«Баскетбольную карьеру начал, когда попался на глаза футбольному скауту». Единственный в России трехкратный чемпион Евролиги

Бывший центровой сборной России Алексей Саврасенко в интервью «Матч ТВ» рассказывает, как учил греческий язык по принципу «Тринадцатого воина», как в 17 лет попал в основу суперклуба и почему всегда нужно отвечать на удары исподтишка.

— Вы единственный российский трехкратный чемпион Евролиги — первый титул выиграли с «Олимпиакосом» в 1997 году, еще два с ЦСКА в 2006-м и 2008-м. Какая из трех побед ценнее?

— Наверное, в Праге, в 2006. К этой победе мы шли четыре года, все время подбирались близко, но никак не могли сделать последний шаг (ЦСКА четыре раза подряд выходил в «Финал четырех», а лучшим клубом Европы до Праги не становился 35 лет — «Матч ТВ»). Вообще у нас была очень классная, звездная команда. В ЦСКА я провел незабываемые годы.

— Правда, закончились они внезапно — прямо во время игры у вас случился конфликт с главным тренером Этторе Мессиной, из-за которого вам пришлось покинуть команду. Сейчас не думаете, что могли поступить иначе?

— Наверное, мог. Но никогда не стоит жалеть о том, что уже сделано — всегда нужно двигаться дальше, к новым целям. А с ЦСКА мы в итоге расстались очень хорошо. Клуб вообще всегда много для меня делал — и с переходом из «Олимпиакоса» решил все проблемы, и когда я играл в Москве.

— Победа в пражском «Финале четырех» — самый яркий момент карьеры?

— Наверное, все-таки самое невероятное — это золото чемпионата Европы-2007. В Праге было очень много радости, мы долго ждали победы в Евролиге, но все-таки она была логичной. А в то, что сборная России способна стать чемпионом Европы, не верил никто. Мы еще и в «группу смерти» попали — Сербия, Израиль и действующий чемпион Греция. Все думали, что мы на первом этапе и вылетим. Но — нет.

— Признавайтесь: что такого вам в чай подсыпал главный тренер Дэвид Блатт? Мотивация — это хорошо, но нельзя же на ней одной выиграть чемпионат Европы.

— Просто все совпало: все приехали в сборную в хорошей форме, без травм. И ребята реально хотели выиграть. А мотивировал Блатт и правда здорово. Все разговоры у нас были абсолютно доверительные, даже дружеские. Он не оскорблял никого. Кричать, конечно, приходилось — но всегда только по делу. Никогда не переходил на личности. Мы всегда знали, что можем к нему обратиться за помощью, за советом. Не чувствовали давления, что он наш тренер — просто выходили и делали, что умеем.

А еще Блатт — великолепный психолог. К каждому игроку находил свой подход. Перед матчем кому-то нужна серьезная накачка, а кому-то, наоборот, главное не «перегореть». Дэвид к каждому подходил и настраивал индивидуально.

***

— После завершения карьеры вы возглавляли департамент любительского баскетбола РФБ, но прошлым летом начали работать на высоком посту в структуре «Локомотива».

— Да, и это очень большая ответственность для меня. Спасибо президенту клуба Андрею Ведищеву, который предоставил мне возможность попробовать свои силы в такой серьезной и амбициозной организации. Пока у меня не так много опыта на этом посту, многим вещам я еще учусь и прислушиваюсь к тому, что говорит президент. Учитывая его опыт и то, чего клуб добился за последнее время, думаю, что у «Локо» впереди большие победы.

— Вы уехали в Грецию в 17 лет. Тяжелое было решение?

— Абсолютно нет. В таком возрасте всегда такие решения принимать легко. Что ты теряешь? Ничего. Все только начинается. Да и потом, когда в 17 лет получаешь предложение от «Олимпиакоса» — от такого обычно не отказываются.

— Как это вообще получилось? Сейчас трудно представить, чтобы 17-летнего пацана из России позвал к себе, скажем, «Реал». Да еще и гражданство оформил, чтобы этот пацан под лимит на легионеров не попадал.

— Все вышло чисто случайно. Была такая команда — «Импульс» Краснодар. Поехали мы с ними на турнир в Ставрополь, а там был скаут из Греции. Причем больше футбольный, чем баскетбольный. Увидел мой рост — он уже тогда был 213 см, все записал, уехал обратно в Грецию, рассказал там все про меня — вот меня и пригласили. Посмотрели недельку — и сказали: «Ждем тебя летом в «Олимпиакосе».

— И каково это — в 17 лет оказаться в суперклубе?

— Первое время было сложно, я тогда не знал ни греческого языка, ни английского. А в молодежке, куда я сначала попал, вообще были одни греки. Приходилось как-то потихоньку общаться, учить язык, привыкать.

— Как герой Антонио Бандераса в фильме «Тринадцатый воин»?

— Да. Поначалу греки только между собой общались, улыбались и смеялись. Потом до них дошло, что я все понимаю — перестали шутить. А вообще народ добродушный — приняли меня легко, помогали во всем. Тренер тоже помогал, чтобы я не чувствовал себя одиноко в чужой стране.

— Помните, как попали в основу, познакомились с легендарным тренером Душаном Ивковичем?

— Хорошо помню. Ивкович пришел на тренировку молодежки — и сразу сказал: «Хочу этого мальчика к себе в команду». В сезоне-1996/97 я играл за оба состава — за основной и молодежный. В основе были звезды — Фасулас и Тарлач. Но когда кто-то получал травму, меня брали на замену. Тот сезон стал одним из самых успешных в карьере. «Олимпиакос» тогда выиграл чемпионат и Кубок Греции, плюс «Финал четырех» Евролиги в Риме.

— Потом вы поиграли у Ивковича и в ЦСКА. Каким он был тогда в Греции и потом в Москве?

— В Москве с годами стал помягче, а в Греции был более эмоциональный — приходилось всегда быть начеку. Некоторым игрокам и года хватало с Душаном, люди просто заканчивали карьеру. А я с этим человеком провел шесть лет. Он во мне закалил настоящий бойцовский характер.

— Его в ЦСКА сменил другой тренер с репутацией диктатора — Этторе Мессина. С итальянцем после закалки Ивковичем было уже попроще?

— Никогда их не сравниваю. Оба — великие тренеры. Но с Этторе действительно было попроще — он более демократичный, часто советовался с игроками. Мог на предматчевой тренировке спросить, как лучше сыграть против того или иного соперника, давал ребятам высказать свое мнение.

***

— На стене вашего кабинета — фотография, где вы с Сергеем Быковым поднимаете только что завоеванный «Локомотивом» Кубок Европы.

— Да, это последний сезон моей карьеры. Он тоже был незабываемым — рад, что под конец удалось поиграть в родном Краснодаре. Меня и до этого приглашали в «Локомотив», и я был готов помогать клубу, но тогда все складывалось по-другому. Летом 2012 года главный тренер Евгений Пашутин снова позвал в Краснодар, хотя я к тому моменту уже решил, что пора заканчивать. Тут у «Локомотива» начались проблемы с центровыми — Григорий Шуховцов получил травму на сборе, и меня позвали еще раз. Тогда и понял, что теперь-то отказаться не могу. Надо было помогать Жене, с которым мы вместе играли за сборную, вместе становились чемпионами Европы.

— Вчера вы вместе выходили на паркет, а сегодня он ваш главный тренер. Тяжело перестроиться?

— С этим проблем не было. В команде он прежде всего главный тренер, а потом друг. Дистанцию я всегда соблюдал, на тренировке все же видят. Поэтому называл по имени-отчеству. Или «тренер», «коуч». Только так.

Смотреть на YouTube

— Ваш последний матч за «Локомотив-Кубань» тоже получился смазанным — из-за драки с Дмитрием Соколовым и удаления. Вы действительно такой вспыльчивый?

— Никогда не позволял себе неуважительно относиться к сопернику, никогда не бил исподтишка. Играл жестко, но в пределах правил. С другой стороны — я не допускал неуважительного отношения к себе. Если были захваты жесткие или удары по спине, по почкам — я никогда не пропускал, отвечал. Если хоть раз пропустишь — будут пинать весь сезон. Когда соперник провоцирует — надо найти момент и ответить. В большом спорте по-другому никак.

Текст: Антон Соломин

Фото: Euroleague, РИА Новости/Алексей Филиппов, РИА Новости/Руслан Кривобок, БК «Локомотив-Кубань»

  • sportbox.ru
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях