«Я не бастую – готовлюсь к следующей игре». Главный тренер сборной России может потерять работу

«Я не бастую – готовлюсь к следующей игре». Главный тренер сборной России может потерять работу

В турецком «Трабзонспоре», где работает Сергей Базаревич, в третий раз за сезон задерживают зарплату. На этот раз все серьезно: игроки объявили забастовку, а до следующего матча – четыре дня.

– Зарплату задерживают уже в третий раз за сезон, – рассказал главный тренер сборной России в интервью «Матч ТВ». – Причем дважды задержка составляла два с половиной месяца. В первый раз она была меньше, но все равно достаточной, чтобы игроки и тренеры могли разорвать контракт. В первый раз удалось как-то сгладить: все в команде понимают, ситуации бывают разные. Но во второй начались волнения. Это был январь, перерыв на Матч звезд чемпионата Турции – две недели между играми. Два игрока могли уйти: Джулиан Райт – в «Барселону», а Кенни Каджи – в «Эфес». Их можно было бы продать, но на их место тогда нужно было бы кого-то приобрести, а клуб сейчас находится под запретом ФИБА на регистрацию новичков.

В итоге, когда ситуация приблизилась к критической черте, долги снова погасили, состав мы сохранили. Но нельзя думать, что заплатили – и проблема решена. Такие истории бесследно не проходят. У «Трабзонспора» вместо четырех выходных получилось восемь. Конечно, нехватка тренировок сказалась в следующих матчах.

– У новой забастовки будут более серьезные последствия?

– В воскресенье мы играли на выезде, домой вернулись ночью после матча, в понедельник был выходной, на вторник запланирована тренировка. В этот же день у генерального менеджера клуба встреча в Стамбуле. Если решат вопрос – тренировка состоится. Если не решат – командной тренировки как таковой не будет. Хотя мы договорились, что в любом случае игроки будут поддерживать форму. Потому что все эти забастовки в итоге приводят к тому, что, когда надо играть, человек просто не готов.

– Насколько серьезно игроки и тренеры настроены сейчас? Как долго готовы ждать?

– Лично я не бастую – готовлюсь к следующей игре и хочу во вторник провести тренировку. С игроками у меня нормальный контакт, в воскресенье после игры разговаривал с ними, чтобы понимать, что происходит. Забастовка – их решение. Будем теперь ждать новостей из Стамбула – должно что-то решиться. Но игроки готовы идти до конца – пока не получат все долги. А если не получат – видимо, вообще покинут клуб. Один баскетболист уже сказал, что ждет до середины недели, а потом уезжает. Как долго согласны ждать остальные – не знаю.

– Сейчас «Трабзонспор» занимает в чемпионате 12-е место. С нормальным финансированием результат был бы выше?

– Команда с самого начала сезона была неправильно укомплектована. Из-за затяжек с подписанием контрактов некоторые игроки вообще за пять дней до первого матча приехали. Потом, когда поняли, что надо что-то делать, сказали мне: «Давай исправим». Дали гарантии, что сможем потратить такие-то деньги. Мы подписали Хорхе Гутьерреса (мексиканский разыгрывающий, три года назад выступал за «Бруклин Нетс» вместе с Андреем Кириленко, а потом скитался по фарм-клубам НБА – «Матч ТВ»). И выиграли с ним 6 матчей из 9 – не потому что он пришел и все решил, а из-за того, что он неплохой баскетболист, которого нам не хватало для организации игры. В итоге из обещанных мне денег мы потратили треть – и все решили, что и так хорошо. Но мы оказались в очень нестабильной ситуации, когда любая травма выбивала нас из колеи. Так в итоге и получилось. Сломался Гутьеррес, стали выбывать и другие игроки. А потом пошли еще и эти задержки зарплаты. Последние три-четыре игры провели в составе, который и близко не напоминает оптимальный – без трех игроков. И если кого-то еще как-то можно заменить, то на позиции четвертого номера у нас есть только Калеб Грин. А ему на прошлой неделе аппендицит вырезали.

– Баскетбольные «Реал» и «Барселона» надежно застрахованы от финансовых проблем, потому что находятся под крылом футбольных суперклубов. В «Трабзонспоре» разве не такая же ситуация?

– Она отличается тем, что в «Реале» и «Барселоне» президент футбольного и баскетбольного клуба – один и тот же человек. А у нас – разные. Финансирование по идее должно быть общее. Но на самом деле нет.

– В понедельник везде написали, что и вы больше не хотите работать в «Трабзонспоре».

– Я этого не говорил. Сказал, что хочу решения проблемы. А проблема действительно серьезная. Игроков можно понять, век спортсмена недолог, нужно зарабатывать. Для меня как для тренера в этом плане финансовый вопрос стоит не так остро. Хотя и важен, конечно.

На самом деле хочется не просто работать, а бороться за какие-то цели. По сути я наемный рабочий, но в моей работе есть большой эмоциональный момент. У клуба много болельщиков, в футболе входит в большую четверку Турции вместе с «Галатасараем», «Фенербахче» и «Бешикташем». В последнее время он ничего не выигрывал, но выходцы из Трабзона живут в каждом уголке страны, особенно много их в Стамбуле. Недавно играли там с «Дарюшшафакой» Дэвида Блатта – так за нас на трибунах болело больше людей, чем за хозяев! Зато дома уже два раза играли вообще без зрителей. Ребята тут горячие, иногда нападают на судей после матча – и в следующем сезоне этих же соперников пришлось принимать при пустых трибунах.

«Трабзонспор» – это имя, история. И обидно, потому что у команды есть потенциал, но случаются такие вещи. Невозможно добиться успеха, когда ты даже не можешь приобрести одного игрока для страховки от травм. Еще до того, как ФИБА наложила запрет, я был готов подписать трех игроков. Но в Турции все знают, что в «Трабзонспоре» могут возникнуть проблемы с зарплатой. И в итоге никто из этих троих не захотел рисковать. Получается, что имя-то у клуба есть, а распоряжаются им как-то не очень. Может хотя бы эта история как-то приведет к исправлению ситуации.

Текст: Антон Соломин

Фото: РИА Новости/Алексей Даничев, БК «Трабзонспор»

Поделиться в соцсетях: