Наверное, эти два бойца актуальны для меня. Надо еще понимать, что будет в Москве. Я пока не знаю даже, надо ли мне будет две недели после возвращения провести в карантине или не надо. Но условно — в сентябре я уже готов буду подраться.

— Ну, я надеюсь, что подготовка к следующему бою все-таки будет проходить не в детской комнате вашей квартиры, где есть турник и гиря. Гиря на 16 килограммов, кстати?

— У меня весь набор гирь — от 16 до 32 кг. А какой подготовка будет — да как получится. Я понимаю иронию, но повторю: в тех условиях, что были, я сделал все что мог. И ни о чем не жалею. Ну, вы видели, в какое состояние я привел Кертиса Блэйдса: он говорить не мог после боя. А я вышел из боя — капец, ну вот еще полраунда дайте мне хотя бы! 

Читайте также: