«Ни один баскетболист не поступил бы как Кокорин и Мамаев». Интервью Алексея Шведа

«Ни один баскетболист не поступил бы как Кокорин и Мамаев». Интервью Алексея Шведа

Защитник «Химок» Алексей Швед дает интервью корреспонденту «Матч ТВ» Антону Соломину.

  • Зачем Шведу розовый рюкзак с пятью колодами игральных карт?
  • Как домашний пес помогает ему в баскетбольных тренировках?
  • В каком городе США он хотел бы жить?
  • Почему не помнит, сколько очков набрал в главном матче карьеры?
  • Зачем ходить в казино, если не любишь играть на деньги?

– Говорят, что в самой баскетбольной семье России даже кошка – баскетболистка: иногда бросаете ее в кольцо. Это же неправда?

– Шутка, конечно. А вот мой домашний пес действительно тренировался вместе со мной. Собаки же любят бегать – вот Умка и гонялся за мной во время пробежек, пока не уставал. Когда я с мячом занимался, он тоже со мной выходил. Дети подбегали, а он им мешал у меня мяч отбирать.

– Олимпийский чемпион-1988 Сергей Тараканов не любит смотреть записи своих матчей, потому что потом во сне машет локтями и не дает жене спать. Вы тоже старые игры не пересматриваете?

– Очень редко. Пару раз смотрел нарезки с Олимпиады в Лондоне. Но не свои нарезки, а командные. Иногда посмотреть игру целиком бывает просто необходимо. Например, во время плей-офф, когда проводишь несколько матчей подряд с одним соперником, просмотр первых игр серии помогает готовиться к следующим. А вообще у нас и так на тренировках видео почти каждый день – куда уж больше-то смотреть.

– Правда, что вы не помните свой личный снайперский рекорд в играх за сборную России?

– Наугад скажу – 25 очков.

– Верно. А в каком матче?

– Честно, не помню!

– Матч за третье место в Лондоне с Аргентиной – первая олимпийская медаль в истории сборной России, ваш главный матч в карьере.

– Помню только, что набрал против Аргентины больше 20 очков. У меня даже где-то дома листок со статистикой того матча лежит. Хотя вообще я не любитель каких-то баскетбольных сувениров – дома у меня ничего не хранится. Даже ни одной игровой майки нет! Форма сборной России, ЦСКА, клубов НБА, «Химок» – все раздал друзьям и знакомым.

– Розовый рюкзак в НБА вы носили?

– Да. Но в «Миннесоте» как-то не сильно меня испытывали – может, потому что мне уже было не 18 лет, а 23. Первые несколько месяцев вообще ничего не было, потом дали этот рюкзак – все-таки в тот сезон я был единственным новичком в команде. Все баскетболисты во время перелетов играют в карты. Вот в этом розовом рюкзаке я им карты и носил. По пять колод брал сразу, следил, чтобы не изнашивались. На игры с рюкзаком не нужно было приходить – он у меня лежал все время в машине, а брал я его только в самолет.

– Не очень-то вас прессовали.

– Все понимают: это всего лишь способ поддержать командный дух. Хотя в других клубах, знаю, новичкам доставалось посерьезнее. Давали игрушечную детскую коляску, сажали туда пупса – и человек должен был приезжать на матч с этой коляской. Зашел в раздевалку – поставил рядом со своим шкафчиком. И так весь год.

– Серьезно?

– Да. У Сергея Карасева спросите!

– На арене «Голден Стэйт» недавно появилась туалетная бумага с портретом Джавэйла Макги.

– Нет, до такого у нас не доходило. Главное, чтобы это все было в шуточной манере и не переходило в какую-то жесть.

https://twitter.com/TheCity73/status/843777741719855105

– Вратарь «Зенита» Андрей Лунев оставил первую серьезную зарплату в стрип-баре.

– Очень плохой способ потратить первую зарплату. Что я сделал с первыми большими деньгами? Не помню даже. Но соблазнов никаких не было. Деньги же можно не только тратить, но и откладывать. Любой спортсмен должен думать о семье и о будущем. Что рано или поздно завершишь карьеру и надо будет жить дальше.

– Это вы в 28 лет так рассуждаете, а в 18?

– Ходили, конечно, в рестораны и другие разные места потусить. Но чтобы кидаться деньгами – до такого точно не доходило. Очень тяжело эти деньги даются, чтобы вот так их отдавать.

– Значит, на поступок Александра Кокорина и Павла Мамаева вы не способны?

– Да ни один баскетболист такого не сделал бы! Ну, по крайней мере, ни один из моего окружения. Есть же много других вариантов, как потратить деньги или вложить. О родителях тоже надо заботиться. Папа с мамой научили меня играть в баскетбол. Им я обязан всем, что у меня сейчас есть.

– Главный тренер сборной России Сергей Базаревич говорит о вас: «Для него мяч – как игрушка для ребенка». Что он имел в виду?

– Что я постоянно играю с мячом в руках. А как только у меня его забирают, становится уже не так интересно. С детства любил играть один на один. На улице же нет всех этих комбинаций, как в профессиональных клубах – каждый просто делает, что умеет. И кумир моего детства Аллен Айверсон – тоже такой игрок, который на площадке мог сам все сделать. Ему никто не нужен был, чтобы создать момент. Он мог сказать: «Ну-ка, ребята, разойдитесь, я все сделаю сам».

– В команде сейчас с кем-нибудь рубитесь?

– Ой, у нас в тренер очень любит устраивать «один на один» по всей площадке. Играем в «Химках» два-три раза в неделю. Только это уже больше не соревнование, а физическая нагрузка. Когда постоянно носишься по всей площадке туда-сюда – и так тяжело, в этот момент не задумываешься о том, что тебе надо быть первым.

– А соревнования по броскам с центра площадки в «Химках» есть?

– В прошлом сезоне были перед каждым матчем Евролиги. Скидывались на призовой фонд сами, причем тренеры тоже играли. Ставки прогрессирующие. Если забиваешь – проходишь в следующий раунд. Если не забил и хочешь продолжать – то должен еще больше поставить. Не хочешь продолжать – уходишь. Пару раз я сорвал банк. Хотя вообще не люблю играть на деньги. Захожу иногда в казино, но больше ради процесса. Поэтому крупных сумм ни разу не проигрывал.

Смотреть на YouTube

– В прошлом сезоне вы забили победный мяч в корзину ЦСКА в матче Евролиги. Особые ощущения?

– Просто радовался победе. Всегда интересно играть против сильных команд. А побеждать – тем более. Поддерживаю отношения с ребятами, с работниками клуба. Но какого-то специального настроя против них нет. Обыграть ЦСКА хотят все.

– Но в этом сезоне у «Химок» это не получилось ни разу – впервые за восемь лет. А вы пропустили оба матча.

– В первом круге я слег на неделю с температурой 38,5. А в этот понедельник не смог помочь «Химкам» из-за старой травмы ноги. Перед матчем попробовал выйти на площадку, но почувствовал боль. Решили сделать перерыв.

– Уже знаете, где проведете следующий сезон?

– Это секрет. Для всех, и для меня в том числе. Не скрываю, что хочу вернуться в НБА. Мой нынешний контракт действует и на следующий сезон, но в нем есть опция выхода. Одно знаю точно: ближайшие два месяца я играю за «Химки». А потом, если появятся предложения – будем думать.

– Вы уже играли в Миннеаполисе, где зимой холоднее, чем в Москве. Теперь хотите куда-нибудь потеплее?

– Вообще из американских городов больше всего нравится Лос-Анджелес. Там знакомые и друзья, будет с кем повидаться и поужинать. Да, есть такой фактор, что хочется жить там, где всегда тепло. В Хьюстоне я просыпался – и с утра зимой видел на градуснике +30. Но если ты все время сидишь на скамейке, тебе все равно, какая температура на улице, и солнышко будет не в радость. Тогда уж лучше поехать в холодную Миннесоту – лишь бы играть!

Текст: Антон Соломин

Фото: Getty Images, РИА Новости/Алексей Филиппов, БК «Химки»

Поделиться в соцсетях: