Валерий Медведцев: «Вообще не хочу больше знать, что такое биатлон»

Бывший старший тренер женской сборной России по биатлону Валерий Медведцев рассказал, почему более не видит себя в национальной команде, а также подтвердил наличие конфликта с главным тренером Александром Касперовичем.

– Это ваше окончательное решение?

– Знаете, на тренерском совете в Тюмени, который проводился по итогам сезона, я разговаривал с одним из наших старых тренеров, и как раз он сказал мне о том, что руководить национальной командой конечно же должен человек, который способен передать спортсменам не только опыт собственных побед, но и донести до них, что победы складываются из мелочей. И который знал бы все эти «мелочи», прошел их на своей шкуре, – сказал Медведцев. – Таких тренеров у нас сейчас просто нет. Приходил Юрий Кашкаров – неугоден. Рвался работать Сергей Тарасов –неугоден, Владимир Аликин – тоже неугоден. Сейчас неугоден оказался я. Почему это происходит – понятно. Люди, которые способны побеждать на Олимпийских играх и чемпионатах мира, как правило непростые, каждый со своим характером, ни перед кем не преклоняются, поэтому таких и не любят. Но мы потому и добились результатов в спорте, что не боялись брать ситуацию на себя, принимать решения, отвечать за них.

– В какой момент вы поняли, что к руководству основной командой вас не подпустят?

– Конфликт с главным тренером у меня случился в самом начале сезона, когда я представил свой план работы. Касперович мало того, что отверг его сразу, но и при каждом удобном случае говорил спортсменкам, что никакого результата по моей методике достичь невозможно в принципе, что такой работы никто из них не выдержит, а значит и не «побежит», и что у тех, кто станет со мной работать, все будет очень плохо.

Для меня все это было достаточно неожиданно: до моего прихода в сборную мы с Касперовичем много общались, всегда находили общий язык. А тут – как отрезало: после того, как я представил план работы, меня тут же вызвали в Москву – объясняться. Я дал объяснения по всем пунктам, подробно рассказал, почему хочу выстроить подготовку именно таким образом, вроде бы все успокоилось. Но сразу после этого Касперович своим решением разделил команду на две части. Мне же сказал: вот этих спортсменок не трогать, они будут тренироваться с Виталием Норицыным, а из остальных можешь выбирать, кого считаешь нужным.

Собственно, тогда я и понял, что руководить основной женской сборной главный тренер мне просто не позволит. Просто потом начались проблемы и с моей группой тоже: Касперович стал давать указания: вот здесь сделаешь такой контрольный тест, здесь – такой. Сначала я пытался объяснять, что тесты на данном этапе не вписываются в подготовку команды. Что если их проводить, значит, нужно перекраивать весь план работы. Главный тренер стоял на своем: я сказал, значит, ты будешь это делать. Вот и вся причина конфликта.

– Предложение возглавить женскую команду вам сделал президент СБР Александр Кравцов. Более того, дал определенные гарантии. Почему вы ни разу не пытались встретиться с ним, когда по ходу сезона ситуация стала меняться?

– Мне казалось, что президент СБР должен был сам поговорить с тренерами, с каждым отдельно. Раз он не посчитал нужным это сделать, значит, полностью полагался на точку зрения Касперовича. Тот доносил ее до президента в той форме, которую считал нужной, нам же сразу дал понять: я главный, как скажу – так и будет. Ну, а я – не тот человек, кто будет прыгать через чужие головы ради собственного благополучия.

– А вам не приходило в голову, что главный тренер, формально став администратором, просто страдает от недостатка практической работы? Вот и пытается это компенсировать лично руководя тренировочным процессом через тренера-марионетку, сколь бы грубо это не звучало?

– Беда была в другом. В том, что главный тренер, принимая по сути абсолютно все решения относительно женской команды, не нес за них абсолютно никакой ответственности. Я же с самого начала придерживался той позиции, что если меня пригласили, если я принял предложение, то тем самым взял на себя ответственность как за результат, так и за его отсутствие. А не просто пришел в команду попробовать свои силы без каких бы то ни было обязательств.

– Вы допускаете, что когда-нибудь снова вернетесь в сборную?

– Нет. Вообще не хочу больше знать, что такое биатлон. Не хочу больше работать в нем ни в каком качестве – даже удалил свои аккаунты из всех биатлонных групп в социальных сетях. Буду заниматься семьей, сыном, буду его тренировать. Он хочет бегать, ему нравится. С другой стороны, он на гитаре хорошо играет – может, рок-музыкантом станет. Все это, честно говоря, грустно. Я не хотел, конечно, так расставаться. Потому что, на самом деле, у меня есть опыт, есть знания. Да и девчонки у нас на самом деле неплохие.

– Видимо, они все-таки недостаточно хороши, раз вы намеревались прекратить с ними работать еще до того, как сезон был официально завершен.

– Работать я перестал совершенно по другой причине. Могу повторить: я не считаю возможным в каком бы то ни было формате продолжать сотрудничать с Касперовичем в рамках одной команды – просто не вижу смысла. Если мои спортсмены будут страдать лишь потому, что я кому-то не нравлюсь, значит, мне лучше уйти. Сейчас я смотрю на ситуацию именно так.

Источник: Спорт-экспресс
  • sportbox.ru
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях