5 промахов IBU, за которые нужно бежать штрафные круги

Как Международный союз биатлонистов теряет авторитет в попытке угодить всем и сразу.

24 февраля Союз биатлонистов России должен добровольно отказаться от чемпионата мира-2021 в Тюмени. «Матч ТВ» объясняет, чем это грозит биатлону и находит другие, не менее спорные решения IBU. 

Тюмень

Право на проведение чемпионата мира-2021 Тюмень получила 4 сентября 2016 года на очередном конгрессе IBU. На тот момент спортивная общественность вовсю обсуждала доклад Ричарда Макларена, посвященный проблеме допинга в российском спорте. А ВАДА и МОК уже выпустили свои рекомендации об отмене крупных соревнований на территории России. Но Андерс Бессеберг был краток: «У меня нет никаких сомнений, что Тюмень заслуженно выиграла избирательную гонку. Там все готово к проведению чемпионата даже сейчас. „Жемчужина Сибири“ уже принимала крупные соревнования, поэтому организационному комитету явно по силам эта задача. Антидопинговая ситуация на выбор города-хозяина чемпионата мира никак не влияет».

Через полгода все изменилось. Чемпонат мира в Тюмени вдруг начал противоречить кодексу ВАДА, потому Бессеберг предложил СБР добровольно отказаться от соревнований. «Есть риск того, что IBU объявят не соответствующим нормам и правилам ВАДА. Мы однажды подписали и одобрили кодекс антидопингового агентства, а, значит, обязаны его соблюдать», — объяснял президент организации перемену настроения. В России эти аргументы посчитали неубедительными.

Решение и правда странное. И как минимум недальновидное. Интерес к биатлону в Европе медленно, но верно падает. Об этом говорит в том числе и официальная статистика IBU. Два года назад каждую гонку смотрели в среднем 7 млн. человек. В прошлом году показатели едва дотягивали до 5 млн. Грустная статистика пока не распространяется на Россию. Здесь биатлон смотрится на одном уровне (а иногда даже лучше) с футбольными еврокубками. А СБР организует фан-туры на этапы Кубка мира. Но, обижая российских болельщиков отказом, Международный союз биатлонистов рискует потерять крупнейший рынок. Кроме того, забирая соревнования у Тюмени, IBU наказывает не тех, кто фигурирует в докладе, а условных Бабикова или Цветкова, которые через четыре года будут лидерами российской сборной. При этом к ним, как и ко всей действующей команде, никаких претензий нет уже сейчас.

Логинов

Александр Логинов в этом сезоне едва ли не самый обсуждаемый человек в мировом биатлоне. Постарался Мартен Фуркад, который никак не может простить ему эритропоэтиновую дисквалификацию. Александр, к сожалению, не первый российский спортсмен, попавшийся на допинге. Правда, остальные после новостей из ВАДА и CAS решили завершить карьеру. В истории Логинова эритропоэтин случился в тот момент, когда эта карьера только начиналась. И пока Александр будет выступать, ему будут припоминать его ошибки. IBU по силам сделать так, чтобы тон этих напоминаний был не таким резким. Но в организации предпочли отстраниться от ситуации. И только перед открытием чемионата мира в Хохфильцене Бессеберг сухо отметил: «Логинов отбыл наказание. И теперь имеет равные со всеми права». В этот момент его уже никто не слышал. В итоге — столкновение в эстафетном коридоре и демонстративное недовольство друг другом на цветочной церемонии.

На первый взгляд, когда Фуркад и Логинов столкнулись, правил никто не нарушил. Но, на самом деле, официальное предупреждение должны были получить оба: Александр — за то, что вовремя не освободил коридор, Мартен — за то, что размахивал палками. Но мы поним: в IBU предпочли отстраниться от ситуации.

Почему Логинова не хотят видеть на соревнованиях, а Шарапову ждут уже сейчас

Глазырина

О том, что Екатерина Глазырина, скорее всего, упоминается во второй части доклада Макларена, журналисты догадались сразу после его публикации. Но Катя продолжала выступать на этапах Кубка мира. СБР старательно заявлял девушку на соревнования, IBU заявку принимал. Схема сработала и перед чемпионатом мира. Но перед первой личной гонкой у женщин появилась информация, что Глазырина должна покинуть расположение сборной. Международный союз биатлонистов решил отстранить спортсменку, которой пару дней назад сам же разрешил выступать. Еще раз напомним: «список 31», на основании которого было принято решение, появился еще в декабре 2016 года. Позицию российской стороны необязательно принимать, но понять можно: исключить Глазырину из сборной — значит признать, что у нее есть проблемы. Не метод СБР. Здесь даже после отстранения сначала говорили что-то невнятное про «тактический ход», потом — про «неважное самочувствие». Понять, чем в этот момент руководствовались в IBU, невозможно.

Коукалова

Если Фуркад раз за разом повторяет, что во всей российской сборной его раздражает только Александр Логинов, то спортсмены из Чехии во главе с Габриэлой Коукаловой потеряли доверие и к команде, и ко всем болельщикам. И не стеснялись публично озвучивать свои подозрения и даже страхи. «Я пытаюсь свести к минимуму любой риск. Это необходимо, потому что каждый из нас получает письма с угрозами. В том числе с угрозами подсыпать что-нибудь в еду. Главным образом, это связано с реакцией российской стороны на то, что мы высказались против допинга», — рассказывала в интервью чешским журналистам Коукалова.

У IBU эти слова должны были вызвать как минимум тревогу и стать поводом для серьезного расследования. Но пока разговаривает только Коукалова. Молчаливое согласие IBU говорит об одном: у организации нет четкой позиции по главной проблеме. А все решения принимаются стихийно.

Письмо спортсменов

Слабость IBU почувствовали и спортсмены. Отличный повод, чтобы громче заявить о своих правах и претензиях. Так появилось письмо с требованием ужесточить наказание за употребление допинга. Хорошая инициатива. А вот методы, которыми она продвигается, не очень. Стоит IBU засомневаться в справедливости некоторых пунктов, как начинаются угрозы и акции протеста. Михал Шлезингр намекает на бойкот соревнований, Мартен Фуркад демонстративно покидает собрание, на котором представители IBU объясняют, почему не спешат с выводами по докладу Макларена и не могут принять решение прямо сейчас. В ответ Андерс Бессеберг собирает внеочередной конгресс, на котором обещает внимательнее относиться к требованиям биатлонистов и предлагает России добровольно отказаться от чемпионата мира в Тюмени. Эта попытка снять с себя ответственность может стоить очень дорого, потому что вместе с ней Международный союз биатлонистов теряет авторитет.

Текст: Марина Крылова

Фото: globallookpress.com, РИА Новости/Евгений Тумашов, РИА Новости/Алексей Филиппов

Еще больше биатлона на «Матч ТВ» 

Почему чемпионат мира по биатлону – главное зрелище этой зимы

Чемпионат мира, каким вы его не видели

Что происходит со сборной России по биатлону? 5 главных вопросов

«Обидно слышать, что надо сделать как у немцев, когда мы придумали это 20 лет назад». Гонка вооружений в биатлоне

  • sportbox.ru
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях