«В Корее меня могут назвать Иль Шин — «первый Бог». Эксклюзивное интервью Тимофея Лапшина

«В Корее меня могут назвать Иль Шин — «первый Бог». Эксклюзивное интервью Тимофея Лапшина

Бывший российский биатлонист — о том, почему перебрался в Южную Корею, какое имя может быть написано в его новом паспорте и как провел первый месяц в столице Олимпиады-2018. 

Карьера Тимофея Лапшина в сборной России получилась не очень продолжительной, но яркой: несколько личных подиумов на этапах Кубка мира и два эстафетных золота в сезоне-2014/15. А в перерыве между ними — странный отбор в Сочи-2014. Предолимпийский сезон Тимофей начал на этапах Кубка IBU, выиграл три гонки и отправился на Ижевскую винтовку, где занял второе и четвертое место в спринте и индвидуальной гонке, соответвенно. Но тренеры решили, что для попадания в основу этого недостаточно. И предоставили последний (и, по сути, единственный) шанс — этап Кубка мира в Антхольце. Лапшин стал лучшим среди россиян, с одиннадцатым результатом в спринте и шестнадцатым — в преследовании. Не олимпийский уровень, — решили в сборной и оставили Тимофея без поездки в Сочи. После он несколько раз пытался перезапустить карьеру, временами — вполне успешно, заслужил похвалу от Рикко Гросса, а потом неожиданно пропал.

— Вы исчезли из сборной почти год назад. Что пошло не так?

— Сложный вопрос. Думаю, немножко перегрузился. Сам, конечно, виноват, сам повышал интенсивность, за что потом и поплатился. Сейчас готов признать свои ошибки. Тогда было огромное желание показать результат, поэтому тренировался с двойной силой. Где-то форсировал подготовку, хотя тренеры говорили, что надо быть поспокойнее. Но я не мог. Это когда карьера только начиналась, само попадание на этап Кубка мира было достижением, в сборной уже чувствовал ответственность и хотел чего-то добиться. В итоге получилось, что не попал ни в основной состав, ни в резервный.

— Но вы же занимались биатлоном все это время?

— Да. Тренировался с командой Тюменской области. Регион покрывал все расходы. Мы сами выбирали место для сборов. Работал по плану своего тренера Юрия Акимовича Федоренко. Очень помогал мне и всей команде Андрей Алексеевич Волков. И я очень благодарен Тюмени за эту поддержку. За то, что верили в меня.

— Почему все закончилось?

— В Тюмени взяли курс на омоложение. И решили не продлевать со мной контракт. 

— И тут в Корее начали собирать команду.

— Да. У меня был выбор: либо искать новый регион, либо новую сборную. Но нужно понимать, что в случае с новым регионом, я рисковал остаться без Олимпиады. Нужно было потратить около года, чтобы вернуться в команду. Я уже все это проходил перед Сочи. Не хотел, чтобы это снова повторилось — когда ты бьешься, бьешься, а результатов нет. Не хочу, чтобы подумали, что я кого-то виню в своих проблемах. Нет. Мог сам лучше выступать. И не было бы вопросов и сомнений. У меня был шанс в Антхольце, но я его не использовал. Это пройденный этап. Сейчас хочу сконцентрироваться на том, чтобы выступать за сборную Кореи и показывать высокие результаты. Для меня это шанс реализовать свой потенциал. Мне нужно это сделать, чтобы потом жить спокойно.

— Когда вы сможете выйти на старт под корейским флагом?

— Я только сегодня получил паспорт. Процессы небыстрые. Нужно теперь, чтобы IBU подтвердил переход. В заявку на личные гонки в Пхенчхане я не попал. Возможно, это даже к лучшему — выходить на спринт в горячке было бы не очень правильно. К тому я уже дней десять, наверное, винтовку не держал в руках. Разбирались с документами, все время в разъездах. Бумажная волокита не давала толком тренироваться. Еще и отравился. Несколько дней температура было, плохо себя чувствовал, даже потерял в весе. Состояние не самое хорошее, мягко говоря. Не так хотелось бы начать выступление в Кубке мира. Но, может, выйду на эстафету.

https://www.instagram.com/p/BRIT3_FAaTx/?taken-by=timo_lapshin&hl=ru

— То есть карантин, на котором часто настаивают федерации, отпуская спортсмена, вам не понадобится?

— Нет. В СБР не стали препятствовать моему переходу. Я очень благодарен за это руководству федерации. И, конечно, благодарен всем, кто приложил руку к моему становлению как спортсмена в России.

— Анна Фролина получила вместе с гражданством фамилию Со (в переводе — «пришедшая с Запада») для местного пользования. Как вас будут называть в Корее?

— Есть один вариант. Но пока не уверен, что его используют. Остается половина моей фамилии — Шин, а имя будет Иль. Шин у них переводится как «бог», а Иль — значит, «первый».

— Сколько слов вы знаете по-корейски?

— Я учил. Мне нужно было отвечать на вопросы, рассказывать о себе. Немножко знаю. Но воспринимать на слух достаточно тяжело. Говорят очень быстро, слова сливаются. Много похожих слов, все зависит от произношения. Одно слово, например, может значить и «глаза», и «солнце». Плюс, у них иероглифы. С ними я пока не разбирался. 

— А корейцы уже могут говорить по-русски?

— Русский и корейский — сложные языки. Пытался объяснить что-то из нашей грамматики местным, очень тяжело. Но некоторые ребята быстро схватывают и даже говорят практически без акцента. Даже в России не все так могут.

— Что вы вообще знали о Южной Корее, когда принимали предложение?

— Практически ничего не знал. Знал только, что здесь производят машины и Choco Pie. Конечно, здесь все другое. Язык другой, культура другая, еда. Думал, кстати, что именно с едой будет больше всего сложностей. Но мне понравились местные блюда — самгепсаль и пульгоки. Это обычное мясо, жареное, которое готовишь сам, прямо за столом. Кимчи — национальное блюдо, капуста с острой начинкой. Тоже вкусно.

— Со своей будущей командой, не россиянами, а корейцами, успели познакомиться?

— Еще в декабре. Я прилетел сюда месяц назад, на чемпионат Кореи. Но меня не допустили, потому что на тот момент еще не было паспорта, а чемпионат закрытый. Пробежать мне не дали, зато посмотрел, какой здесь уровень. Конечно, слабый. У них приоритеты расставлены немного иначе. Кубок мира не главное. Важнее — местный чемпионат и Азиатские игры. Биатлон не очень популярен. По телевизору его не показывают. Надеюсь, у нас получится привлечь внимание.

У местных спортсменов неплохие данные. Они очень уважают тренеров и более опытных спортсменов, ко всему прислушиваются. Уважение к старшим, и по возрасту, и по званию, здесь проявляется во всем. За столом, когда выносят большую тарелку риса, например, первым набирает самый старший. Младший будет есть то, что останется. Когда тебе наливают какое-то питье, стакан нельзя ставить на стол, его нужно держать в руке. А чтобы проявить уважение к тому, кто тебя угощает, нужно обязательно придерживать одну руку другой.

— Годы начисляются так же, как у нас?

— Нет. Здесь человеку исполняется год в тот самый момент, когда он рождается, то есть все корейцы как бы на год старше реального возраста.

— Вы будете жить и тренироваться в Корее?

— Здесь всего один стадион на всю Корею — Пхенчхан. Сидеть все время на месте невозможно. Есть тренировочный план. Большая часть подготовки будет в Европе, может быть, даже в России. В конце августа запланирован сбор в Новой Зеландии. Его оплачивает министерство спорта. Он обязательный. Это будет горный снежный сбор, интересно покататься там на лыжах, будет много специальной работы.

https://www.instagram.com/p/BHG200DDaat/?taken-by=timo_lapshin&hl=ru

— Ваша жена Ольга Абрамова выступает за сборную Украины. Не было варианта присоединится к этой команде, чтобы не уезжать так далеко?

— Вариант был, но там немножко не получилось.

— Вы же понимаете, что сборная Южной Кореи по биатлону — скорее всего, олимпийский проект, и после Пхенчхана-2018 все может закончится?

— Не согласен. Мне кажется, они хотят развивать биатлон. И будут работать на перспективу. Следующая Олимпиада — в Китае. Это их прямой и самый главный конкурент. Думаю, они нацелены на результат и там тоже.

— Какие виды спорта популярны в Корее?

— Самый популярный — гольф, потом — шорт-трек, наверное. Коньки смотрят и всякие единоборства. Включаю телевизор — и только на эти соревнования попадаю.

— А футбол? Вы же болеете за «Спартак». Как вы теперь без любимой команды, еще и в таком сезоне?

— Почему без команды? Я всегда с командой. Я же не всегда буду в Корее. Большую часть времени мы все равно будем проводить в Европе. Квартира у меня в Московской области, поэтому, может, даже на матчи смогу заезжать в свободное от своих тренировок время. Сегодня мне даже Артем Ребров написал, что будет следить, успехов пожелал. На самом деле, в сборной Кореи почти все русские за «Спартак» болеют. Очень правильная компания собралась.

https://www.instagram.com/p/9k-hSrDRJ3/?taken-by=timo_lapshin&hl=ru

— Вы можете сказать, что сейчас получили то, что хотели?

— Я получил то, что хотел, но не так быстро, как хотел. Пока нет ощущения стабильности. Да, я рад, что получил паспорт. Но гораздо приятнее было бы получить его в ноябре-декабре, как планировалось изначально. Мне трудно сказать, почему возникли сложности в получении гражданства. Но такое бывает. Понимаете, было очень тяжело просто смотреть и ждать. Когда ты понимаешь, что можешь бегать, что находишься в неплохой форме, но вместо этого сидишь и тупо ждешь. Этот сезон я уже считаю потерянным. Мне нужно просто вспомнить, как это — соревноваться. На какие-то результаты прямо сейчас, конечно, не надеюсь. Но верю, что в следующем сезоне все будет по-другому.

Текст: Марина Крылова

Фото: РИА Новости/Константин Чалабов, РИА Новости/Андрей Аносов/СБР

Еще больше биатлона на «Матч ТВ»

5 промахов IBU, за которые нужно бежать штрафные круги

«Обидно слышать, что надо сделать как у немцев, когда мы придумали это 20 лет назад». Гонка вооружений в биатлоне

«Если начну качаться, тогда всем хана». Губерниев отвечает на вопросы зрителей «Матч ТВ»

«Бегали с Йоханнесом Бе по юношам – были сильнее него на две головы». История Максима Цветкова

7 падений в биатлоне, которые плохо закончились

Почему четверо российских спортсменов выступят на Олимпиаде за Южную Корею

«Два-три года назад мне нечего было делать на Кубке мира». История Антона Бабикова

Кто должен зажечь на олимпийской трассе

Молодой Фуркад, нарушение Бьорндалена и много луж. Биатлон в Корее восемь лет назад

Поделиться в соцсетях: